Министра потрясла медицина Дагестана

09.03.2018 12:13
Фото: president.e-dag.ru

Министр здравоохранения России Вероника Скворцова во вторник, 6 марта, прилетала в Махачкалу с рабочим визитом и, обойдя некоторые медицинские учреждения в городе, осталась в восторге от увиденного. Об этом она заявила перед отлетом вечером того же дня на пресс-подходе в аэропорту Махачкалы. «Новое дело» ознакомилось с маршрутом министра, попыталось понять ее эмоции и изучить реакцию дагестанцев на заявление.

Почему при такой «потрясающей медицине», как ее охарактеризовала Скворцова, в нашу республику не спешат приезжать на лечение из других регионов страны, а напротив, сами дагестанцы стараются найти ей альтернативу? Как объяснить многочасовые очереди в Республиканском диагностическом центре, в детских поликлиниках, а также постоянные жалобы на плохое медобслуживание? Почему люди вынуждены платить за бесплатную медпомощь и, попадая в стационар, покупать медикаменты, которые по закону должны предоставляться бесплатно?

Задать министру этот и другие вопросы про очевидные проблемы жителей республики, сталкивающихся с системой здравоохранения, у «Нового дело» возможности не было: наше издание не было аккредитовано ни для освещения визита министра, ни для участия в пресс-подходе.

Знакомство с дагестанской медициной Вероника Скворцова начала с визита в Перинатальный центр «Мама Патимат». Вместе с врио главы республики Владимиром Васильевым, врио министра здравоохранения республики Танкой Ибрагимовым в течение дня они также посетили ожоговый центр при Республиканской клинической больнице, Республиканский ортопедо-травматологический центр, Региональный сосудистый центр и госпиталь ветеранов.

«Сегодня мы начали наш визит с посещения нового перинатального центра, который был открыт в июле 2017 года, — цитирует Скворцову пресс-служба главы и правительства Дагестана. — За это время в нем родились более 2 тысяч детей. Это высокотехнологичный центр, оснащенный всем необходимым для успешного родоразрешения женщин, в том числе из групп риска, с сопутствующей тяжелой патологией, с возможностью выхаживания малышей даже с экстремально низкой массой тела. Лечение в системе перинатального центра дало результат».

По ее словам, на 14% снизилась младенческая смертность в республике. Она добавила, что показатель смертности пока выше среднероссийского, но темпы ее снижения вызывают глубокое уважение.

Любопытно, почему министр начала свой обход с посещения перинатального центра стоимостью 2,8 млрд рублей, половина из которых была направлена на приобретение высокотехнологичного оборудования, а не заглянула в другие роддома города, на которые неоднократно жаловались пациентки.

Владимир Васильев подчеркнул, что многое из увиденного вызывает чувство гордости у дагестанцев: «Приятно было услышать о том, что в перинатальном центре 60% технологичного оборудования. То есть та задача, которую поставил президент, решается сегодня у нас и дает хорошие результаты».

Затем делегация отправилась в ожоговый центр РКБ, от которого Скворцова осталась в восторге: «Потрясающий ожоговый центр, могу без преувеличения сказать, что он работает и для взрослых, и для детей и входит в пятерку лучших ожоговых подразделений страны, и может на себя брать функции, являясь головным и в Южном, и в Северо-Кавказском федеральных округах. Причем высокие профессионалы, которые работают в этом ожоговом центре, имеют свои авторские наработки, в том числе для лечения сложных шоковых состояний, которые возникают при обширных тяжелых ожогах выше 60–70% площади тела. Мы также посетили и другие подразделения — травматологию, ортопедию, Региональный сосудистый центр. Очень хорошие впечатления оставил госпиталь ветеранов, прежде всего потрясающими врачами, молодыми и перспективными кандидатами наук».

В свою очередь Владимир Васильев поблагодарил Минздрав России за оперативную помощь во время трагедии 18 февраля: «Недавно, когда случилось несчастье в Кизляре и погибли пять женщин, первыми на место прибыли специалисты федерального Центра медицины катастроф. Что случилось с вертолетом Минздрава Дагестана, необходимо еще разобраться…»

Мы обратились в пресс-службу главы Дагестана с просьбой прокомментировать, что именно имел в виду Васильев под словом «разобраться» и где вертолет МИ-8 республиканского Минздрава. Ответить нам не смогли.

