Алексей Кудрин: «Возможно, ресурсов будет недостаточно для выполнения целей президента»

Бывший министр финансов рассказал нынешнему, как еще 6 лет не повышать НДС и не превращать в «консервы» проблемы региональных бюджетов

«Мы могли бы отложить это повышение на 6 лет», — говорил накануне о «реформе» НДС глава Счетной палаты Алексей Кудрин — на парламентских слушаниях он обрушился с критикой на правительство. О том, почему номинальное увеличение расходов на образование и здравоохранение на деле окажется их сокращением, какие «подарки» министр финансов Антон Силуанов готовит регионам и как секретарь общественной палаты Валерий Фадеев призывал кабмин признаться в «немощности», — в материале «БИЗНЕС Online».

«ЕСЛИ ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ НЕ МОЖЕТ ДОСТИЧЬ ЦЕЛЕЙ, НАДО ЧЕСТНО ОБ ЭТОМ СКАЗАТЬ»

Денег, выделяемых правительством на реализацию «майского указа» Владимира Путина, может не хватить. Об этом накануне заявил глава Счетной палаты Алексей Кудрин, разбив стройные выкладки первого вице-премьера и министра финансов Антона Силуанова. Если тот во время парламентских слушаний в Госдуме в красках расписывал основные направления налоговой, бюджетной и таможенно-тарифной политики на ближайшие три года, то Кудрин в силу его теперешних обязанностей искал в ней слабые звенья. «Мы видим, что деньги на исполнение указа предусмотрены. Вместе с тем они не распределены по направлениям, национальным программам и функциональной классификации. Тем самым мы видим, что правительство до сих пор пока не определилось с распределением этих приоритетов, что существенно осложняет определение сегодня основных направлений бюджетной политики. Нам нужно в ближайшее время познакомиться с этими предложениями. Мы ждем их от правительства. Предварительно хочу сказать, что, возможно, этих ресурсов будет недостаточно для выполнения целей, которые поставлены указом президента», — объявил Алексей Леонидович. Поддержал его и секретарь Общественной палаты РФ Валерий Фадеев. «Если исполнительная власть не может достичь целей, которые поставил президент, надо честно об этом сказать: „Мы не можем“. А дальше пусть президент принимает решения», — то ли упрекнул, то ли пригрозил он с трибуны.

Силуанову пришлось ждать более трех часов, чтобы, наконец, возразить критиканам. «Не соглашусь, что заложенные параметры не позволяют выполнить задачи, поставленные президентом. Это не так. Позволяют, — настойчиво и спокойно ответил министр. — Надо смотреть на перспективу — на шестилетний период. За шесть лет основные цели и задачи будут выполнены». По словам Антона Германовича, будут назначены ответственные за каждое направление «майского указа» указа профильные министры — ели что, с них и будут спрашивать.

Отметим, что в Telegram-каналах моментально стали искать в случившемся споре Силуанова и Кудрина конспирологию. Мол, Алексей Леонидович «взялся ровно за то, из-за чего его всеми силами не пустили в правительство, а именно — саботаж инициатив Медведева». «Если Путин вдруг воспользуется предложением Кудрина, расклад сил может измениться не в пользу Медведева», — рассуждает канал «Мысли-НеМысли».

«ЭТОГО НЕДОСТАТОЧНО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ НАША ЭКОНОМИКА СТАЛА ПЯТОЙ В МИРЕ ПО ВЕЛИЧИНЕ»

Пока же всю свою речь министр (а он открывал вчерашние слушания) построил таким образом, чтобы доказать: все сделанное ранее станет прочной основой для «прорывного развития страны». В картине мира Силуанова уже и «ситуация неплохая», и страна «вышла на устойчивую траекторию роста». «Порядка 2 процентов ВВП растет, — хвастался министр финансов. — Он растет как за счет экспорта, так и внутреннего спроса. Это дает возможность для роста заработных плат в реальном выражении темпом 2,9 процента в прошлом году и 9 процентов за январь – май. Растет рентабельность не нефтегазовой промышленности — более 13 процентов, повысилась устойчивость финансового сектора. Во многом это результаты бюджетно-налоговой политики, которую принимали год назад». Как говорится, сам себя не похвалишь...

