«Просим вмешаться, пока из сына не сделали инвалида»

Обращение о фактах провокации в отношении Хазамова М. А., фальсификации доказательств, незаконного возбуждения уголовного дела и заключения его под стражу

«Просим вмешаться, пока из сына не сделали инвалида»

Мы, родители Хазамова Магомеда, инвалиды 2-ой группы, просим Вас пресечь беззаконие со стороны работников правоохранительных органов, которые безнаказанно совершают гнусные преступления, чем окончательно подрывают доверие дагестанцев к правоохранительным органам, специальным службам России, а также высшему политическому руководству страны.

Мы были уверены в том, что с приходом в Республику Дагестан нового руководителя региона Васильева В. А. и вместе с ним нового Прокурора РД Попова Д. Г. и нового Председателя Верховного суда РД Суворова С. А. у нас будет восстановлен конституционный порядок и законность!

Однако в республике продолжается прежний беспредел правоохранителей.

В 2014 году наш сын Магомед был незаконно заключен под стражу якобы по подозрению в причастности к совершению убийства учредителя газеты «Черновик» Камалова Хаджимурада.

Продержав его незаконно под стражей 8 месяцев, в течение которых он неоднократно подвергался пыткам, в т.ч. и электрическим током, убедившись в его непричастности к данному преступлению, Магомеда освободили из-под стражи в феврале 2015 года с сердечными и другими проблемами со здоровьем. Недавно в СМИ прошла информация о том, что руководителем СК РФ возобновлено расследование по делу Х. Камалова и в Дагестан прибыла очередная следственная группа из Москвы.

Вместо того, чтобы вызвать Магомеда на очередные допросы в установленном законом порядке, правоохранители, видимо, решили устроить в отношении нашего сына провокацию с целью лишения его свободы в духе 37 года.

Рано утром 14.04.2018 г. на съемной квартире в Махачкале, где находился наш сын Магомед вместе со своими тремя малолетними детьми, сестрой Разият и двумя товарищами, сотрудники отдела полиции по Кировскому району г. Махачкалы совместно с прикомандированными сотрудниками с грубыми процессуальными нарушениями произвели т.н. обыск, в ходе которого “обнаружили” подкинутые самими же сотрудниками полиции боеприпасы и прочее, после чего его повезли в наручниках в вышеуказанный отдел полиции. Далее, незаконно лишив свободы на двое суток без составления какого-либо процессуального документа, его держали в кабинете оперативного сотрудника, а в ночь с 14-го на 15 апреля 2018 г. неустановленные сотрудники полиции в масках применили к нему физическое насилие и пытки электрическим током. Одновременно, в целях фальсификации улик, они провели по его телу все «обнаруженные» в ходе «обыска» предметы, чтобы на них остались потожировые следы Магомеда…

При этом изуверы требовали от Магомеда сообщить им место нахождения разыскиваемого по уголовному делу по факту убийства Х. Камалова Абигасанова, а также задавали другие вопросы, ответы на которые Магомед не знал и знать не мог. Ими игнорировалась неоднократная просьба Магомеда не применять к нему пытки с применением электрического тока, предупреждая, что он, возможно, их не перенесет, т. к. после неоднократных предыдущих пыток на его сердце образовались рубцы и врачами рекомендована операция на сердце.

Через два дня, 16.04.2018 г., не проведя объективной доследственной проверки, возбудили уголовное дело по ч.1 ст.222, ч.1 ст.222.1 УК РФ. Далее все пошло «как по нотам»: постановлением Кировского районного суда г. Махачкалы от 17.04.2018 г. было удовлетворено ходатайство дознавателя Мирзеханова К. С. об избрании в отношении Хазамова М. А. меры пресечения в виде заключения под стражу с последующим предъявлением обвинения в несовершенных им преступлениях.

Наглядным подтверждением наших доводов о том, что «обнаруженные» при «обыске» улики были подкинуты сотрудниками полиции в присутствии других участников данного спектакля, является следующее:

1. Примерно в начале апреля 2018 г. брат покойного Х. Камалова — нынешний учредитель газеты «Черновик» Камалов Магди, который, по его словам, не верит в виновность или причастность нашего сына к убийству его брата Хаджимурада, предупредил Магомеда о том, что в связи с возобновлением производства по делу об убийстве его брата, в его отношении со стороны представителей правоохранительных органов быть применены, как и ранее, незаконные акции и рекомендовал ему лечь в больницу или уехать куда-либо на какое-то время.

