Игра в кластеры

...отвлекает внимание от серьезных проблем КЗЛС

Игра в кластеры

Последние два-три года Министерство промышленности Дагестана активно продвигает идею организации в республике промышленного кластера. При этом в качестве его основы или ядра неизменно выступает Каспийский завод листового стекла (КЗЛС). До недавнего времени речь шла о создании вокруг КЗЛС стекольного кластера, который выпускал бы различные виды стекольной продукции с высокой добавочной стоимостью и ориентированием на импортозамещение. Меньше месяца назад о своей готовности принять участие в создании стекольного кластера в Дагестане объявила инвестиционная компания Внешэкономбанка «ВЭБ капитал», подписавшая соглашение о сотрудничестве в этой сфере с Минпромом республики.

На этой неделе подход к созданию кластера на основе КЗЛС неожиданно поменялся. Как сообщило информагентство ТАСС, вместо стекольного кластера теперь планируется создать промышленный кластер строительных материалов. Соответствующее соглашение с республиканским Минпромом подписали компания «ВЭБ капитал» и Ассоциация организаций содействия развития кластеров и технопарков России. ТАСС цитирует министра промышленности и торговли Дагестана Юсупа Умавова: «Идею расширить стекольный кластер в промышленный кластер строительных материалов и технологий нам подсказали коллеги из Ассоциации организаций содействия развитию кластеров и технопарков РФ. Это предложение нам понравилось, так как Дагестан имеет сырьевую базу для строительных материалов».

Очевидно, что именно участие в проекте кластерной ассоциации изменило подход к данному вопросу. Ее специалисты сразу поняли то, что несколько лет не могли понять ни работники нашего Минпрома, ни представители «ВЭБ капитала», которые достаточно давно управляют КЗЛС. Дело в том, что стекольный кластер на основе КЗЛС создать попросту невозможно. Это очередная «Немецкая деревня», изначально обреченная на провал.

Постараюсь объяснить, почему. Придется обращаться к теории, но без этого тонкостей в организации работы кластеров не понять.

Один из «отцов» кластерной политики Майкл Портер определяет кластер как группу географически соседствующих взаимосвязанных компаний (поставщики, производители и др.) и связанных с ними организаций (образовательные заведения, органы госуправления, инфраструктурные компании), действующих в определенной сфере и взаимодополняющих друг друга. Вопрос «географического соседства» при этом является приоритетным. В той же Германии, к примеру, определение кластера дополнено непременным условием — в него могут входить предприятия, географически удаленные друг от друга не более чем на 100 км. И это при высочайшем уровне немецкой логистики и наличии суперсовременных автобанов.

А теперь посмотрим, что мы имеем в Дагестане с его дорогами и зачаточной логистикой. Все основные компоненты для производства стекла КЗЛС завозит из других регионов, с карьеров, на сотни километров удаленных от республики. Уже одно это способно поставить крест на самой идее кластера ввиду отсутствия в Дагестане местного сырьевого «ядра».

Как известно в стоимости стекла 20% составляют энергоносители (газ), а более 35% — сырьевые материалы (песок, сода, доломиты и прочее). При этом перевозка стекольного песка или того же доломита на расстояние 500 км удваивает его стоимость. К слову, удаленность КЗЛС от источников сырья практически вдвое превышает эти самые 500 км. При такой ситуации КЗЛС ни в коем случае не может рассматриваться в качестве ядра кластера. Нет, организовать различные стекольные производства на базе завода, несомненно, можно, но это будет уже не кластер, а холдинг, а это совершенно разные вещи. Возвращаясь же к теории Портера, отметим, что согласно ей стекольный завод может стать ядром кластера лишь при условии нахождения в шаговой доступности от него мощных предприятий строительной индустрии, автомобилестроения, высокоразвитой пищевой промышленности, предприятий парфюмерной и фармакологической промышленности. Ничего этого вблизи КЗЛС нет и не предвидится.

Получается, что в нашем случае кластер возможен только вокруг мощного горно-обогатительного комбината (ГОКа), который и станет его ядром. Собственно, о необходимости строительства ГОКа я писал в республиканской прессе еще четыре года назад, подчеркивая то обстоятельство, что при реализации масштабного проекта КЗЛС абсолютно не был учтен кластерный подход. По большому счету строительство завода надо было начинать с ГОКа, без этого он изначально был обречен на проигрыш в конкурентной борьбе. Виноваты в этом не столько бизнесмены, запустившие этот проект, сколько наши чиновники из Минпрома и Минэкономики, призванные осуществлять государственную политику при сопровождении таких масштабных проектов. Именно они должны были настаивать на кластерном подходе при строительстве предприятия.

Что же мы имеем в итоге? В июле 2017 года исполнительный директор КЗЛС Игорь Кремер дал интервью, в котором сообщил, что практически сразу же после запуска завод вышел на полную мощность и производит около 600 тонн продукции в сутки. Вроде бы все прекрасно, но вот другие цифры. Строительство завода обошлось в 10,5 млрд рублей, из которых 7,8 млрд — кредиты ВЭБ, остальное — частные вложения. В 2014 году выручка КЗЛС составила 945 миллионов рублей, а чистый убыток — 3,805 миллиарда рублей; на конец 2014 года общий объем кредиторской задолженности составил 14,6 миллиарда рублей. Выручка КЗЛС в 2015 году — 1,965 миллиарда рублей, а чистый убыток — 2,9 миллиарда рублей. Поскольку ситуация не изменилась (уже второй год завод находится под процедурой банкротства), можно предположить, что сегодня задолженность КЗЛС кредиторам и иным сторонним структурам превышает 20 миллиардов рублей.

