Дорогу осилит идущий

30.06.2018 03:30

Практика показывает, что обращение в Европейский Суд по Правам Человека (далее – ЕСПЧ) при наличии достаточных оснований может помочь в восстановлении и защите прав и свобод, гарантированных ратифицированной в 1998 году Российской Федерацией Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года (далее – Конвенция), если этого не добились в российских судах.

Такое обращение в ЕСПЧ может быть подано в течение 6 месяцев после принятия решения по существу судом апелляционной инстанции по уголовному делу или делу об административном правонарушении, судом кассационной инстанции – по арбитражным делам, судом второй кассационной инстанции – по гражданским делам. В настоящее время идет ратификация соответствующими государствами положения о сокращении этого срока до четырех месяцев.

К жалобе в ЕСПЧ предъявляются жесткие требования. Поэтому такую жалобу может подготовить квалифицированный в этом вопросе и хорошо знающий практику ЕСПЧ специалист. Иначе есть большой риск признания жалобы неприемлемой, как в подавляющем большинстве случаев и происходит. ЕСПЧ может при тяжелом материальном положении заявителя предоставить ему денежные средства на оплату услуг представителя.

Склонение сотрудником правоохранительного органа другого лица лично или опосредственно к совершению преступления является соучастием в преступлении или провокацией с его стороны. В деле «Ванян против России» ЕСПЧ провокацией признал даже приобретение и передачу Ванян наркотического средства по просьбе гражданина О.З., тайно действовавшего по указанию правоохранительного органа. Правоохранительными органами и судами РФ нередко игнорируется законодательство о провокации.

Провокацию, например, совершил сотрудник правоохранительного органа М. по делу моего доверителя (о ком речь???) С. Так, 27 августа 2007 г. М., принимавший участие в оперативно-розыскном мероприятии «Проверочная закупка» в качестве условного покупателя, передал С. 700 рублей для покупки одного спичечного коробка марихуаны, пообещав ему оказать содействие по военной службе. В тот же день С. приобрел у неустановленного мужчины 6,4 гр марихуаны за 700 рублей и 28 августа 2007 г. передал ее М.

29 августа 2007 г. С. по просьбе М. при аналогичных обстоятельствах повторно приобрел марихуану весом 35,7 гр, из которых 28,6 гр в тот же день передал последнему, а 7,1 гр оставил себе для личного потребления.

Приговором гарнизонного военного суда от 12 мая 2008 г. С. был осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ (два преступления), с применением ст. 64 УК РФ и по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 3 годам 4 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационной инстанцией 24 июля 2008 г. предвзято, чтобы не оправдать С., приговор только в части осуждения С. по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ по эпизоду от 29 августа 2007 г. был отменен, дело в этой части прекращено за отсутствием в действиях осужденного состава преступления как результат провокации и окончательное наказание по совокупности двух других преступлений ему определено в виде 2 лет 3 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с чем неправомерно согласилась следующая судебная инстанция.

Никакого судебного или другого независимого контроля и надзора за законностью проведения проверочных закупок у С. не было. Орган предварительного следствия и суды противоправно уклонились от проверки доводов защиты о провокации.

В связи с изложенным нами в январе 2009 года была подана жалоба в ЕСПЧ. Постановлением ЕСПЧ от 9 февраля 2016 года признано совершение сотрудником правоохранительного органа М. провокации в отношении С. и по эпизоду от 28 августа 20-7 года, т.е. нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции-нарушение права С. на справедливое судебное разбирательство. В качестве компенсации морального вреда С. было присуждено 3000 евро.

Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 15 марта 2017 года приговор и кассационное определение по уголовному делу в части осуждения С. на основании решения ЕСПЧ и представления Председателя Верховного Суда РФ ввиду новых обстоятельств были отменены и оно направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином ставе. Новым приговором гарнизонного военного суда С. оправдан по обоим эпизодам обвинения по ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 2 ст. 228.1 УК РФ.

Нередко в Российской Федерации не исполняются вступившие в законную силу судебные постановления об удовлетворении требований граждан против должностных лиц, органов власти. ЕСПЧ считает исполнение таких судебных актов составной частью права на справедливое судебное разбирательство и, как правило, удовлетворяет жалобы по этому поводу.

Например, в 2017 году до принятия решения ЕСПЧ по моей жалобе о неисполнении в течение нескольких лет судебного решения о денежной выплате в мою пользу в связи с уходом на пенсию из органов военной прокуратуры Российская Федерация добровольно осуществила ее, а также перечислила мне в качестве компенсации морального вреда 670 евро, после чего производство по моей жалобе ЕСПЧ было прекращено.

