«Это был очень грязный бой»

«Это был очень грязный бой»

27-летний боец клуба «Eagles MMA» выиграл в главном бое турнира Fight Nights Global 73 в Дагестане. Поединок получился скандальным из-за неожиданной развязки: соперник Алиева бразилец Диего Брандао просто ушел из октагона во втором раунде. В интервью «Новому делу» дагестанский боец признался, что деталей поединка совершенно не помнит из-за тяжелого пропущенного удара, а просмотрев видеозапись, обнаружил, что превратился в Брандао...

— Ахмед, как настроение? Есть радость от победы или смешанные чувства?

— На следующий день после боя не было никакой радости. Сегодня уже есть. Несколько раз пересмотрел запись поединка. Когда я начал Брандао «перебивать» и попал ему в печень, он сделал проход, полежал внизу и уже искал выход из ситуации, чтобы аннулировали бой: начал кусаться, а потом вообще убежал из «клетки». И хотел выставить меня виновным во всем этом.

Я рад этой победе. Начало первого раунда, конечно, не в мою пользу было. Но все остальное время я доминировал.

— А почему начало осталось за бразильцем?

— План был — действовать вторым номером, дать ему поработать — «проваливать» его и только потом атаковать. Не знаю, что пошло не так, но в начале поединка я пропустил удар. Уже после него начал работать.

— А удар ощутимый был? Долго пришлось приходить в себя?

— Настолько тяжелый, что я из-за него и бой совсем не помню. Мозг был в отключке. Более-менее в себя начал приходить, можно сказать, когда Брандао убежал за «клетку». Я, оказывается, даже поднял одну из брошенных с трибун бутылок и запустил ему вслед. Брат зашел в октагон, стал поздравлять меня, я ему отвечаю: «Я драться хочу. Сейчас они аннулируют мой бой. Надо додраться. Пусть Брандао вернут в «клетку»». Потом в октагон зашел Камил Гаджиев (президент Fight Nights Global. — «НД»), и победу отдали мне. Присудили, как положено. Потому что Диего убежал. Так не делается — чтобы боец убежал из «клетки».

— Трудно вспомнить что-то подобное в истории ММА. Может, вы о таком слышали?

— Нет, естественно. Такого не было, насколько я знаю. Я — первый человек, который заставил соперника убежать из «клетки» (Смеется).

— Со стороны ваш бросок бутылкой вслед покинувшему октагон Брандао выглядел забавно — не актом агрессии, а шуткой. А вы какой смысл вкладывали в этот жест?

— Не помню же! Ночью после турнира домой доезжаю, мне друг — тоже боец Fight Nights Мовлид Хайбулаев — пишет: «Ты зачем бутылку кинул?» «Какую бутылку?!» — не понял я. «Посмотри, — говорит, — видео». Посмотрел, увидел.

Такой грязный бой получился! У меня никогда такого не было. Я всегда вежлив с соперниками. Но из-за того, что «в отключке» находился, наверное, я на Брандао был зол. И по пятой точке ему понадавал, когда он лежал в защите. Один из таких ударов нанес, когда уже судья «Стоп» сказал. В другом случае после приостановки боя я палец, что ли, показал Диего. Не знаю, что со мной было. В этом бою я играл роль Брандао, если вспоминать его поведение в других поединках в карьере. Особенно разозлился я, видимо, когда он меня за ухо укусил. Он уже не знал, что со мной делать, чем меня взять. Брандао же и в борьбе ничего не мог со мной сделать. Безвыходное положение у него было — и он меня укусил. Я еще больше разозлился.

Ну, и эта его фраза на взвешивании, что Дагестан — его офис, меня мотивировала…

— Ваш ответ на это его заявление, наверное, половина Дагестана цитирует. Можете вспомнить, как родилась эта шутка?

— Когда Брандао сказал, что Дагестан — его офис и он здесь главный, я, конечно, был возмущен. Злой был, даже кричал что-то. Мой родной старший брат Шамсудин был рядом в этот момент. Он говорит: «Ты чего злишься? Скажи ему, что он здесь будет максимум секретаршей». Так что автор этих слов — Шамсудин Алиев.

