«Дай заводу спокойно умереть»

«Дай заводу спокойно умереть»

На этой неделе многие СМИ, в том числе и «Новое дело», опубликовали некую справку ФСБ, из которой следует, что я в составе преступной группы, состоящей из высших чиновников республики, поучаствовал в хищении денег, выделенных из федерального бюджета.

Первоначально я решил не реагировать на данный «информационный вброс», чтобы люди, знающие меня, не восприняли это как попытку оправдаться. Но потом подумал, что в этом деле имеется множество сопутствующих обстоятельств, о которых надо обязательно рассказать. Ведь сегодня мы видим, как под руководством Владимира Васильева республику пытаются вернуть в правовое русло. На мой взгляд, эта масштабная работа предполагает не только наказание всех виновных, но и «реабилитацию» тех, на кого без всяких на то оснований в свое время повесили позорные ярлыки.

Немного истории

Начнем с того, что за все постперестроечные годы «Авиаагрегат» не получил ни рубля бюджетных денег. Нет у завода и никаких «аффилированных» фирм, каким-то образом связанных с финансированием из бюджета. В этом месте можно было бы поставить точку, если бы не одно обстоятельство. В 2011 году мы предприняли первую и единственную попытку получить помощь из федерального бюджета и чуть в этом деле не преуспели — тогдашний председатель правительства России Владимир Путин подписал распоряжение, в котором предложил «проработать и поддержать» проект «Авиаагрегата».

Чтобы было понятно, о чем идет речь, я должен рассказать все по порядку. И начать надо с первых посперестроечных лет, когда предпрятие, оставшееся без оборонных заказов, начало искать свою нишу на рынке. Как известно многим дагестанцам, в 2001 году ценой неимоверных усилий нам удалось совершить прорыв — «Авиаагрегат» разработал и начал серийно выпускать собственный электроусилитель руля для АвтоВАЗа. Это обеспечило нам десять относительно безоблачных лет — вплоть до 2011 года мы отправляли наши электроусилители в Тольятти, прочно прописавшись в тройке ведущих заводов республики. Больше того, целых три года (с 2008 по 2010) мы были бесспорными лидерами, неизменно возглавляя список лучших промышленных предприятий Дагестана. Обо всем этом «Новое дело» писало достаточно подробно.

Но потом к руководству АвтоВАЗом пришли иностранцы, которые предложили выпускать электроусилители корейской фирме, разорвав при этом партнерские отношения с нами. И вновь, как и в начале перестройки, нам пришлось думать о том, как выжить. Попутно мы хотели решить еще одну важнейшую задачу, которую я и мои единомышленники считаем архиважной.

Поясню, о чем идет речь. Если спросить у любого жителя республики, что выпускается на дагестанских заводах, то гарантированно услышим, что единственным дагестанским продуктом, с которым мы выходим на рынок, являются торпеды завода «Дагдизель». И все. Остальные наши заводы производят исключительно комплектующие, своего товара с брендом «Сделано в Дагестане» у республики нет (стекло и керамическая плитка не в счет, поскольку речь идет о высокотехнологичной продукции, свидетельствующей о том, что в регионе имеется современная промышленность).

В итоге мы вышли на проект, который в республике начали называть «китайским». Речь шла об организации выпуска на базе нашего завода коммерческих автомобилей, на тот момент востребованных рынком. Начать мы хотели с отверточной сборки, чтобы в дальнейшем выйти на самостоятельный выпуск не менее 70% комплектующих. К участию в этой программе мы планировали привлечь практически все заводы республики, чтобы в итоге создать сильный автомобильный кластер. Это позволило бы нам не только увеличить долю наших заводов в валовом региональном продукте (ВРП), которая вот уже многие годы застыла на отметке 6%, но и существенно пополнить бюджет региона, а также организовать более тысячи новых рабочих мест.

Мы подготовили серьезный бизнес-план, поручив его разработку американской фирме с безупречной репутацией, и представили все необходимые документы в Министерство регионального развития (Минрегион). Минрегион проект поддержал, кроме того, мы несколько раз защитили его в Минпромторге России. В итоге с учетом масштабности проекта нам было предложено обратиться за поддержкой к председателю правительства Владимиру Путину, которому руководство Минрегиона представило всю документацию по нашему проекту.

Владимир Владимирович все внимательно изучил и дал распоряжение (копию могу предоставить в распоряжение «НД») «проработать и поддержать» наш проект. Увы, вскоре после выхода этого распоряжения Минрегион расформировали, и наши документы затерялись в кабинетах министерств, ставших его правопреемниками. В итоге мы ничего не получили, и о том, что распоряжение Путина все-таки выполнено и деньги в Дагестан поступили, мы узнали через несколько лет, когда ко мне пришли с вопросами следователи.

