Целились в коррупцию – попали в российскую элиту

Дагестанское дело выходит на федеральный уровень

Целились в коррупцию – попали в российскую элиту

Пожалуй, самая крупная антикоррупционная чистка последних лет, развернувшаяся в Дагестане, вышла за рамки ожиданий Кремля. В ходе расследования хищений среди дагестанских чиновников силовики обнаружили «московский след». Перспектива выхода дагестанского дела на федеральный уровень приобретает четкий окрас, но лежит ли это в плоскости интересов российской власти, и как в этой истории может быть замешан скандально известный предприниматель и сенатор Сулейман Керимов, – читайте в материале «ФедералПресс».

70 уголовных дел, ущерб государству в миллиарды рублей – такими цифрами на данный момент можно описать громкую антикоррупционную чистку в Дагестане, где задержаны высокопоставленные чиновники региона, в том числе бывший глава местного правительства Абсусамад Гамидов. И, судя по всему, это далеко не конец. Пришедший на пост врио главы Дагестана Владимир Васильев, очевидно, настроен на радикальные шаги в части наведения порядка в регионе.

Кто «крышевал» дагестанских чиновников?

Политологи предполагали, что антикоррупционная чистка ожидает другие кавказские республики и останется в горизонтальной плоскости. Но правоохранительные органы в ходе своей работы усмотрели федеральный след в дагестанском деле. Об этом уже написал ряд российских СМИ. Тень падает на чиновников Минстроя России. И хотя пока это неподтвержденные данные, вряд ли региональные чиновники воровали сотни миллионов бюджетных средств на протяжении нескольких лет без прикрытия и поддержки сверху.

По версии следствия, дагестанские чиновники отмывали деньги, направленные в регион именно на строительство тех или иных объектов. Согласно оперативной информации, группировка Гамидова наладила отношения с сотрудниками Минстроя РФ, которые контролируют бюджетные потоки в рамках целевых программ.

В частности, речь идет о программах «Юг России» и «Образование», которые предполагали выделение Дагестану более 3 миллиардов рублей. Под эти программы республиканские чиновники «подгоняли» строительство дорог, школ, детских садов и других учреждений. Освоением денег занималась «Дирекция государственного заказчика-застройщика» и, по версии следствия, «отдавала» Гамидову 5 % от выделяемых сумм. Дирекция стала своеобразным монополистом освоения бюджетных средств после того, как Гамидов ликвидировал пять казенных учреждений. Это учреждение возглавил пособник Гамидова Шамиль Кадиев, который был задержан еще в 2015 году. Уже тогда он начал давать показания против своих бывших «патронов» в республике.

Также следствие подозревает, что в 2014 году дагестанские чиновники через Минстрой добились выделения 160 млн рублей на строительство инфраструктуры завода «Авиаагрегат». В 2015 году Дагестан запросил еще 60 миллионов. Эти деньги были освоены фирмами-однодневками и поделены между Гамидовым и его замами.

Воровали и на строительстве образовательных учреждений. Чиновники покупали задешево ветхие дома под здания детских садов и завышали их стоимость по документам. Разницу присваивали себе. Подобное произошло в Буйнакском районе, когда в ходе ремонта ветхого здания было списано 30 миллионов рублей.

Конкретные имена возможных подозреваемых из Минстроя РФ пока не называются. Однако несколько порталов и анонимные источники предполагают, что к делу может быть причастен замминистра строительства Хамит Мавлияров. Он пришел в ведомство в 2015 году и стал курировать градостроительную деятельность и архитектуру в ведомстве. Также за ним остался департамент ценообразования и градостроительного зонирования. Однако о доказательствах его участия в коррупционных схемах Дагестана пока речи не идет.

Хватит кормить кавказских чиновников

Отметим, что Дагестан вот уже третий год подряд является самым крупным получателем дотаций. В 2018 году регион получил 59 миллиардов рублей. Годом ранее из федерального бюджета республике было выделено 52,4 миллиарда. В 2016 году Дагестан получил 46,7 миллиардов дотационных денег. В 2015 году эта цифра была больше – 57 миллиардов рублей. Ну а в 2014 году Дагестан уступил первое место «бюджетного нахлебника» Якутии. На кавказскую республику тогда пришлось 43,7 миллиарда рублей.1

Несмотря на огромные дотации, Счетная Палата РФ не раз отмечала неэффективное расходование бюджетных средств при Абдулатипове. Уже тогда проверки приобретали скандальный характер и свидетельствовали о том, что с освоением бюджетных денег в Дагестане не все в порядке. Общий объем недовыполненных расходов бюджета республики в 2015 году составил 7 миллиардов рублей, причем основная часть неисполненных ассигнований (34,8 %) пришлась на раздел «Национальная экономика». Почти 20 % недовыполненных назначений пришлось на ЖКХ и 17 % – на здравоохранение. В том же году невыполненными были 29 из 30 госпрограмм. Более 360 объектов в регионе были не достроены с общим объемом затрат в 27 миллиардов рублей. 16 миллиардов из них – это федеральные средства. Строительство 62 объектов с объемом затрат почти в 2 миллиарда рублей было приостановлено более чем на три года.

За пределами ожиданий

Следствие вышло за рамки первоначальной повестки. Если участие конкретных лиц из Москвы будет доказано, то, безусловно, полетят головы, в том числе руководителей ведомств. Кремль на это, скорее всего, не рассчитывал, но отдельным федеральным игрокам в преддверии перестановок в кабмине РФ выход дагестанского дела на федеральный уровень выгоден. Каковы перспективы перехода региональной антикоррупционной чистки в вертикальную плоскость?