Напомним, скандал с вертолетом Минздрава Дагестана ранее уже возникал осенью 2014 года. Тогда в СМИ и в соцсетях появилась информация, что отремонтированный вертолет перевозит не пациентов, а высокопоставленных чиновников правительства. Его ремонт обошелся республиканскому бюджету в более чем 50 млн рублей. По нашим данным, за 2015 год он выполнил всего 12 вылетов по санитарным заданиям. В 2016 году в связи с временным запретом Росавианадзора вылетов не было и вовсе.

Реакция дагестанцев

Заявление Скворцовой, что в Дагестане с медициной все хорошо, вызвало бурю негативных эмоций у жителей республики. Некоторые усомнились в компетентности главы Минздрава России.

«В Дагестане с рабочим визитом побывала министр здравоохранения России Вероника Скворцова. На пресс-конференции чиновница заявила, что в восторге от уровня здравоохранения в республике, — написал на своей странице в «Фейсбуке» корреспондент НТВ в Дагестане Омар Магомедов. — Складывается ощущение, что мы с чиновниками живем в разных странах или посещаем разные больницы. В моих больницах и поликлиниках медики не получают 30–60 тысяч рублей, здесь у молодого врача при устройстве на работу просят дать взятку в миллион рублей, в отделениях санитарки продают бахилы, многие препараты медики вынуждены покупать либо за свой счет, либо за счет самих пациентов. В моих больницах врачи покупают мебель и канцтовары сами, марафет в медучреждениях делают, только если ждут комиссию. Несколько дней назад в одной детской поликлинике Махачкалы установили телевизоры. Теперь мамочки надеются, что их не снимут, ведь комиссия уехала. В детском онкоцентре, где мы проводили благотворительную акцию, извините, в уборной ни разу не было туалетной бумаги и мыла. В моих больницах и поликлиниках человеческая жизнь ничего не стоит. Два года назад наша съемочная группа снимала в горном селе тяжелобольную женщину, у нее трое детей, диагноз — миелоидный лейкоз. Даже после выхода сюжета ситуация не изменилась, она по-прежнему не получает необходимое по закону лекарство («Тасигна») и медленно умирает. В Минздраве республики ссылаются то на отсутствие лекарств, то на ожидание тендера, то на нехватку средств в бюджете. Мне, как жителю Дагестана, в моих больницах и поликлиниках, увы, пока нечем восторгаться».

Под публикацией журналиста свою оценку медицине Дагестана дали и другие жители республики.

Р.Д.: «В больницах санитарки собирают деньги из своих мизерных зарплат на ремонт, медсестры покупают канцтовары, лекарств нет, поэтому снижают необходимую дозировку либо просят купить родственников. И тут нельзя винить медработников, это какой-то коллапс в системе. Очень жаль, что увидели другое. Видимо, сюжет с хасавюртовской больницей повторился» (возможно, имелось в виду видео, на котором во время визита комиссии в Хасавюртовскую центральную больницу в роли счастливого пациента выступила «больная», она же заведующая хирургическим отделением в хасавюртовском роддоме. — «НД»).

Лейла Гамзатова: «А насчет слов Скворцовой — она что, не в курсе, сколько дагестанцев выезжают за пределы республики для получения медицинских услуг?»

Мадина Магомедова: «Вы думаете, она не знает? Если только она слепоглухонемая».

Расул Куртаев: «Четыре года назад министр здравоохранения Дагестана побывал в нашей участковой больнице и дал мужское слово, что у нас будет скорая помощь. Ждем, пока у них появятся деньги. Даже не сомневаемся, что сдержит слово. Он же не только министр, но и Мужчина!»

Рустам Чупанов: «Плохая медицина — минус ей, вот и хвалит сама себя».