Как оказалось, в ходе блуждания наших документов по чиновничьим кабинетам произошла замена программ. Средства, первоначально предназначавшиеся для «Авиаагрегата», «провели» по другой статье, заодно поменяв и адресата. В рамках программы «Юг России» их выделили на строительство «объекта инфраструктуры» в Махачкале, направив в адрес правительства Дагестана. И где, спрашивается, здесь «Авиаагрегат»? На этом фоне предположения следователей, что наши высшие чиновники, которых сегодня обвиняют в расхищении части этих денег, допустили Гамзатова к дележке этого бюджетного пирога, выглядят весьма неубедительно (эту часть я постарался сформулировать предельно политкорректно). А если называть вещи своими именами: где это видано, чтобы к бюджетным деньгам у нас допускались лишние рты, не имеющие к ним никакого отношения?

«Помощь» республики

Так и не получив в итоге обещанной помощи от федерального бюджета, мы попытались своими силами реализовать «китайский» проект, а также проект, предполагающий выпуск на нашем заводе реактивного самолета СР-10 для учебно-тренировочных центров Минобороны. К рассказу об этом самолете я вернусь немного позже, а пока продолжу о наших мытарствах. И для выпуска автомобилей, и для организации производства самолета «Авиаагрегату» необходимо было закупить современные обрабатывающие центры в рамках программы технического перевооружения предприятия. Как мы подсчитали, для этого нам было необходимо около 500 миллионов рублей. Попытки взять кредит в банке под залог имущества предприятия успехом не увенчались, от нас потребовали гарантий правительства республики. И вот второй раз в жизни мне пришлось обивать пороги чиновничьих кабинетов, только на этот раз не в Москве, а в Махачкале. После долгих переговоров в ноябре 2015 года у нас на руках оказалось распоряжение премьер-министра Дагестана Абдусамада Гамидова, в котором предлагалось рассмотреть возможности о предоставлении гарантий по кредиту для «Авиаагрегата». Увы, и тут нам не повезло — республиканский Минфин в предоставлении необходимых гарантий нам отказал, ссылаясь на то, что эти средства не заложены в бюджет 2016 года. К слову, в том же 2016 году тот же Минфин выделил гарантии для двух других проектов, поддержав завод «Мараби» и «Дагагрокомплекс».

В общем, и тут нам не помогли, тем самым убив на корню сразу два проекта. Особенно обидно было терять заказ на выпуск СР-10. Дело в том, что сегодня этот самолет прошел все испытания, получив восторженные отзывы специалистов. Уже в этом году Минобороны собиралось выделить 4 млрд рублей авиационному заводу, готовому запустить это изделие в серию. Мы, увы, не готовы к участию в этой программе, поскольку так и не смогли закупить необходимые станки. В общем, исключительно благодаря «помощи» нашего правительства мы потеряли этот заказ, несмотря на то, что на старте данного проекта имели все шансы стать лидером этой гонки («НД» от 19 августа 2017 года, «Шанс выбраться из тупика»). Дело в том, что еще в июле 2014 года министр обороны РФ Сергей Шойгу утвердил решение, согласно которому организация серийного производства СР-10 возлагалась на «Авиаагрегат» (копию этого решения готов предоставить в распоряжение редакции).

Руководитель КБ «САТ» Максим Миронов (именно в этом КБ был создан СР-10) в разговоре со мной говорил не раз и не два о своей готовности работать с «Авиаагрегатом». «Но, поймите, Гаирбек Абдулкеримович, — добавлял он при этом, — для нас очень важна поддержка руководства республики, без нее такой масштабный проект не реализуешь. Когда я был у вас в Дагестане, со мной встретился только заместитель министра промышленности. А приехал я в Смоленскую область — так меня губернатор на границе встретил. И не только встретил, но сразу же пообещал оказать всемерную помощь заводу, если он получит этот заказ».

К слову, СР-10 и сегодня не поздно еще вернуть в Дагестан, было бы желание. Тем более что решения Шойгу никто еще не отменял. В этом плане я очень рассчитываю на нового премьера Дагестана Артема Здунова, который уже сказал о необходимости увеличения числа отраслевых проектов и количества гособоронзаказов.