На этом фоне разговоры о создании кластера на основе КЗЛС выглядят достаточно подозрительно. Создание кластера — дело весьма затратное. Законодательство предусматривает для участников кластера около 20 мер поддержки — от субсидирования затрат на его образование до субсидирования процентной ставки на целевой кредит, взятый на приобретение высокотехнологичного оборудования. То есть речь идет о миллиардах рублей. Бюджетных рублей. При этом ставка делается на предприятие, испытывающее серьезные финансовые трудности.

Судя по сообщениям СМИ, участники этого кластерного проекта очень спешат. Лично для меня причина этой спешки очевидна — в середине нынешнего года должен начать работать завод «ORDA GLASS» в соседнем Казахстане. Это полный близнец КЗЛС с той только разницей, что рядом с ним расположены месторождения сырья, необходимого для производства стекла.

После запуска этот завод ожидаемо начнет выходить на те же рынки, что и КЗЛС. А поскольку последний будет неминуемо проигрывать новичку по себестоимости продукции при одинаковом качестве, очевидно, что со временем завод «ORDA GLASS» вытеснит КЗЛС с рынка и в конечном счете убьет. Именно поэтому «ВЭБ капитал» начал борьбу за выживание, сделав ставку на создание кластера. Сначала стекольного, а затем строительного.

Есть ли шансы добиться успеха? В принципе, они имеются, если оперативно вложиться в строительство ГОКа. Но надеяться при этом на то, что вложенные средства окупятся достаточно скоро, не приходится, поскольку они добавятся к имеющимся 20 млрд рублей долга, который висит на КЗЛС. Но даже после строительства ГОКа создание строительного кластера останется под большим вопросом ввиду отсутствия в шаговой доступности от предприятия мощной строительной индустрии (дагестанская строительная отрасль не в счет ввиду достаточно скромных объемов потребления стекла). Кластеры волевым решением не создаются, необходимо наличие целого ряда обстоятельств, позволяющих говорить о том, что предприятия, расположенные на одной территории, возможно объединить в кластер. Пока я таких обстоятельств не наблюдаю. Не вижу я и государственного подхода к этому вопросу наших чиновников, без чего создание кластера тоже невозможно.

По-хорошему, ВЭБу выгоднее всего было бы просто избавиться от завода, передав его республике (по этому пути в свое время пошел Сулейман Керимов, увидевший, что долги и обязательства завода неуклонно растут, а перспектив выхода из кризиса не видно). По моему глубокому убеждению, без помощи республиканских властей, помощи действенной и каждодневной, мы КЗЛС не сохраним: казахский «ORDA GLASS» в союзе с дорогим привозным сырьем для дагестанского завода рано или поздно убьют это высокотехнологичное предприятие, имеющее шансы стать точкой роста в Дагестане.

Начинать надо с широкомасштабной независимой аудиторской проверки деятельности предприятия, а также работы структур «ВЭБ капитала» по внешнему управлению КЗЛС. В частности, меня, как и многих, интересует вопрос бесконечной пролонгации процедуры внешнего управления, благодаря чему государство в лице ВЭБа теряет ежегодно неуплаченные банковские проценты по кредитам, сумма которых составляет примерно 10% совокупных налоговых платежей Дагестана.

Одновременно правительство республики должно инициировать переуступку ВЭБом бесперспективных для него активов КЗЛС Дагестану (с каждым просроченным днем убытки ВЭБа будут расти, а после запуска завода «ORDA GLASS» вообще приобретут инерцию снежного кома).

Если вопрос передачи акций, не осложненных долговыми обязательствами, решится (а шансы, уверен, достаточно высокие), надо будет срочно думать о строительстве ГОКа. И тут имеется весьма изящный способ найти деньги на эту программу. Дело в том, что песок для своих нужд из центральных регионов России завозит не только КЗЛС, но и соседний Азербайджан. Проблема с обогащенным песком в соседнем государстве стоит настолько остро, что, уверен, его руководство согласится принять совместное участие в строительстве ГОКа вблизи своих границ, чтобы полностью закрыть вопрос с его поставками. По моим расчетам, ГОК производительностью 700 тысяч тонн кварцевого песка и 200 тысяч тонн доломита мог бы полностью закрыть потребности всех участников совместного проекта, а кроме того, позволил бы Азербайджану наладить собственное производство сухих строительных смесей и сопутствующих стекольных производств. По существу, речь идет о создании межрегионального приграничного стекольного кластера, ядром которого станет новый ГОК.

К слову, Азербайджан мог бы взять на себя продвижение продукции КЗЛС на рынки соседних государств. Такой совместный подход позволит успешно конкурировать с заводом «ORDA GLASS» и максимально задействовать мощности КЗЛС. Между прочим, именно в этом заключается принцип кластерности — когда из-за содружества двух сторон третьей становится сложнее выживать на рынке. А пока нам необходимо срочно уходить из-под опеки ВЭБа, внешних и иных управленцев, решающих, на мой взгляд, свои личные задачи, которые не идут на пользу республике и ее экономике.

Абдулхалик Омариев,

советник компании «Алтэко»

 Читайте нас в Telegram
 @novoedelo

Знаете больше? Сообщите редакции!

WhatsApp, Telegram, SMS: +7 964 051 62 51 (не для звонков)

Форум «НД» в Telegram: https://t.me/nd_forum


Смотрите также:




А что вы думаете об этом?

Комментарии к новости(1)
novichok12
novichok1227 марта, 12:53

Реально заказная статья))). Человек знает о заводе из статеек в интернете или из рассказов таких же знающих)))))). Ему видимо раскрыли тайну на предприятии о клиентах завода и он знает куда они грузят стекло и кому. Смешно.


Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Для комментирования, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь




Загрузка...

Последние новости

Опрос

Ваше отношение к прошедшему чемпионату мира по футболу?