Я сегодня утром (в среду. — «НД») был в Махачкале. Раньше меня в городе так часто не узнавали. Столько людей подошло! Многие спрашивали: «А где твоя секретарша?» «Вот, по городу ищу ее», — говорил.

— На дуэли взглядов вы тоже «переиграли» Брандао, совершив резкий шутливый выпад на месте. Это была домашняя заготовка?

— Нет, это спонтанно было. Я пришел туда, смотрел на Брандао, и мне казалось, он боится. Да нет, он реально боялся, даже дрожал как будто. Я начал делать суету, он еще больше напрягся. Мы же перед боем в одной гостинице жили. Пересекались там, он не улыбался, в мою сторону даже не поворачивался.

— Может, Брандао вообще опасался ехать в Дагестан, помня о первом приеме, оказанном после боя с Мачаевым? Он же и к октагону в этот раз шел в окружении трех охранников, в отличие от других бойцов, которых никто не сопровождал.

— Думаю, если б он боялся именно недоброго приема, он бы в Дагестан не приехал. Считаю, он боялся меня. Он же от меня в толпу убежал. Если б боялся ее, остался бы в октагоне.

— Вы были по-особенному «заряжены» на этого соперника?

— Когда мне дали этот бой, я ради него отказался от всего. Прошел очень длинные сборы, в разных городах. Начал в Москве, потом приехал в Дагестан, в Буйнакске прошел сбор, в Махачкале, в Хунзахе и снова в Махачкале. Я ни к одному бою не относился так серьезно, как к этому. Даже диетолога привлек. Все было на высшем уровне.

Брандао же громко заявил о себе. Приехал в Россию, «убрал» двух топовых бойцов Fight Nights (Мурад Мачаев и Венер Галиев. — «НД»). И я знал, что просто так мне победа не светит.

— В проморолике к поединку вы назвали ударную технику Брандао «колхозной».

— Он, конечно, очень хорош в партере, как все мастера бразильского джиу-джитсу. Но под это я, можно сказать, не готовился. У него же нет вольной борьбы. А наша, дагестанская, вольная борьба — сильнейшая в мире. Я — базовый вольник. И был уверен, что он не сможет перевести меня в партер, а я, если захочу, — смогу.

А что у Брандао есть в плане ударной техники? Кидает эту свою «колхозку» — и всё. Вот чисто под нее я и готовился, чтобы «проваливать» его и встречать.

— К чешскому судье в ринге, обслуживавшему бой, у вас есть претензии?

— Он упустил, что Брандао укусил меня за ухо. Я на видео кричу судье: «А-а, кусает он! Кусает!» Но судья русского не знает, не понимал меня. Я его ни в чем не виню.

— Как сейчас ваше ухо?

— Болит. Надо провериться. Не хочу заразиться Брандао.

— После побега бразильца вы поднимали руки вверх и характерным движением — ладонями вниз — как будто пытались успокоить публику. Или вы праздновали так?

— Вот эти моменты как раз припоминаю. Я успокаивал зрителей. Думал, публика будет бушевать, и бой признают несостоявшимся. Я не хотел этого. У меня реально паника была. Ведь пришлось бы заново этот бой проводить в другое время, а это значит, снова напряженно к нему готовиться. Я кричал: «Верните его в «клетку»!» Мне объясняли: «Ты выиграл». Я говорил: «Как выиграл?! Он же убежал. Результат аннулируют». «Нет, это твоя победа. Он убежал, значит, отказался от боя, это технический нокаут».

— Эта победа должна поднять вас в рейтинге. Но станут ли, допустим, в UFC рассматривать ее как полноценную?

— Думаю, в UFC прекрасно знают, кто такой Брандао, какой это грязный боец, и не поставят под сомнение эту победу.

— На пресс-конференции перед турниром Камил Гаджиев, отвечая на вопрос о том, были ли переговоры с Рашидом Магомедовым, сообщил, что для Fight Nights сейчас приоритет — продление контракта с вами. Выходит, у вас заканчивается соглашение с промоушеном?

— У меня контракт до конца нынешнего года. Будем смотреть, какие условия предложит организация. Если честно, нынешние по контракту не очень. Другие компании предлагали очень хорошие контракты. Но у меня действующее соглашение с Fight Nights, и я не мог переходить. Обсудим с Камилом Гаджиевым, посмотрим, что мне предложат.