На указанные рекомендации Магомед ответил, что он не причастен к данному преступлению, поэтому он не намерен скрываться и готов по первому приглашению явиться для дачи повторных показаний новому следователю.

Через некоторое время Камалов М. опять порекомендовал нашему сыну Магомеду, чтобы он хотя бы держал возле себя на время свидетелей, на тот случай, если его опять попытаются похитить или подбросить ему что-либо запрещенное, в том числе и накануне «обыска», т.е. 13.04.2018 г.

В этот же день многие наши сельчане-согратлинцы узнали, что произошли задержания нескольких односельчан с подкидыванием оружия и наркотиков. После этого, приняв к сведению данную информацию и рекомендации Камалова М., наш сын Магомед попросил своих друзей Омарова М. и Вагабова А. быть в эти дни постоянно с ним, а также и ночевать в его квартире, что последние и сделали.

Однако прибывшие утром следующего дня в вышеуказанную квартиру сотрудники полиции с «обыском» в первую очередь, сковав руки Омарова М. и Вагабова А. наручниками, вывели их из квартиры и посадили в свою автомашину, и лишь после их изоляции приступили к «обыску». В последующем более суток их обоих незаконно лишили свободы, водворив в КПЗ ОП по Кировскому району г. Махачкалы.

При таких обстоятельствах было бы нелогично держать в квартире, где он пребывает с малолетними детьми, боевые гранаты и прочее, т.е. любимый оборотнями в погонах «джентльменский набор».

Безбоязненно хранить две гранаты в доступном для малолетних детей месте — в выдвижном ящике под раковиной в ванной комнате — это же абсурд!

2. При «обнаружении» гранат сотрудники полиции безбоязненно взяли их и продемонстрировали присутствующим, тогда как по закону, при обнаружении взрывчатых веществ в квартире они были обязаны, не трогая обнаруженные взрывчатые вещества, вызвать криминалиста и специальную группу с саперами для участия при их осмотре и изъятии. Подобное поведение возможно только при уверенности лица, «обнаружившего» пакет с подозрительными предметами, в том, что содержимое пакета не может взорваться. А уверенным в этом может быть только тот, кто положил эти предметы.

Теперь мы изложим некоторые грубые нарушения уголовно-процессуального законодательства, допущенные при «обыске»:

1. Вышеуказанный т. н. «обыск» был произведен без получения решения суда при отсутствии случая, не терпящего отлагательства (ч.3 ст.182, ст.165 УПК РФ).

2. «Обыск» произведен в рамках другого уголовного дела в отношении Чураева В., возбужденного по факту ношения последним пистолета с 8 патронами, при отсутствии в этом деле каких-либо данных, свидетельствующих о возможном хранении в жилище Магомеда предметов, имеющих значение для дела в отношении Чураева В.

Рапорты оперуполномоченных ОУР о наличии оперативной (надуманной и непроверяемой) информации о том, что в данной квартире могут храниться оружие, наркотики, не являются доказательствами, которые могут рассматриваться как основание для нарушения неприкосновенности жилища (ч.1 ст.182, ч.ч.1 и 2 ст.74 УПК РФ).

3. Перед началом «обыска» никому из жильцов квартиры не предъявлено для ознакомления или же не оглашено постановление о производстве «обыска». Указание в протоколе «обыска» о том, что перед началом «обыска» «следователем было предъявлено постановление о производстве обыска» не соответствует фактическим обстоятельствам и материалам дела, кроме того, данная запись не удостоверена подписями участвующих лиц, в т. ч. и нашего сына Магомеда. Более того, при производстве обыска какой-либо следователь не участвовал, а значит, он и не мог предъявить кому-либо постановление. (ч.4 ст.182)

4. До начала производства обыска лицами, производившими «обыск», не предложено добровольно выдать подлежащие изъятию (искомые) предметы (ч.5 ст.182 УПК РФ).