«Этим вопросом последнюю неделю задается весь бюрократический класс России, когда стало ясно, что эта не та встряска, которая была после прихода Абдулатипова. Тогда было понятно, что история ограничится горизонтальными мерами и за пределы Дагестана не выйдет. Хотя и тогда эти дагестанские схемы имели выход на федеральный уровень, но в том случае дали понять, что на федеральный уровень эти разборки не перейдут. Сейчас есть потенциал для выхода этого дела на федеральный уровень, даже если это не входило в первоначальный план инициаторов этого процесса», – комментирует ситуацию директор центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин.

Эксперт отмечает рост числа компрометирующих материалов, в которых фигурируют те или иные члены правительства РФ. Дагестанское дело, которое продолжает набирать обороты, является удобной оберткой для решения аппаратных задач. Сведения про федеральный след, которыми обладают следственные органы, все равно могут выйти на поверхность, даже если на их публикацию не даст добро Кремль. Они могут внести свои коррективы на шахматную доску после президентских выборов и закончиться если не арестами, то отставками. Тем более что следствие не исключает участия в коррупционных схемах и предыдущего главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, которого осенью прошлого года Москва отпустила с миром, наградив орденом. Оперативники задаются вопросом: «Как Абдулатипов мог не знать о деятельности Гамидова, и почему он сам ничего не предпринял?».

Но вероятность того, что бывшего главу Дагестану привлекут к ответственности, пока крайне мала. Как таковых серьезных связей с федеральным центром у него не осталось, но это не значит отсутствие могущественных друзей. Директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков рассказал «ФедералПресс», что Абдулатипов был близок к главе Чечни Рамзану Кадырову.

«Абдулатипов входил в круг глав, близких к Кадырову. Он дружил еще с его отцом и назначение в Дагестан получил, во многом благодаря поддержке Кадырова. Но Абдулатипов был очень мягким главой», – отмечает Гращенков.

По мнению эксперта, из-за своей «мягкости» Абдулатипов предпочитал обходить конфликты стороной.

«Филолог, а не военный, он предпочитал обходить стороной конфликты, которых в Дагестане масса. Именно поэтому ситуация сегодня так запутана – годами многие проблемы просто игнорировались. Абдулатипов был одним из старейших губернаторов, так что привлекать его к уголовным делам, которые всплывают сегодня, вряд ли будут. Ну, если только заставят дать какие-то показания», – считает Гращенков.

Но полностью отрицать возможность привлечения Абдулатипова к делу тоже не стоит, считает эксперт. Ситуация может пойти по непредсказуемому сценарию, а ситуация в Дагестане грозит стать переломной для всего СКФО, когда невозможное ранее станет возможным сегодня.

При чем тут Керимов?

Впрочем, Кремль вряд ли боится выхода дагестанской истории на федеральный уровень. Но, как оказалось, последствия антикоррупционной чистки могут приобрести международный характер.

«Дирекция государственного заказчика-застройщика», о которой написано выше, открывала счета и организовывала фирмы-подрядчики через банк «Эльбин», который был подконтролен Гамидову.

Этот банк фигурирует не только в документах российских следователей, но и в западных публикациях по делу Сулеймана Керимова. Именно через это финансовое учреждение, по данным швейцарских прокуроров, происходил перевод ряда транзакций с последующим серым вводом на счета ЕС. В деле Керимова присутствует формулировка «дагестанский общак», что намекает на банк «Эльбин».

Если информация о связях Керимова и Гамидова будет периодически всплывать на поверхность, то дагестанская чистка может перерасти в международный скандал, перескочив через федеральный уровень. Именно по этой причине высшие российские элиты могут спустить историю на тормозах и не позволить ей выйти за рамки регионального уровня.

«А вот это уже находится в поле зрения федеральной власти, и подобного рода сюжеты сейчас пресекаются, потому что международная повестка федеральную власть очень беспокоит. По этой причине может быть дан сигнал, и власть решит локализовать эту проблему чисто на региональном уровне. Из федерального уровня она может перейти на международный. Если там всплывут международные схемы, то это будет представлять риск для высшей власти. А этого точно не нужно», – считает политолог Павел Салин.

В целом, антикоррупционная чистка – не самый приятный фон для проведения предвыборной кампании Владимира Путина. Вице-президент Центра политических технологий Ростислав Туровский считает, что она должна хотя бы временно найти свою точку – до марта.

«Ключевые решения, влияющие на политический расклад, уже приняты. Поэтому антикоррупционная кампания может захватывать и других чиновников, но это будут уже чиновники более низкого ранга. Кроме того, создавать впечатление о тотальной зачистке дагестанской элиты было бы слишком рисковано и для федерального центра, и для врио главы Дагестана Владимира Васильева. Где-то точка, может быть, временно, но должна быть поставлена. Я полагаю, что еще могут быть приняты решения, в том числе к арестам, но на этом этапе кампания будет завершена, возможно, в течение одой-двух недель. Тем более что она не может быть фоном для президентских выборов, поэтому на время неизбежно должна быть свернута, и в марте ее уж точно не имеет смысла проводить, поэтому в рамки февраля она укладывается», – считает Туровский.

 Читайте нас в Telegram
 @novoedelo

Знаете больше? Сообщите редакции!

WhatsApp, Telegram, SMS: +7 964 051 62 51 (не для звонков)

Форум «НД» в Telegram: https://t.me/nd_forum


Источник: fedpress.ru


Смотрите также:




А что вы думаете об этом?

Комментарии к новости(0)

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Для комментирования, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь




Загрузка...

Последние новости

Опрос

Что необходимо "Анжи" для возвращения в РФПЛ?