— А от UFC интерес к вам есть?

— Не было его. Я-то сам, конечно, заинтересован в UFC. Но если в России мне будут платить такие же деньги, как в UFC, я не побегу в эту организацию. Все спортсмены дерутся ради денег. Чтобы заработать и кормить свою семью. Мне тоже хочется, чтобы у моих детей, у моей семьи все было в этой жизни.

— Камил Гаджиев рассказал, выступая в прямом эфире в Инстаграме, что Брандао получит за бой с вами 40 тысяч долларов, что за вычетом примерно 10 процентов штрафа составит чуть больше двух миллионов рублей. А ваш гонорар составит 500 тысяч рублей за участие и еще 500 тысяч — за победу. Двукратная разница. Не обидно?

— Очень обидно! По контракту-то я должен был получить 400 тысяч рублей. Но когда мне дали Брандао, мы пообщались с Камилом, и я попросил гонорар побольше с учетом того, какой у меня соперник. Гаджиев вошел в положение и назначил 500+500. Я у него спрашивал: «Брандао получает 40 тысяч долларов за выход на бой и еще 40 тысяч долларов — в случае победы. А я вот столько. Почему такая большая разница?» Он объяснил: «Мы эти деньги даем Брандао ради того, чтобы у тебя была возможность с ним подраться и подняться в случае победы». Если бы мне Камил давал 40 тысяч долларов за бой, я бы выходил в «клетку» с двумя Брандао...

— Времени до окончания вашего контракта еще достаточно, чтобы провести еще один бой. Он возможен?

— Мне хотят устроить бой за пояс чемпиона Fight Nights. Но такой поединок возможен, только если будет новый контракт на улучшенных условиях. Потому что если я забираю пояс, то должен буду еще несколько боев провести в промоушене.

Титул в моем весе сейчас у Магомедсайгида Алибекова. Вот с ним и будет поединок, если Камил захочет. На пресс-конференции у него спрашивали об этом. На это он ответил не так уж ясно. Что-то вроде: «Этот бой будет возможен, если у Ахмеда будет время подготовиться к нему». Похоже, есть какие-то еще планы у организации на титульный бой…

Я месяц отдохну, в первую очередь. Потому что «нахапался» ударов в бое с Брандао. Надо прокапаться, в себя чуть-чуть прийти, а потом готовиться к следующему сопернику. На подготовку мне нужно минимум два месяца. Конец декабря — нормальное время для боя. Я буду готов.

— Али Багаутинову после страшного нокаута в бое с Тайсоном Нэмом делали томографию головного мозга, чтобы проверить, все ли в порядке. Слава богу, обошлось. В вашем случае медицинских показаний для такого обследования не было?

— МРТ бойцам в обязательном порядке делают перед каждым боем. Мы сдаем все анализы и приносим справки, что можно драться.

В этом бою — да, я пропустил, и лучше сделаю МРТ добровольно, проверю, все ли в порядке. Тяжелый удар был — Брандао бьет «будь здоров». Несколько шишек на голове, куда он попадал. Но в целом я чувствую себя здоровым. Эти болячки на фоне победы приятны.

— В ролике о подготовке к бою с Брандао вы рассказали, что пообещали маме драться только до 30. Обещание в силе?

— Думаю, с мамой мы договоримся…

 Читайте нас в Telegram
 @novoedelo

Знаете больше? Сообщите редакции!

WhatsApp, Telegram, SMS: +7 964 051 62 51 (не для звонков)

Форум «НД» в Telegram: https://t.me/nd_forum


Смотрите также:




А что вы думаете об этом?

Комментарии к новости(1)
Серега
Серега11 сентября 2017 г. 12:32

Вообще, честно говоря там нарушения серьёзного не было, что бы так реагировать.Головой в грудь с нескольких сантиметров ... в лежачем положении..Бойцы такого уровня даже не почувствуют такой тычок. Тем более соперник сам ногой ударил в лицо в ответ. Так ,что непонятна реакция Бразильского спорстсмена и степень возмущения.Правда он вернулся и поднял руку признавая победу Ахмеда Алиева. Нормальненько разошлись в общем.


Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Для комментирования, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь




Загрузка...

Последние новости

Опрос

Что необходимо "Анжи" для возвращения в РФПЛ?