Конечно, оппоненты не преминули вставить шпильку первому второму лицу в правительстве, указав, что эти 2% вовсе не такой уж и рост, а для реализации целей «майского указа» — ничтожно мало. Первым и тут солировал Кудрин. «Сценарные условия предусматривают средние темпы роста 2,6 процента до 2024 года. Этого, конечно, недостаточно для того, чтобы наша экономика стала пятой в мире по величине. Нам для этого нужен в среднем темп роста 3,5%. Пока в сценарных условиях этого не прослеживается», — критиковал глава СП. Председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров вздыхал, что и 3,5% ВВП будет недостаточно, чтобы войти в пятерку крупнейших экономик мира, как распорядился президент. «Нам нужно минимум 3,8 процента ежегодно. Либо надо перерабатывать инструменты, либо надо признать тот факт, что этих экономических инструментов недостаточно!» — напирал он. А Фадеев и вовсе заявил едва ли не о саботаже минфином наказов Путина. «Может, правительство надеется на то, что мировой экономический рост снизится? В документе сказано, что разжигаются торговые войны. Может, будем ждать, пока торговые войны доведут мировой экономический рост до 2 или 1,5 процента, тогда указания президента будут выполнены?» — чувствуя поддержку, осмелел секретарь Общественной палаты.

«БЮДЖЕТНОЕ ПРАВИЛО СДЕЛАТЬ МЯГЧЕ. ТОГДА НАМ НЕ ПРИШЛОСЬ БЫ СЕЙЧАС ПОВЫШАТЬ НДС»

Однако в ведомстве Силуанова, похоже, уверовали в способность экономики расти нужными темпами. Но добиться этого можно лишь путем стимулирования деловой активности и инвестиций в основной капитал. Сейчас эти капитальные вложения составляют порядка 21% ВВП, но глава минфина намерен вытянуть показатель как минимум до 25%. По его словам, под это и заточены цели налогово-бюджетной политики на ближайшие годы, и распадаются они на три основательные задачи.

Первая из них, по терминологии Силуанова, — это «системные меры». Под ними чиновник подразумевает очередное обновление фискальной системы с ее последующей заморозкой. «Ключевая цель налоговых изменений — провести донастройку налоговой системы, зафиксировать ее параметры на долгосрочный период. Налоговые изменения, с одной стороны, должны дать ресурс для преобразований, а с другой — должны стимулировать экономическую активность», — необходимость грядущих перемен Силуанов обосновал формулой, которой последние 30 лет оперируют политики всех мастей, от коммунистов до апологетов свободного рынка. Отметим, что в правительстве избегают называть свои новации налоговой реформой, предпочитая осторожное слово «донастройка» — слишком уж часто за последние годы перестраивалась налоговая сфера, и не всегда удачно. Впрочем, после того как чиновники запустили в оборот выражение «отрицательный рост экономики», удивить уже ничего не может.

Макаров же из раза в раз настаивает не просто на очередных поправках в Налоговый кодекс («налоговых законов за 20 лет мы приняли более 600, это несколько десятков тысяч поправок»), а на его переписывании. «Налоговый кодекс сегодня не соответствует тем возможностям, которые наработаны налоговой службой. Просто, когда он писался, мы даже представления не имели о цифровизации, о тех возможностях, которые сегодня возникнут. Получается, что Налоговый кодекс сегодня тормозит те возможности, которые есть для того, чтобы решать существующие проблемы», — считает депутат. Вместе с Налоговым кодексом он готов заодно переписать и Бюджетный кодекс, который «ни регионы, ни потребители не понимают».

Аккурат после президентских выборов правительство решило, какие налоги все же увеличить. Из «многочисленных», как выразился Силуанов, предложений выбрали повышение НДС с 18% до 20% «Это позволит создать ресурс в экономике — более 600 миллиардов в год для финансирования новых проектов. При этом это в наименьшей степени затронет бизнес и население с невысокими доходами, поскольку льготные ставки по НДС (на лекарства, продукты питания, детские товары — прим. ред.) предлагается сохранить», — пояснил министр финансов. Он лукаво умолчал о том, что даже «льготные» товары неизбежно подорожают вместе со стоимостью перевозок, оборудования и т. д. В целом к инфляции это добавит около 1,3 п. п., предполагает минфин. В базовом сценарии на экономике это отразится уже в текущем году вместе с ростом инфляционных ожиданий. Но основной эффект придется на 2019-й, поэтому инфляция по итогам следующего года составит 4,3%.

За повышение НДС Силуанова ожидаемо ринулась критиковать парламентская оппозиция, к ней присоединился и Кудрин. Тот вновь настаивал на корректировке бюджетного правила (в его рамках объем расходов бюджета сильно зависит от нефтяных доходов, которые рассчитываются исходя из базовой цены $40 за баррель), хотя против этого выступал и Силуанов, и министр экономического развития Максим Орешкин. «Бюджетное правило, которое сегодня базируется на 40 долларах, сделать мягче, сделать 45 долларов за баррель. Тогда нам не пришлось бы сейчас повышать НДС. Я считаю, что впоследствии, с учетом названных тенденций в экономике, нам НДС пришлось бы повышать. Но то, что мы могли бы отложить это повышение на 6 лет, — я в этом совершенно уверен. И 5 долларов за баррель примерно соответствует объему повышения доходов от НДС на 2 процента», — подсчитал глава Счетной палаты.

