Пикет со слезами на глазах

18.11.2017 12:12
Фото: Мурад Мурадов/"Новое дело"

Массовыми задержаниями завершилась акция погорельцев села Мокок Цунтинского района, требовавших 13 ноября встречи с врио главы Дагестана Владимиром Васильевым. Пострадавшие от пожара обещают: если вопрос с выплатами не сдвинется с мертвой точки, то со следующей недели они объявят голодовку.

Ранее, 21 августа, спустя ровно год после пожара в Мококе, его жители уже собирались на митинге в селе и поставили ультиматум республиканским властям — решить вопрос с выплатой компенсаций в течение месяца. В противном случае они обещали устроить голодовку и выходить каждый месяц на акции протеста. Свои обещания они готовы были исполнить, но, как говорит председатель инициативной группы погорельцев Магомед Саидов, не стали объявлять голодовку, так как им обещали решить их проблемы в ближайшее время.

«До 21 сентября с нами встречался полномочный представитель в Горном территориальном округе Магомед Камилов, — рассказал Саидов. — Сказал, что вопрос решается. Затем последовала отставка главы Дагестана Рамазана Абдулатипова. И нас попросили не протестовать, пока врио главы формирует свое правительство. Но мы уже и так терпели почти полтора года, верили, что обещания выполнят, но теперь уже устали. Никого не интересует судьба погорельцев».

13 ноября несколько десятков погорельцев пришли на центральную площадь Махачкалы. В это время здесь собрались около 20 женщин из Бабаюртовского района, которые хотели попасть на встречу с врио главы Дагестана и рассказать ему о тяжелых бытовых условиях — отсутствии газа, дорог.

Однако сотрудники полиции стали оттеснять с площади погорельцев.

«Планировался одиночный пикет. Хотели добиться таким образом встречи с врио главы Дагестана. Потому что со всеми остальными — министрами, полпредами, муниципальными чиновниками — мы уже встречались, и они не в силах решить нашу проблему», — отмечает Саидов.

Сотрудники полиции предупреждали, что собрание незаконное и они имеют право его разогнать. Пожилой мужчина с плакатом в руках заявил, что он идет на одиночный пикет. Но полицейские его не пропускали, и советовали встать в сквере у администрации города. Пожилому мужчине все же удалось пройти окружение, но встать в центре площади помешала потасовка, начавшаяся за его спиной.

Полицейские попытались задержать нескольких человек, завязалась потасовка. Подъехали дополнительные наряды полиции. Ситуация разрешилась мирно. Люди решили свернуть плакаты и спокойно ждать, пока выйдет человек из администрации главы республики. Такой госслужащий вскоре действительно появился. Он взял паспорта четверых погорельцев и унес их в Белый дом для записи на прием.

«Практически все жители села разбросаны сейчас по всей республике. В Мококе осталась лишь незначительная часть людей, у которых сохранились дома. Все остальные вынуждены жить в съемных квартирах или же у своих родственников. Но это уже стало невыносимо. У людей закончились деньги, чтобы снимать жилье, постоянные скандалы с родственниками, потому что ужиться в одном доме трем-четырем семьям невозможно», — рассказывает Магомед Саидов.

«Кто-то не захотел покидать свое село и остался в Мококе. Обустроились в сарае, кое-как живут. Но там сырость. Сейчас наступает зима. Еще одну зиму они не переживут. Мы и так уже потеряли семь человек, которые погибли от переживаний и пневмонии», — говорит Рукият Рамазанова.

«Мой дедушка и отец живут в этом селе. Я рос с шести лет в Мококе. Но сейчас, когда видишь эти руины, то, что осталось от села, просто не по себе становится. Ничем не отличается от сирийских городов после бомбардировки», — говорит Израил Магомедов.

По словам Магомеда Саидова, списки, в которых более 600 человек, уже согласованы практически всеми инстанциями, осталось только, чтобы их утвердил глава МВД Дагестана.

«Всего примерно 150 семей числятся погорельцами. Но МВД Дагестана заявляет, что по имеющимся у них в базе данным в селе было зарегистрировано только 250 человек, оставшихся без крова. Но в семье не может быть по 1–2 человека. У кого трое детей, у кого пятеро. Поэтому каждой семье пришлось через суд доказывать, что все его дети или жена являются членом семьи. И по всем семьям уже есть судебные решения, вступившие в законную силу. Однако глава МВД республики все равно отказывается исполнять решения суда.

Сейчас мы готовимся подать на ведомство в суд за неисполнение судебного решения», — отметил Саидов.