5. При производстве «обыска» также присутствовала наша дочь Разият, десять сотрудников правоохранительных органов, в том числе сотрудники ФСБ России, двое понятых, однако в протокол «обыска» не внесли фамилии, имена, отчества, домашние адреса и другие необходимые данные ни одного из участников следственного действия, т. е. данные о Разият и других сотрудниках полиции и ФСБ России (п.3 ч.3 ст.166 УПК РФ).

6. Перед началом «обыска» нашему сыну Магомеду не разъяснены его процессуальные права, в том числе право участвовать при судебной проверке законности произведенного «обыска», довести свое мнение при проверке законности произведенного обыска, заявлять отводы и ходатайства, знакомиться с позициями других участников судебного заседания, давать объяснения по рассматриваемым судом вопросам, не назван суд, в котором будет произведена данная проверка (ст.11, ч.10 ст.166 УПК РФ).

7. Обыск производился с участием не менее 10 сотрудников полиции, большинство из которых были в масках, которые свободно расхаживали по квартире, создав при этом реальные условия для беспрепятственного подкидывания оружия, боеприпасов и наркотиков. Для этого наши сын Магомед и дочь Разият были заведены в одно из помещений квартиры, тогда как другие сотрудники полиции свободно перемещались из одной комнаты в другую. При этом в спальне и в ванной комнате «обыск» делали дважды и вышеперечисленные предметы, кроме белого порошка, «обнаруживались» именно в этих помещениях при втором «обыске», что не нашло отражения в протоколе т. н. «обыска» (ч.4 ст.166 УПК РФ).

8. Протокол «обыска» не предъявлен для ознакомления всем лицам, участвовавшим в следственном действии, им не разъяснено право делать подлежащие внесению в протокол оговоренные и удостоверенные подписями этих лиц замечания о его дополнении и уточнении ... и т. д., что подтверждается отсутствием в протоколе подписей участников следственного действия, удостоверяющих данное утверждение в протоколе. (ч.ч.6,7 ст.166 УПК РФ). О том, что в «обыске» участвовали сотрудники МВД и ФСБ России прямо указано в рапортах дознавателей, в суточной сводке происшествий МВД по РД за 14.04.18 г. и т. д.

9. Моему сыну Магомеду копия протокола «обыска» не вручена, сразу по окончании обыска ему не предложено подписать протокол «обыска». Имеющиеся в протоколе «обыска» его подписи выполнены в отделе полиции после примененных к нему пыток (ч.15 ст.182 УПК РФ) и переноса его потожировых следов на указанные «вещдоки».

10. «Обнаруженные» в результате обыска предметы не упакованы надлежащим образом (ч.10 ст.182 УПК РФ).

11. В протоколе обыска не указано количество «обнаруженных» при обыске патронов (ч.13 ст.182 УПК РФ).

12. В протоколе обыска указано, что при «обыске» использовался фотоаппарат «Кенвуд», однако к протоколу не приложена соответствующая фототаблица и т.д.

Однако на данные очевидные нарушения ни суд, ни прокурор никакого внимания не обратили.

При устном обращении по данным фактам к одному из прокуроров Махачкалы он ответил следующее: «Все это делают приезжие из Москвы, и мы ничего не можем поделать!». Вот такие у нас беспомощные прокуроры и безразличные к судьбам людей судьи!

Хочется верить, что новый прокурор республики и председатель Верховного суда не знают о том, с какими нарушениями работают сотрудники подведомственных им структур.

С уважением и надеждой, что государство не допустит произвол и беззаконие, а наш сын вернется к своей семье, пока беспредельщики не сделали из него инвалида!!!

От супругов Хазамовых: Ахмеда Абдулаевича и Раисат Гаджимагомедовны

367910 РД, г. Махачкала,

Кировский р-он, п. Богатыревка, ул. Макаренко, дом 45

Телефоны: +7 (988)2743300, +7(963)4146957

 Читайте нас в Telegram
 @novoedelo

Знаете больше? Сообщите редакции!

WhatsApp, Telegram, SMS: +7 964 051 62 51 (не для звонков)

Форум «НД» в Telegram: https://t.me/nd_forum


Смотрите также:




А что вы думаете об этом?

Комментарии к новости(0)

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Для комментирования, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь




Загрузка...

Последние новости

Опрос

Сталкивались ли вы или ваши близкие с пытками со стороны сотрудников правоохранительных органов?