«Если у нас все так хорошо, почему тогда дагестанцы боятся попасть в городские больницы? — высказался в беседе с корреспондентом «Нового дела» махачкалинец Гаджимуса. — Почему люди тратят последние деньги и ездят в Астрахань, Ростов, Москву, чтобы получить квалифицированную медицинскую помощь? В поликлиниках очереди, люди не могут попасть на прием к врачу. Ложась в больницу, ты вынужден сам все покупать вплоть до аспирина и зеленки. Почему, если наш ожоговый центр в пятерке лучших по стране, пострадавших от пожара везут в Москву? Видимо, это невыгодно озвучивать чиновникам».

По мнению руководителя проекта «Монитор пациента» Зияутдина Увайсова, заявление Вероники Скворцовой не соответствует действительности: «Либо она не компетентна в этом вопросе, либо это ее заинтересованность — выгораживать Минздрав республики. Если ее приводят в медучреждения, значит, она не понимает ничего. Она не должна была идти туда, куда ее ведут. Перед тем как приехать, надо было отправить сюда проверяющих, которые провели бы большую проверку не только в Махачкале, но и в других городах республики. А уже после, по итогам проверки, приехать самой и на месте разбираться в проблемах, принимать решения. Нами было подано множество жалоб на ситуацию с медициной в республике, в том числе и в Минздрав России, однако они до сих пор остаются нерассмотренными. Не могу сказать, что у нас плохие специалисты, у нас есть очень хорошие врачи, просто система выстроена плохо. А те проблемы, с которыми люди сталкиваются в поликлиниках и больницах, — это указание свыше не выдавать те же самые лекарства и направления пациентам. Поэтому такой бардак».

Виноват. Исправлюсь?

Дагестанцы жалуются на скрытое и открытое вымогание средств за лечение, на низкое качество медицинской помощи, отсутствие положенных по закону бесплатных лекарств в медучреждениях. А сами врачи жалуются на ущемление их прав и сложные условия работы. Подробно о проблемах очередей и недоступности бесплатной квалифицированной медпомощи «Новое дело» писало за несколько дней до приезда госпожи Скворцовой в Дагестан (см. «НД» №8 от 2 марта 2018 года, «Нездоровая очередь»).

На плохую организацию работы в медучреждениях главными врачами и заведующими указывают открытые обращения коллективов этих учреждений с перечислением существующих нарушений. В октябре прошлого года «Новое дело» писало о проблемах в Городской клинической больницы №1, расположенной в Редукторном поселке Махачкалы («НД» №41 от 20 октября 2017 года, «Минздрав проверит «Первую городскую»»). Сотрудники больницы выступили с обращением, в котором пожаловались на невыносимые условия работы, поборы со стороны руководства и бездействие Минздрава республики. Медики обвиняли главврача больницы Меджида Алиева и его жену — заведующую приемным отделением Равганият Омарову — в постоянном «терроризме» и нарушении ряда законов.

По результатам служебного расследования, инициированного республиканским Минздравом, главному врачу Первой городской был объявлен выговор, а к дисциплинарной ответственности были привлечены заместитель по экономической работе, главный бухгалтер и начальник отдела кадров.

Уже было

Четыре года назад Вероника Скворцова приезжала в Дагестан и давала примерно такую же оценку увиденному, как и в нынешний свой визит. В ноябре 2014 года министр здравоохранения России выразила признательность экс-главе Дагестана Рамазану Абдулатипову за предметное внимание к состоянию здравоохранения в регионе. Отметив, что за время, прошедшее с момента ее последнего приезда в республику, в сфере дагестанского здравоохранения произошел ряд позитивных изменений. Снизилась младенческая смертность и смертность взрослого населения от основных причин, повысилась заработная плата врачей и в первичном звене, и в стационаре, в два раза увеличилось число дневных стационаров.

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7 (8722) 67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта info@ndelo.ru
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Картель суда и обвинения?

О том, что может привести к репутационным рискам для государства

17.11.2018 13:00

С «Эвереста» на землю

Больные с почечной недостаточностью отказываются проходить гемодиализ в государственных клиниках

17.11.2018 08:00

Здравствуй, племя младое!…

Проблема «отцов и детей» в свете современных реалий

17.11.2018 07:00