Владимир Васильев и жена Цезаря

Когда представители федеральных правоохранительных органов надевали наручники на дагестанских коррупционеров, простые люди поверили, что действительно Россия пришла в Дагестан. Жители республики за десятилетия произвола чиновников-воров истосковались по Правде, Справедливости и по Закону. Они искренне поддерживают борьбу врио главы республики Владимира Васильева с коррупцией.

По признанию новых республиканских властей, сегодня им удалось демонтировать верхнюю часть коррупционной пирамиды. Но как далеко в этой войне с коррупционерами готов идти генерал-полковник Владимир Васильев? В последнее время у дагестанцев все чаще возникает тревожное ощущение дежавю. Московские прокуроры, маски-шоу, громкие уголовные дела и громкие аресты — все это они и раньше видели. И не один раз за постсоветскую историю. Не вернется ли опять все на круги своя?

ЧК Ильича

Первый поход против коррупции в Дагестане Москва начала еще в конце 90-х. Тогда для наведения порядка в Махачкалу был направлен первый заместитель министра внутренних дел России генерал-полковник Владимир Колесников. Он возглавил межведомственную следственно-оперативную бригаду и имел широкие полномочия. Около сотни опытных сотрудников МВД и прокуратуры приступили к проверке работы министерств, ведомств и администраций. Объявили, что главная задача «комиссии Колесникова» — бороться с дагестанской коррупцией, разобраться с криминалом и укрепить власть в Дагестане.

После развала СССР тысячи представителей криминала легализовались в муниципальных структурах и в республиканских министерствах и ведомствах. В середине 90-х годов в Народном Собрании Дагестана, по признанию представителей силовых структур, уже около половины депутатов имели судимости или находились на оперативном учете в правоохранительных органах: наперсточники, грабители, насильники, мошенники и наркоманы.

Заняв руководящие посты в органах исполнительной власти и в парламенте, преступные авторитеты в те годы стали активно внедрять «своих» и в правоохранительные органы. «Братва» не жалела денег на подкуп республиканских и московских чиновников. В МВД, ФСБ и в прокуратуру буквально хлынули «перспективные правоохранители» — родственники и подручные местных авторитетов. Дипломы о высшем образовании, благо, можно было купить чуть ли на каждом углу — сотни филиалов различных вузов бойко торговали желанными документами. Полуграмотные и беспринципные, но с большими амбициями люди заняли значимые посты в силовых ведомствах, в Верховном и Арбитражном судах, совершали правосудие «по понятиям». «Призывники» криминала стали плотью и кровью республиканской системы власти. Власть стала преступной, а преступность — властью.

Страхи Москвы

Москва опасалась, что раздираемая клановыми, этническими и религиозными противоречиями республика по примеру соседней Чечни окончательно выйдет из-под контроля федерального центра. Ситуация, действительно, с каждым годом усугублялась. В мае 1998 года сторонники братьев Хачилаевых и им сочувствующие уже брали Белый дом. В этих экстремальных условиях был решено отправить в Дагестан «комиссию Колесникова».

Следует отметить, что большая команда московских правоохранителей с первых дней командировки в регион энергично взялась за работу. По различным обвинениям, в том числе и за хищение бюджетных средств, были арестованы более полусотни чиновников. Возбудили громкие уголовные дела, в частности, против министра юстиции, руководителя дагестанского отделения Пенсионного фонда, а также против ряда глав городов и районов. Генерал Колесников регулярно озвучивал по местному и российскому телевидению все новые и новые имена фигурантов уголовных дел — казнокрадов, убийц, взяточников и других уголовных элементов, представляющих официальную республиканскую власть.

Народ поверил, что борьба с мафией идет всерьез. Дагестанцы называли первого заместителя министра внутренних дел России своим освободителем от произвола криминала и зарвавшихся чиновников, уважительно обращались к нему по отчеству — Ильич. Генерал-полковник Колесников месяцами жил в Дагестане и не уставал повторять, что не покинет «родную республику», пока не доведет начатое до конца. Но вскоре энтузиазм «варягов» неожиданно угас, Колесников уехал из Дагестана, говорили, что теперь он уже борется с преступностью в Красноярском крае. А в республике тихо заморозили все громкие уголовные дела, чиновники-казнокрады из тюремных камер вернулись в свои кабинеты: практически ни один из них так и не был привлечен к ответственности. Опять все «срослось»: власть, криминал и силовые структуры. А пострадал народ — он пережил страшное разочарование.