По его словам, сейчас всю вину хотят возложить на мококцев, которые не регистрировали своих детей. «Но это не наша вина. База зарегистрированных постоянно переходила от одной службы к другой. То она была в ведении администрации села, то УФМС, теперь в МВД. Вот у меня, например, в паспорте стоит печать прописки. Но по базе я не прохожу. Цунтинский район — самый отдаленный. И выгрузка данных происходит нерегулярно. Потому что интернет работает с перебоями, а света может не быть неделями», — поясняет он.

По его словам, единственное, в чем сейчас нуждаются погорельцы, — это жилье: «Мы благодарны всем людям и благотворительным фондам, которые помогали нам с продуктами питания и одеждой. Сейчас у нас все это есть. Мы прекратили сбор средств и гуманитарной помощи. Мы будем требовать положенные законом компенсации, чтобы построить жилье».

До 14 часов к погорельцам так никто и не вышел, кроме полпреда Магомеда Камилова. Сотрудники полиции подошли к Саидову и сказали, что нужны три добровольца, на которых можно составить административный протокол за участие в несанкционированной акции.

«После разговора с полпредом мы уже собирались расходиться. Но когда предложили сдать нескольких односельчан, я отказался. Тогда они хотели задержать меня, стали дергать. Это увидели остальные. Подбежали к нам. И все началось. Сначала применили газ «Черемуха» и грубую силу. Всех, кто попадался под руку, сажали в полицейскую машину», — рассказал Саидов. Всего в отдел МВД по Советскому району доставили 14 человек. Остальные мококцы остались на площади.

Доставленных продержали в отделении от 5 до 9 часов. Первым вышел Магомед Саидов. На него составили протокол за организацию незаконного публичного мероприятия. Остальных освободили только к 11 ночи. Им вменяли в вину участие в несанкционированном митинге. На следующий день в Советском райсуде были рассмотрены эти административные дела. Судья ограничился вынесением предупреждения в отношении всех доставленных накануне с площади.

«Мы стоим на своем — нам нужна встреча с врио главы Дагестана, — заявил «Новому делу» Магомед Саидов. — Вчера нам сказали, что нас услышали, идут переговоры с главой администрации. Он хочет ознакомиться со всеми документами и поэтому просил дать время. Но если к следующей неделе дело так и не сдвинется с мертвой точки, то мы уже объявим голодовку. Митинги и пикеты нам организовывать не дают. Не думаю, что на голодовке нас начнут громить. Поэтому мы приняли такое решение. По-другому никак».

МВД Дагестана никак не прокомментировало заявления погорельцев о том, что глава ведомства не исполняет решения суда. На запрос, направленный «Новым делом» в МВД Дагестана, был получен следующий ответ: «В результате пожара сгорело 83 домовладения, в том числе здание сельской администрации. Без крова остались примерно 483 человека, из них 193 — дети. Площадь возгорания составила более 4000 кв. м. В отношении 251 человека на основании проверок по учетам УВМ МВД по РД на предмет соответствия указанных адресов и паспортных данных граждан сведения подтверждаются, и согласованный список направлен в МЧС Дагестана. Те пострадавшие, которые вошли в этот список, получат денежную компенсацию».

С аналогичной проблемой в этот день записаться на прием к Васильеву пытались и четыре жительницы поселка Временный Унцукульского района. Месяц назад они уже писали ему с просьбой принять их. Но не получили ответа и поэтому пошли в администрацию главы.

По словам одной из жительниц поселка Джамили Гаджиевой, 13 ноября они написали еще одно обращение, но на этот раз на имя руководителя администрации главы и правительства республики Владимира Иванова.

Жители поселка хотят обратить внимание нового руководства на проблему с выплатами компенсаций за утерянное имущество в ходе контртеррористической операции 2014 года. «Осенью 2014 года весь поселок был эвакуирован на 70 дней. Когда мы вернулись, то все наше имущество, которое было нажито десятилетиями, было разграблено. И теперь все приходится покупать заново», — рассказала Гаджиева. За три года, отметила она, государство не выплатило ни копейки компенсаций.

«Выплаты компенсаций затягивает МВД республики, которое не утверждает списки пострадавших. В поселке нет ни одного человека, кто бы не получил урон в той спецоперации. Но МВД из-за отсутствия прописки людей и других причин не утверждает списки. В итоге информация о пострадавших до сих пор не направлена в Москву», — рассказала Гаджиева.

Сейчас мы готовимся подать на ведомство в суд за неисполнение судебного решения», — отметил Саидов.

По его словам, сейчас всю вину хотят возложить на мококцев, которые не регистрировали своих детей. «Но это не наша вина. База зарегистрированных постоянно переходила от одной службы к другой. То она была в ведении администрации села, то УФМС, теперь в МВД. Вот у меня, например, в паспорте стоит печать прописки. Но по базе я не прохожу. Цунтинский район — самый отдаленный. И выгрузка данных происходит нерегулярно. Потому что интернет работает с перебоями, а света может не быть неделями», — поясняет он.