В настоящее время в ЕСПЧ на стадии оформления решения находится жалоба по делу моего доверителя У. по поводу невыполнения Российской Федерацией с 2001 года решения гарнизонного военного суда о производстве ему повышенных выплат за 1996–2001 годы как участнику контртеррористической операции. Российская Федерация наполовину (свыше 1 млн руб.) добровольно удовлетворила требования У. Мы, исходя из сложившейся практики ЕСПЧ, добиваемся их полного удовлетворения через ЕСПЧ, в том числе по выплате компенсации за моральный вред на сумму 7650 евро. Ряд других моих жалоб в ЕСПЧ в интересах моих доверителей ждут своей очереди на разрешение.

ЕСПЧ также констатирует, что в российских военных ведомствах по-прежнему продолжается порочная практика, когда командование в нарушение требований ст. 19, 33 и 38 Конституции РФ, взаимосвязанных положений ст. 8 и 14 Конвенции и вопреки постановлению Большой палаты ЕСПЧ от 22 марта 2012 года по делу «Константин Маркин против России» абсолютно неправомерно не предоставляет мужчинам-военнослужащим по контракту отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет, а суды не удовлетворяют такие их требования, чем в первую очередь попирают права новорожденных детей.

Конституционный Суд РФ в 2013 году по надуманным и неправовым, на мой взгляд, основаниям отказался от рассмотрения фактически по существу моей жалобы в интересах моего подзащитного М. о проверке конституционности положений ч. 5, 6, 7 ст. 259, ч. 2 и 3 ст. 260 УПК РФ о праве председательствующего по уголовному делу, рассмотренного коллегиальным составом, рассматривать единолично (неполным составом суда) замечания на протокол судебного заседания.

Протокол судебного заседания по уголовному делу является доказательством отражения всего хода судебного разбирательства по нему и удовлетворение замечаний на него может существенно повлиять на оценку законности и обоснованности судебного акта в следующей судебной инстанции. Поэтому не исключено, что при рассмотрении замечаний на него всеми судьями, рассматривавшими дело, другие судьи могли не согласиться с председательствующим по делу по замечаниям на протокол судебного заседания и удостоверить их правильность.

Полагаю, что Конституционный Суд РФ не захотел признавать неконституционной такую порочную практику рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания, чтобы не повлечь массовый пересмотр судебных постановлений по уголовным делам. Неизготовление протокола(его части) после каждого судебного заседания не позволяет участникам процесса ссылаться на него, оставляет лазейку для его фальсификации под судебное решение. На мой взгляд, надо сделать работающим мертворожденный институт отвода судье (судьям), когда отвод разрешается судьей или судьями, рассматривающими дело, предав, как вариант, его разрешение судье, не участвующему в рассмотрении дела.

Укреплению правосудия в стране способствовали бы обязательное по ходатайству стороны и в необходимых случаях за его счет размещение на сайтах судов наряду с их решениями процессуальных документов этой стороны (в судебных актах нередко не приводятся или искажаются многие важные доводы из них), ведение аудио-видео-записи судебного процесса, транслирование его в Интернете, предоставление возможности использования систем видеоконференц-связи участникам процесса при рассмотрении дел во всех судебных инстанциях, когда это возможно без ущерба для осуществления правосудия, обязательное рассмотрение квалификационной коллегией судей вопроса об ответственности судьи по каждому случаю отмены или существенного изменения его судебного акта.

Это позволило бы всем объективно судить о законности и обоснованности действий состязающихся и судебных актов, максимально затруднило бы принятие судьями неправосудных решений, повысило бы уровень правосудия и доверия граждан к нему.

Автор: Шабанов Хидирнаби Яхьяевич родился 18 февраля 1955 года в с. Укуз Курахского района РД. Хидирнаби с похвальной грамотой окончил восьмилетнюю школу, с золотой медалью – среднюю школу, с отличием – очно юридический факультет ДГУ. Работал юрисконсультом в министерстве соцобеспечения нашей республики. В 1983–2005 годах служил в органах военной прокуратуры, 12 лет был военным прокурором Махачкалинского гарнизона. В 2007–2010 годах работал заместителем начальника управления Судебного департамента в РД. Остальное время с 2005 года занимается адвокатской деятельностью, контактный телефон: 8-928-502-48-21.

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7 (8722) 67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта info@ndelo.ru
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Картель суда и обвинения?

О том, что может привести к репутационным рискам для государства

17.11.2018 13:00

С «Эвереста» на землю

Больные с почечной недостаточностью отказываются проходить гемодиализ в государственных клиниках

17.11.2018 08:00

Здравствуй, племя младое!…

Проблема «отцов и детей» в свете современных реалий

17.11.2018 07:00