Миссия невыполнима?

Летом 2006 года Москва сделала новую попытку «зачистить» республику. Решили, в первую очередь, навести порядок в правоохранительных органах Дагестана. В Махачкалу прилетела бригада главного управления Генпрокуратуры в ЮФО и прикомандированных к ним сотрудников из других регионов — 28 человек.

Опросы предшествующих лет показывали, что подавляющее большинство дагестанцев неудовлетворительно оценивают работу республиканской прокуратуры, судов, МВД и ФСБ, а коррупцию называли самой острой проблемой общества. Правда, судя по отчетам и выступлениям, ФСБ, МВД и прокуратура активно вели борьбу с мздоимством и с хищениями государственной собственности: проводили проверки, устраивали маски-шоу, регулярно представляли общественности очень внушительные цифры присвоенных ворами-чиновниками бюджетных средств. Но практически до финиша, до суда эти дела не доходили.

Жить по закону в Дагестане стало невыгодно. Коррупция во всех эшелонах власти и в правоохранительных органах оказалась очень благодатной почвой для расцвета преступности. Массово уклонялись от уплаты налогов, незаконно получали инвалидность, воровали газ и электроэнергию, щедро распоряжались бюджетными средствами, строили подпольные заводы по переработке алкогольной продукции и нефтеперерабатывающие заводы. А контрабанда товаров и оружия через границу стала самым высокодоходным бизнесом. Только случайно этот трафик однажды «засветили» не посвященные в «тему» сотрудники ДПС. В КАМАЗе, остановленном на Джемикентском посту, за ящиками с фруктами они обнаружили более 50 ракет — НУРСов. Но дело быстро замяли. Разумеется, только под крышей прикормленных высокопоставленных силовиков все эти «бизнесмены» могли чувствовать себя комфортно.

Так вот Москва снова решила навести порядок в республике. Бригада приезжих прокуроров под руководством замгенпрокурора России Николая Шепеля работала в Дагестане около двух недель. Громко по всем СМИ анонсировали начало кадровых чисток среди руководителей силовых структур Дагестана. Но командировка московских прокуроров закончилась только объявлением выговоров за «слабую работу» руководителям среднего звена республиканской прокуратуры. Разрекламированное генпрокурорское «цунами» даже краешком не зацепило МВД, ФСБ и суды. Москва снова оказалась в плену застарелых мифов о том, что в Дагестане кланы всесильны и жесткое вмешательство в их деятельность взорвет ситуацию. Этим заблуждением Кремля нечистоплотные политики в республике отлично пользовались еще с 90-х годов.

Третье пришествие

Нынешний, третий за постсоветскую историю, поход Кремля против коррупции в Дагестане стал самым масштабным. На этот раз в республике работала не только спецкомиссия аж из 38 прокуроров и спецкоманды ФСБ и МВД. Поле главной брани с коррупцией лично посетили генеральный прокурор РФ Юрий Чайка и руководитель Следкома РФ Александр Бастрыкин.

Спецкомиссия под руководством первого заместителя генпрокурора России Ивана Сыдорука после двух недель работы объявила, что в Дагестане в результате сговора практически всех структур власти — силовых и гражданских, республиканских и федеральных — укрывались серьезные преступления, совершались крупные хищения.

По результатам работы комиссии возбуждены десятки громких уголовных дел, почти все правительство республики уже сидит в «Лефортово». Прокуроры называют астрономические суммы похищенных дагестанскими чиновниками бюджетных средств.

Но вот что любопытно: простых дагестанцев преступления, которые инкриминируются арестованным, не удивили. Людей не шокировали и сотни миллионов, которые присвоены чиновниками. Все факты, о которых сегодня рассказывают по ТВ со ссылкой на следственные органы страны, в республике давно были известны. Многие знали и о собственности на миллиарды рублей опальных чиновников и тех, кто пока еще на воле: десятки самых дорогих машин, коттеджи на каспийском побережье и в Карловых Варах, парфюмерная фабрика в Болгарии или клиника в Германии или Эмиратах.

