«Это не трудовые, а рабовладельческие отношения»

«Это не трудовые, а рабовладельческие отношения»

Фото: Аида Гаджиханова/"Новое дело"

На этой неделе водители маршрутного такси «2 как троллейбус» вновь заявили о своих проблемах. Массовую забастовку в связи с поднятием ежемесячной платы за путевой лист они объявлять не стали, ограничившись лишь публичным обращением к врио главы Дагестана Владимиру Васильеву. «Новое дело» попыталось разобраться, какие доходы транспортных компаний остаются в «тени» и что можно сделать для увеличения налоговых поступлений и снижения неофициальных сборов с водителей.

«Хотим, чтобы все было по закону»

4 декабря водители маршрутных такси «2 как троллейбус» собрались на «конечке», требуя от транспортной компании, обслуживающей их, снизить цены на путевой лист и узаконить их работу. По словам одного из водителей, за год цена на путевой лист выросла от 3000 рублей до 10150.

«Мы устали от того, что цена на путевку постоянно растет. Еще год назад мы платили 3 тысячи рублей, потом 5, потом 7 и вот теперь более 10 тысяч. Есть еще информация, что они поднимут цены за проезд. Но мы этого абсолютно не хотим. Простые люди, учителя и студенты не виноваты в махинациях других. Мы требуем, чтобы нашу работу узаконили, придали нам юридический статус, чтобы все было легально. У нас есть водители, которые работают по 10–15 лет, за все эти годы у них ни одного дня трудового стажа. Получается, что мы не платим налоги, нет никаких отчислений. Тогда кто нас будет кормить, когда мы выйдем на пенсию? Лично я не хочу получать социальную пенсию», — рассказал корреспонденту «Нового дела» водитель маршрутки Гаджимурад.

Письмо со своими требованиями они уже написали врио главы республики Владимиру Васильеву: «Во-первых, мы требуем убрать баснословную сумму за путевой лист.

Во-вторых, придать нам юридический статус, чтобы все было по закону. Всем, кто с ними не согласен, они рекомендуют уйти с работы. Но куда? В республике и без того страшная безработица. Мы написали письмо новому главе, будем писать в другие инстанции в надежде, что нас наконец услышат».

Из МУПа – в частные руки

После развала СССР общественного транспорта в Махачкале как такового не осталось — машины были распроданы, недвижимость перераспределена, автотранспортные предприятия закрыты. Предотвратить транспортный коллапс удалось благодаря предприимчивым водителям — они закупили за свои деньги «Рафики» и самоорганизовались, заняв свою нишу по пассажирским перевозкам. После прихода к власти в Махачкале мэра Саида Амирова (1998–2013 годы) все 1800 водителей были «загнаны» в МУПы. Как вспоминают старожилы бизнеса, если раньше они были предпринимателями и платили налоги, то после перехода в МУПы они стали вынуждены платить тем, «кто дает право работать на линии». Первоначально с каждого водителя брали по 200 рублей. Эти суммы возрастали и в итоге дошли до 3100 рублей в месяц.

Но после того как в городе сменилась власть, произошел передел сфер влияния на рынке маршрутных такси. Первоначально оба МУПа («Махачкалатранс» и «Махачкалатранс-1») были объединены в один «Гортранс». В последующем к переделке присоединились и другие высокопоставленные чиновники. В итоге в Махачкале появились семь организаций, между которыми были распределены все маршрутные линии.

«Великолепная» семерка

Пассажироперевозки в Махачкале перешли в частные руки, хотя раньше они являлись условно государственными. Тендеры на перевозки выиграли следующие компании: ООО «Астория», ООО «Трансфлот», ООО «СТС», МУП «Гортранс», ООО Автоград», ООО «Новостройтранс» и филиал АО «Третий парк» Санкт-Петербурга.

У каждой организации уставной капитал составляет 10 тысяч рублей. Однако, практически не имея собственного капитала, они распоряжаются чужим капиталом в размере сотен миллионов рублей (стоимость всех «Газелей», работающих на линии) водителей.

По мнению экспертов, попасть на рынок пассажирских перевозок в Махачкале практически невозможно. Результаты проводимых конкурсов были заранее известны, и они проводились под определенных лиц. Даже если твои предложения выгоднее, то перспектив выиграть нет. Компании, аффилированные с сидящими в высоких кабинетах власти, на конкурс представляли фиктивные документы. Якобы у компании имеется огромный автопарк. Но фактически заключаются соглашения с различными водителями, которые работают на междугородних линиях, и по документам оформляют эти машины на свою компанию. А выиграв конкурс, они эти машины убирают из своего парка и вынуждают перейти к ним водителей, которые и так работали на линии. Это все можно увидеть, если провести проверку всех компаний и сравнить действующий автопарк и заявленный во время торгов.

Что делать?

По мнению председателя Независимого профсоюза предпринимателей и водителей Дагестана Исалмагомеда Набиева навести порядок на рынке городских пассажирских перевозок можно в течение двух-трех месяцев. В первую очередь, считает он, транспортную сферу надо вывести из «теневого» оборота.