Ирония ситуации заключается в том, что спор Кудрина с Силуановым зеркально отражает дискуссию между Германом Грефом и тем же Кудриным в нулевых. Тогда нынешний глава Счетной палаты возглавлял минфин и требовал «лишние» деньги складывать в закрома, а Греф предлагал направлять их на развитие. Теперь с аналогичными предложениями выступает сам Кудрин, а роль скупого рыцаря играет его ученик Силуанов. Вчера он был непреклонен, заявляя в ответ, что цена отсечения в $45 pа баррель нефти будет достигнута к 2023 году. «Поэтому в среднем за шестилетний период цена отсечения составит 44 доллара», — парировал министр финансов. Что касается НДС, то эта мера, по сути, была компромиссной и, исходя из логики Силуанова, пойдет лишь на благо бизнесу. «Мы, увеличивая НДС, сокращаем другие налоги. Создаем для бизнеса комфортную среду, потому что мы отменяем сложные налоги, НДС — косвенный налог, он равномерно раскладывается на участников деятельности и на потребление», — добавил первый вице-премьер. Еще раз правительство расщедрилось, решив зафиксировать ставку страховых взносов на уровне 22%, хотя первоначально ее планировали с 2021 года поднимать до 26%.

В той же корзине такие меры, как отмена налога на движимое имущество, ускорение возмещения НДС экспортеру (это должно дать предприятиям дополнительный оборотный капитал на сумму 100 млрд рублей в год), отмена контроля за трансфертом ценообразования. Параллельно Силуанов ранее анонсировал введение специального «налогового режима на профессиональный доход» — так правительство намерено выводить из тени самозанятых. Из финансовых мер, затрагивающих все население, минфин планирует развивать инструменты страхования жизни и систему пенсионных накоплений.

«Я БЫ ПОСТАВИЛ ТАКУЮ ЗАДАЧУ — ВЕРНУТЬСЯ К УРОВНЮ 2008 ГОДА В ПРОЦЕНТАХ ВВП ПО РЕГИОНАЛЬНЫМ ТРАНСФЕРТАМ»

К отраслевым мерам Силуанов отнес развитие инфраструктуры. Для этого создадут специальный фонд, объем которого составит 3,5 трлн рублей на шесть лет. Помимо бюджетных денег, кабмин рассчитывает и на частные средства: в минфине почему-то уверены, что бизнес должны заинтересовать инфраструктурные проекты (интересно, что сказал бы на это Фоат Комаров). Между тем в Счетной палате скептически отнеслись к появлению очередной структуры. «К данному дню мы не видим обоснований, почему нужен специальный фонд, почему это нельзя реализовывать через государственные программы, через известные уже механизмы. Нам требуется дополнительное обоснование», — пожал плечами Кудрин. Но тут за Силуанова вступился Макаров, который пояснил Алексею Леонидовичу, что госпрограммы «давно доказали свою неэффективность». «Это инструмент, который не работает. Если мы сейчас будем пытаться цели, которые поставил президент, погружать в неэффективный механизм, их ждет то же самое, что происходит с госпрограммами. Должен быть создан новый механизм», — пояснил он. В общем, эта машина сломалась, несите новую...

Отдельный блок изменений касается нефтянки. Уже с 2019 года Силуанов пообещал ввести для нее НДД — налог на добавленный доход. «Цель — сделать рентабельными неинтересные для нефтяников месторождения и перенести фискальную нагрузку на более поздний период разработки месторождений», — пояснил он для тех, кто еще не в курсе.

Следом в течение шести лет планируется «завершить нефтегазовый маневр». «Он заключается в том, что мы постепенно отменяем экспортные пошлины, увеличиваем внутреннее налогообложение с компенсацией в виде отрицательного акциза на нефть для наших НПЗ, — добавил Силуанов. — Основная задача — модернизация нефтепереработки, провести переход к единому энергетическому рынку на территории ЕАЭС и создать механизм, который бы не допускал роста цен на бензин и дизель в связи с изменением цен на мировых рынках».

Наконец, отдельные перемены ждут социальную сферу. Первостепенная задача — войти в клуб стран 80+ по продолжительности жизни населения. На это, по словам главы минфина, будут работать профилактика заболеваний, доступность медуслуг, возможность занятий спортом и прочее. Сюда же можно добавить введение новых стандартов экологического благополучия, ликвидацию свалок и снижение уровня загрязнения атмосферы.