Очевидно, что для правоохранительных органов республики, как и для простых жителей, все эти «художества» чиновников были секретом Полишинеля. Сегодня, оправдываясь, дагестанские фээсбэшники говорят, что «материалов на местных чиновников собрано предостаточно, но дела стопорятся в судах при активном участии прокурорских». Внезапно «прозрела» и прокуратура. Ее работники почти десять лет, например, не «замечали» торговый центр «Апельсин» (трехэтажное капитальное здание), который в свое время строили без какого-либо разрешения. Не существовали раньше и около 900 высотных домов, возведенных в последние годы незаконно с массовыми нарушениями градостроительных норм. И только на днях прокуратура призналась, что «нарушения градостроительного законодательства приобрели системный характер, а капитальное строительство не соответствует развитию коммунальной инфраструктуры».

«Что вы от них хотите, если эти ведомства, как и все министерства республики, давно превратились в коммерческие компании?!» — говорит бывший сотрудник республиканской прокуратуры. А знающие люди в соцсетях пишут, что якобы входной билет в структуры МВД — от 600 тысяч до 1 млн место в прокуратуре или в Следственном комитете обойдется от 3 до 5 млн, а «корочка» сотрудника ФСБ может стоить не менее 8 млн. Говорят, что есть свой прейскурант и для судов. «Согласитесь, надо не только вернуть эти потраченные на взятки деньги, но и очень быстро заработать на крутую машину, квартиру в Москве и на другие радости жизни»,?— рассуждает в сети некий Путник.

По мнению других блогеров, под лозунгами борьбы с коррупцией правоохранительные органы и сегодня продолжают демонстративно прессовать предпринимателей. Возбуждение уголовных дел и помещение их под стражу по-прежнему используется не только как способ выявления преступлений и установления правосудия, а как инструмент давления и «отжимания» бизнеса.

Комментируя последние события в республике, ветеран ФСБ России Александр Михайлов заявил, что в Дагестане «повязано все — милиция, суды, прокуратура. Все было в едином клубке. Они, как пельмени, там слиплись! Простой человек не мог найти правды в этой республике. Если уничтожить это осиное гнездо с точки зрения коррупционной составляющей, то, наверное, республика сможет стать той республикой, которой она должна быть».

Дагестан некоторые политологи в последнее время сравнивают со знаменитым городком Севериновкой. Читатели из старшего поколения, наверное, помнят когда-то очень популярное произведение «Зеленый фургон». В повести А. Козачинского рассказывается о беспокойной жизни городка Севериновка, где умеют точить желтые сапоги на высоком каблуке и белой козловой подклейке, с носком «бульдог», подколенными ремешками и маленьким раструбом вверху голенища. Мало какой начальник милиции мог устоять перед соблазном принять в дар такие желтые сапоги. «Этот фасон притягивает к себе начальников с такой же непреодолимой силой, с какой сказочного короля притягивала рубашка счастливого человека», — писал автор повести.

Экзотические сапоги стали символом продажности людей в погонах. Как только в уезде узнавали, что очередной начальник не смог противостоять гибельной страсти и принял в дар желтые сапоги, его вызывали в Одессу, выгоняли из розыска и отдавали под суд за взяточничество.

Конечно, чтобы реально изменить климат в Дагестане и вернуть доверие рядовых граждан к власти, необходимо объявить войну и коррупционерам в «желтых сапогах». Но сегодня в их «осином гнезде» — тишь да гладь. Врио главы РД Васильев пока сменил только председателя Верховного суда и прокурора республики. По-прежнему совершают правосудие от имени РФ федеральные и арбитражные судьи, чьи имена давно стали нарицательными. Небольшой стресс, вызванный разговорами о возможной ротации в другие регионы России, прошел, и вполне комфортно, как и прежде, чувствуют себя на подведомственных «полянах» прокуроры городов и районов, руководители гор- и райотделов МВД и ФСБ. Вся правоохранительная система Дагестана для властей республики пока, видимо, как жена Цезаря — вне всяких подозрений.

 Читайте нас в Telegram
 @novoedelo

Знаете больше? Сообщите редакции!

WhatsApp, Telegram, SMS: +7 964 051 62 51 (не для звонков)

Форум «НД» в Telegram: https://t.me/nd_forum


Смотрите также:




А что вы думаете об этом?

Комментарии к новости(0)

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Для комментирования, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь




Загрузка...

Последние новости

Опрос

Как вы относитесь к развитию массового туризма в Дагестане?