«Дайте водителям свободу. Всех автоперевозчиков, имеющих собственные автотранспортные средства во владении, нужно перевести в индивидуальные предприниматели. Этого можно достичь в течение одного-двух месяцев при мобилизации сил перевозочных структур, транспортной инспекции, ГИБДД, налоговых служб, трудовой инспекции и других федеральных и республиканских органов власти. Взимать плату с водителей надо не за получение путевого листа, печатаемого на обычной бумаге, а должен быть составлен договор об администрировании вида деятельности. То есть водитель на основе соглашения поручает компании проводить предрейсовый технический и медицинский осмотры, регулировать дисциплину на линиях, чтобы следили за тем, кто выходит на работу, а у кого выходной. Должны быть утвержденные штатные единицы, в зависимости от количества автотранспорта. Суммы сборов с водителей должны состоять из их заработной платы, налоговых платежей, а также добавлена рентабельность 15 процентов. Исходя из этого всего и устанавливается величина, взимаемая с водителей. При подсчете максимум выйдет 800–1000 рублей. Но никак не 3 и не 10 тысяч рублей. А то, что происходит сейчас, можно назвать натуральной обдираловкой, грабежом. И сравнимо только с рабовладельческими отношениями. Тебя грабят, а если ты начнешь возмущаться, то легко уйдешь с работы. Потому что, как рассказывают многие водители, при устройстве с них берут заявление о добровольном уходе с открытой датой», — говорит Исалмагомед Набиев.

Львиная доля собираемых с водителей денег нигде не учитывается и в бухгалтерских отчетах не отражается. Медсестры осмотр водителей не проводят, а на диспетчеров, которые входят в штат транспортной компании с окладами, с каждого водителя собирается по 30 рублей.

Набиев также считает, что обновление автопарка должно происходить постепенно: «Необходимо законодательно установить этот срок. Как сделано в большинстве регионов. Разрешить в первый год работать на машинах не старше восьми лет, затем семь лет и довести его таким образом до пяти лет. Это даст людям время на решение данной проблемы».

Неурегулирование этих вопросов привело к росту тарифов за проезд. Простой пример — маршрутная линия из Махачкалы в Ленинкент. Тендер на нее в свое время выиграло ООО «Астория». Но оно отказалось от него, и линия была передана «Третьему парку». После двух месяцев работы стоимость проезда по этим маршрутам была поднята на три рубля — с 22 до 25 рублей.

Как получить 100 млн налогов

Проведенный Независимым профсоюзом предпринимателей и водителей анализ состояния этой сферы показал, что в городе в основном перевозками пассажиров занимается 2721 единица транспорта, но официально в учетах отражено всего 2233 единицы. Из всех автоперевозчиков индивидуальными предпринимателями являются немногим более 50 человек. Все остальные работают без наличия юридического статуса. Немногие оформлены в вышеуказанных организациях наемными рабочими.

Произведенные профсоюзом расчеты, исходя из реального количества автоперевозчиков (ООО «Астория», ООО «СТС» («Современная транспортная система»), ООО «Гортранс», ООО «Автоград», ООО «Трансфлот», ООО «Новостройтранс») и реальной цены путевых листов на каждом маршруте, показали, что компании автоперевозчиков ежемесячно получают чуть более 13 миллионов рублей.

Если бы водители этих компаний остались бы индивидуальными предпринимателями, то ежегодно они платили бы порядка 100 миллионов рублей, подсчитали в профсоюзе.

Редакция газеты «Новое дело» направила два официальных запроса в правительство республики и мэрию Махачкалы с просьбой разъяснить: 1. Сколько маршрутных микроавтобусов в Махачкале осуществляют пассажироперевозки; 2. Какие сборы собираются в настоящее время с водителей маршрутных такси, а также — какая сумма налогов и иных сборов поступила от транспортных компаний в бюджеты различных уровней. Ответы на данные запросы пока не поступили.

Мнение водителей

Как рассказал один из водителей на условиях анонимности, тех, кто на этот раз попытался упорядочить их взаимоотношения с компаниями, просто «задавили»:

«Нам практически никаких условия не создаются. Сегодня нас курируют – «крышуют» не простые люди, а наделенные властью. Доходит до уровня вице-премьера, но не курирующего транспортный сектор. Надеюсь, что хотя бы Владимиру Васильеву хватит воли вывести республику из феодализма. После прихода Абдулатипова (Рамазан Абдулатипов, бывший глава Дагестана с 2013 по 2017 года) нам обещали, что нас освободят от незаконных поборов, но они при нем только увеличились. Водителей, кто поднимал этот вопрос, подкупили или напугали. И на этот раз произошло то же самое.

Мы платили и, наверное, продолжим платить. Но не понимаем государство, которое позволяет, чтобы эти деньги уходили не в бюджет, а в карман коррупционеров у власти. Ведь при желании урегулировать этот вопрос можно легко».

 Читайте нас в Telegram
 @novoedelo

Знаете больше? Сообщите редакции!

WhatsApp, Telegram, SMS: +7 964 051 62 51 (не для звонков)

Форум «НД» в Telegram: https://t.me/nd_forum


Смотрите также:




А что вы думаете об этом?

Комментарии к новости(0)

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Для комментирования, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь




Загрузка...

Последние новости

Опрос

Ваше отношение к прошедшему чемпионату мира по футболу?