По его словам, единственное, в чем сейчас нуждаются погорельцы, — это жилье: «Мы благодарны всем людям и благотворительным фондам, которые помогали нам с продуктами питания и одеждой. Сейчас у нас все это есть. Мы прекратили сбор средств и гуманитарной помощи. Мы будем требовать положенные законом компенсации, чтобы построить жилье».

До 14 часов к погорельцам так никто и не вышел, кроме полпреда Магомеда Камилова. Сотрудники полиции подошли к Саидову и сказали, что нужны три добровольца, на которых можно составить административный протокол за участие в несанкционированной акции.

«После разговора с полпредом мы уже собирались расходиться. Но когда предложили сдать нескольких односельчан, я отказался. Тогда они хотели задержать меня, стали дергать. Это увидели остальные. Подбежали к нам. И все началось. Сначала применили газ «Черемуха» и грубую силу. Всех, кто попадался под руку, сажали в полицейскую машину», — рассказал Саидов. Всего в отдел МВД по Советскому району доставили 14 человек. Остальные мококцы остались на площади.

Доставленных продержали в отделении от 5 до 9 часов. Первым вышел Магомед Саидов. На него составили протокол за организацию незаконного публичного мероприятия. Остальных освободили только к 11 ночи. Им вменяли в вину участие в несанкционированном митинге. На следующий день в Советском райсуде были рассмотрены эти административные дела. Судья ограничился вынесением предупреждения в отношении всех доставленных накануне с площади.

«Мы стоим на своем — нам нужна встреча с врио главы Дагестана, — заявил «Новому делу» Магомед Саидов. — Вчера нам сказали, что нас услышали, идут переговоры с главой администрации. Он хочет ознакомиться со всеми документами и поэтому просил дать время. Но если к следующей неделе дело так и не сдвинется с мертвой точки, то мы уже объявим голодовку. Митинги и пикеты нам организовывать не дают. Не думаю, что на голодовке нас начнут громить. Поэтому мы приняли такое решение. По-другому никак».

МВД Дагестана никак не прокомментировало заявления погорельцев о том, что глава ведомства не исполняет решения суда. На запрос, направленный «Новым делом» в МВД Дагестана, был получен следующий ответ: «В результате пожара сгорело 83 домовладения, в том числе здание сельской администрации. Без крова остались примерно 483 человека, из них 193 — дети. Площадь возгорания составила более 4000 кв. м. В отношении 251 человека на основании проверок по учетам УВМ МВД по РД на предмет соответствия указанных адресов и паспортных данных граждан сведения подтверждаются, и согласованный список направлен в МЧС Дагестана. Те пострадавшие, которые вошли в этот список, получат денежную компенсацию».

С аналогичной проблемой в этот день записаться на прием к Васильеву пытались и четыре жительницы поселка Временный Унцукульского района. Месяц назад они уже писали ему с просьбой принять их. Но не получили ответа и поэтому пошли в администрацию главы.

По словам одной из жительниц поселка Джамили Гаджиевой, 13 ноября они написали еще одно обращение, но на этот раз на имя руководителя администрации главы и правительства республики Владимира Иванова.

Жители поселка хотят обратить внимание нового руководства на проблему с выплатами компенсаций за утерянное имущество в ходе контртеррористической операции 2014 года. «Осенью 2014 года весь поселок был эвакуирован на 70 дней. Когда мы вернулись, то все наше имущество, которое было нажито десятилетиями, было разграблено. И теперь все приходится покупать заново», — рассказала Гаджиева. За три года, отметила она, государство не выплатило ни копейки компенсаций.

«Выплаты компенсаций затягивает МВД республики, которое не утверждает списки пострадавших. В поселке нет ни одного человека, кто бы не получил урон в той спецоперации. Но МВД из-за отсутствия прописки людей и других причин не утверждает списки. В итоге информация о пострадавших до сих пор не направлена в Москву», — рассказала Гаджиева.

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7 (8722) 67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта info@ndelo.ru
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Общественники Дагестана посетили Ингушетию

Представители общественных организаций Дагестана 14 октября посетили Республику Ингушетию в ...

15.10.2018 05:42

В центре Махачкалы сотрудники полиции задержали акционистку из Москвы

Художница-акционистка из Москвы Екатерина Ненашева переживающая пытки в ДНР провела ...

09.10.2018 16:04

В Ингушетии идут массовые протестные акции против подписания соглашения о новых границах

В Республике Ингушетия идут массовые акция протеста. На сегодня, 26 ...

26.09.2018 15:48