Новая «индустриализация»

А теперь самая тяжелая для меня часть разговора. Долгое время я не мог понять, по какой причине один из ведущих заводов республики вдруг оказался ненужным ее руководству. С высоких трибун все говорили о необходимости поднимать промышленность, возрождать заводы, но в реальной жизни даже пальцем о палец не ударяли, чтобы помочь нам. Но потом мне открыли глаза. Пригласили на площадь к тем, кто с трибун говорил о необходимости новой индустриализации, и посоветовали не суетиться в поисках заказов и кредитов. «Просто ничего не делай, — сказали мне, — дай заводу спокойно умереть. Нам всем хорошо будет, в первую очередь — тебе. Такая территория в центре города освободится…». Я разговор на эту тему не поддержал, восприняв его как неуместную шутку, повернулся и ушел. А через некоторое время меня арестовали и поместили в СИЗО города Ессентуки («НД» от 4 мая 2016 года, «Кто «заказал» директора завода «Авиаагрегат»?»).

Сразу после этого была предпринята попытка рейдерского захвата части территории предприятия. Что интересно, мэрия Махачкалы оперативно подключилась к этой «работе», разрешив рейдерам проломить стену завода и проложить дорогу на территорию предприятия. И только благодаря тому, что рабочие завода перекрыли в знак протеста улицу Ирчи Казака, это решение мэрии было отменено («НД» от 15 июня 2017 года, «Работники «Авиаагрегата» перекрыли улицу Ирчи Казака в Махачкале»).

Сейчас мы судимся с рейдерами. И на этом фоне вдруг появляется информация о том, что Гамзатов запустил руку в бюджетные деньги, участвовал в неких коррупционных схемах. Не правда ли, интересное совпадение?

Есть и еще одна причина, по которой я решил публично ответить на порочащие меня публикации в СМИ. Скоро в Дагестан по приглашению Владимира Васильева должен приехать генеральный директор Таганрогского авиационного научно-технического комплекса имени Бериева. Цель приезда — организовать на «Авиаагрегате» серийное производство многоцелевого самолета-амфибии Бе-103. Я серьезно опасаюсь, что публикации в СМИ могут негативно отразиться на итогах этой встречи, от которой сегодня во многом зависит судьба предприятия. В противном случае я спокойно бы ждал, пока следователи объективно разберутся в моем деле. Тем более что совесть моя чиста, а люди, знающие меня, ни на секунду не усомнились в моей порядочности. Сегодня мне постоянно звонят и выражают поддержку, и данное обстоятельство помогает мне спокойно воспринимать происходящее. Ну а в самые тяжелые моменты жизни я вспоминаю день, когда меня выпустили из СИЗО и я приехал на завод. Я шел по цехам, и рабочие встречали меня аплодисментами, ни на секунду не поверив в то, что их директор может оказаться мошенником.

Гаирбек Гамзатов, генеральный директор ОАО «Авиаагрегат»

Записал Андрей Меламедов

 Читайте нас в Telegram
 @novoedelo

Знаете больше? Сообщите редакции!

WhatsApp, Telegram, SMS: +7 964 051 62 51 (не для звонков)

Форум «НД» в Telegram: https://t.me/nd_forum


Смотрите также:




А что вы думаете об этом?

Комментарии к новости(3)
almir
almir17 февраля, 21:03

"Я шел по цехам, и рабочие встречали меня аплодисментами" Не могу отобразить в комментарии аплодисменты, но со всей душой присоединяюсь к рабочим завода "Авиаагрегат". На таких как вы Гаирбек Абдулкеримович, на таких как директор ООО "БАЗ" Нурбудин Магомедович, держится надежда на возрождение промышленности Дагестана. В самые тяжелые времена вы сохранили потенциал своих предприятий не дав их разграбить временщикам от власти, защитили от проходимцев способных только на распродажу по цене металлолома, ценнейшего оборудования, и земель на которых стоят заводы. Не выдержите, уйдете вы, не останется надежды у нас.


wert
wert20 февраля, 10:35

Я шёл по цехам ? да не ходит он по цехам долг по зарплате за 2017 год по цехам от 6 до 9 месяцев а то и больше так кто хлопал не знаю .


wert
wert20 февраля, 11:01

завод доживает работают 90 процентов пенсионеров оборудование старое которое сгнило под дождём крыша течёт температура в цехах почти как на улице. Зарплату последний раз давали за 2017 год 2 месяца назад а общий долг по цехам составляет 9 мес за 2017 год некоторые цеха по зарплате впереди на 2 -4 месяца если никто не поможет заводу финансами завод умрёт. Территорию продали теперь там строят дома а денег как не было так их и нет вот такая ситуация


Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Для комментирования, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь




Загрузка...

Последние новости

Опрос

Что необходимо "Анжи" для возвращения в РФПЛ?