Также в социальном блоке прописано увеличение пенсий темпами выше инфляции. По словам Силуанова, к 2024 году средняя пенсия составит около 20 тыс. рублей — то есть, по сравнению с текущим годом, вырастет на 35%.

Естественно, все эти глобальные планы правительства не осуществить без регионов. В национальных проектах, которые будут писаться под каждую цель, будут установлены показатели для субъектов РФ (похоже, с них и будет основной спрос в случае провала), а также — как заверил Силуанов — размеры финансовой помощи. «Реализация нацпроектов потребует донастройки межбюджетных отношений, увеличение ресурсной базы субъектов», — намекнул министр. При этом он подразумевал, что «централизация» в федеральном бюджете 1% налога на прибыль будет продлена, а изъятые из местной казны средства отправят нуждающимся, ведь самостоятельно прокормиться не могут 72 региона, от Дагестана и Чечни до Якутии и Камчатки. Зато первый вице-премьер пообещал поэтапно передавать с федерального на региональный уровень акцизов на нефтепродукты, части акцизов на крепкий алкоголь (как компенсация выпадающего дохода после отмены налога на движимое имущество) и при этом забрать финансирование лекарств по орфанным заболеваниям.

Кудрин же заметил, что проблема с бюджетами регионов «законсервирована». Однако при этом планируется сокращать реальный объем межбюджетных трансфертов с 1,4% ВВП в 2018 году до 1,1% к 2021 году. «Вместе с тем средний уровень межбюджетных трансфертов с 2005 по 2017 год был 1,8 процента. Мне кажется, что здесь Федерация уменьшает свою поддержку, в том числе и выравнивающие инструменты в региональной политике. Я надеюсь, что, когда будут распределены ресурсы на финансовое обеспечение указа, появятся и дополнительные региональные трансферты на выполнение отдельных полномочий. И я бы поставил такую задачу, чтобы нам вернуться к уровню 2008 года в процентах ВВП по региональным трансфертам», — предложил глава Счетной палаты.

«В ЗДРАВООХРАНЕНИИ В ПРОЦЕНТАХ К ВВП МЫ СНИЖАЕМСЯ С 3,3 ДО 3,1 ПРОЦЕНТА»

Если проанализировать «Основные направления...», то видно, что минфин в ближайшую трехлетку намерен наращивать не только доходы бюджета, но и его расходы. В документе говорится, что их рост по отношению к ВВП в 2019 году связан с изменениями налогового законодательства, а также с увеличением нефтегазовых доходов на фоне высоких цен на нефть. Например, если в 2018 году доходы бюджета составят 17 трлн рублей, то к 2021-му достигнут 20,5 триллиона. Глава ФНС Михаил Мишустин вчера как раз доложил о росте поступлений по сравнению с прошлым годом: в консолидированный бюджет — на 16,5% до 9,8 трлн рублей, в федеральный – на 22%, или 5,5 трлн рублей. «Тенденция роста налоговых поступлений продолжилась», — торжественно объявил он.

«В деньгах» бюджетные расходы увеличатся с 16,6 трлн рублей в этом году до 19,9 трлн через три года. Любопытно, что в теории на реализации «майского указа» экономить не планируют, однако подготовленный минфином документ свидетельствует о планах урезать траты на ЖКХ, культуру и кинематограф, спорт и СМИ. Вот только номинальный рост расходов на здравоохранение, образование и науку на деле окажется сокращением, утверждает ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов. «В здравоохранении номинальный прирост 430 миллиардов рублей, однако в процентах к ВВП мы снижаемся с 3,3 до 3,1 процента, а президент поставил задачу — 4 процента. В образовании снижается с 3,5 до 3,4 процента ВВП», — уточнил он, добавив, что это «создает риски недостижения целей указа».

Впрочем, в партии власти уверены, что представленные Силуановым основные направления бюджетно-налоговой политики — верный способ достижения целей президента. «Это единственно возможная и правильная макроэкономическая политика, которая будет продолжаться», — уверенно объявил первый зампредседателя Госдумы Александр Жуков. В общем, верной дорогой идем, товарищи.

 Читайте нас в Telegram
 @novoedelo

Знаете больше? Сообщите редакции!

WhatsApp, Telegram, SMS: +7 964 051 62 51 (не для звонков)

Форум «НД» в Telegram: https://t.me/nd_forum


Источник: business-gazeta.ru


Смотрите также:




А что вы думаете об этом?

Комментарии к новости(0)

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Для комментирования, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь




Загрузка...

Последние новости

Опрос

Кто будет эффективнее на должности председателя правительства Дагестана?