СКОТское отношение

02.12.2017 12:03
Фото: Мурад Мурадов/"Новое дело"

Дагестанские моряки — экипажи теплоходов «Мысхако», «Торик» и «Каспий», которые уже более шести месяцев находятся в Астраханском порту под арестом, инициированным Северо-Кавказской оперативной таможней (СКОТ), — объявили голодовку. Они решились на это, чтобы привлечь внимание общественности к действиям таможенников, направленным на блокирование ввоза в Россию иранского цемента. По мнению голодающих моряков, именно цемент стал причиной затяжного конфликта с таможней, в результате которого практически уничтожена процветавшая судоходная компания, а бюджеты Дагестана и России недополучили сотни миллионов рублей.

Судоходная компания ООО «Инвест» начала активно работать в Дагестане с 2015 года: группа инвесторов, вложившая в этот проект более двух миллиардов рублей, саккумулировала в Махачкалинском морском торговом порту (ММТП) 11 сухогрузов с суммарной грузоподъемностью в 60000 тонн и начала осуществлять регулярные рейсы в Иран. При этом возможность вернуться в профессию получили более 300 дагестанских моряков, в постперестроечные годы отлученных от работы в море. Кроме того, работу на берегу получили еще около 700 человек. В итоге за короткое время «Инвест» стал крупнейшей судоходной компанией России на Каспии, а в республике возродилась судоходная отрасль. Практически сразу был налажен стабильный товарообмен между Россией и Ираном (700 000 тонн перемещенных грузов в год), что обеспечило поступление в российский бюджет около 700 млн рублей таможенных платежей. При этом основным товаром, импортируемым из Ирана, стал дешевый и качественный цемент.

В 2015 году «Инвест» доставил в ММТП 330 тысяч тонн этого востребованного сырья, получив при этом ощутимую прибыль, а заодно обвалив строительный рынок республики — вскоре после начала поставок цена цемента в Дагестане упала до 3000 рублей за тонну. По мнению представителей «Инвеста», именно это обстоятельство и стало началом конца успешного коммерческого проекта. «Мы, как оказалось, — рассказывают они, —вторглись на территорию, у которой до нас был свой «хозяин» — крупнейшая российская цементная компания «Евроцемент груп» с ежегодным оборотом в сотни миллиардов рублей. Как мы предполагаем (естественно, документально тут доказать ничего невозможно), именно эта компания обратилась за помощью к «своим людям», занимающим высокие посты в Северо-Кавказском таможенном управлении. После чего таможенники начали нас систематически и целенаправленно «душить». В общем, чисто российский подход к конкуренции».

К слову, в попытках обойти антимонопольное законодательство «Евроцемент груп» была замечена не раз и не два. Так, еще в октябре 2005 года Федеральная антимонопольная служба обвинила компанию в установлении монопольно высоких цен на рынке цемента. В итоге в 2006 году «Евроцемент груп» заплатила самый крупный на тот момент «антимонопольный» штраф — 267 млн рублей.

А вот из свеженького. Анализируя ситуацию на цементном рынке, корреспонденты «Делового Петербурга» отмечают, что с начала этого года «Евроцемент груп» уже два раза повышала цены на свою продукцию. При этом компания сумела в 2016 году пролоббировать ужесточение федеральных правил по сертификации импортного цемента, после чего рынок покинули многие поставщики, ранее ввозившие эту продукцию. Корреспонденты издания приводят мнения строителей, уверенных в том, что компании удалось практически избавиться от конкурентов и сегодня она являет пример классической монополии.

Подобные публикации время от времени появляются в различных региональных изданиях, из чего складывается впечатление, что «Евроцемент груп» контролирует практически весь строительный рынок России, изгоняя из него конкурентов. А тут какой-то «Инвест» путается под ногами, снижая цену на цемент чуть ли не в полтора раза. Непорядок.

Вот несколько цитат из доклада юриста компании «Инвест» Эльдара Бутаева, который он подготовил к недавним общественным слушаниям, посвященным анализу противостояния транспортных компаний и таможенников республики.

«С самого начала работы в Дагестане мы столкнулись с абсолютно неадекватным и необоснованным интересом к нам со стороны сотрудников Северо-Кавказского таможенного управления. Сначала состоялась камеральная проверка, которая никаких нарушений не выявила, о чем 05.08.2015 был составлен объективный акт. Можно предположить, что инициаторов административного давления на ООО «Инвест» этот акт не устроил, поскольку спустя несколько дней они инициируют повторную камеральную проверку. А затем и третью. В итоге вот уже два года без всяких видимых причин компанию проверяют практически без перерывов.

Параллельно СКОТ 05.04.2017 проводит в отношении судоходной компании ООО «Инвест» оперативно-розыскные мероприятия с привлечением сил и средств таможенного ОМОНа и оперативных работников Дагестанской таможни, но ничего незаконного не находит. Тем не менее СКОТ 21.04.2017 инициирует в отношении ООО «Инвест» три абсолютно немотивированных административных дела, в рамках которых налагает арест на три морских судна, два из которых на момент возбуждения административных дел по закону ООО «Инвест» уже не принадлежат. И вот уже больше полугода эти суда стоят в морском порту Астрахани, причем арест на «Мысхако» наложен не сразу, как у сотрудников СКОТ появилась такая возможность, а только после загрузки судна зерном и фумигации его. Очевидно, что это сделано для того, чтобы нанести максимальный ущерб ООО «Инвест».

Естественно, мы обратились и в прокуратуру, и в суд, в том числе и по фактам искусственного затягивания камеральных проверок, длящихся почти два года. По этому факту очевидной волокиты Махачкалинская транспортная прокуратура внесла в адрес Дагестанской таможни представление, а Ленинский районный суд Махачкалы по административному иску нашей компании признал незаконным бездействие Дагестанской таможни.

Видя, что все становится совершенно очевидным, Дагестанская таможня аккурат к дате рассмотрения Ленинским районным судом Махачкалы административного иска ООО «Инвест» 05.10.2017 спешно завершает вторую и третью камеральные проверки и представляет Акты, согласно которым в действиях ООО «Инвест» нет тех нарушений, якобы по которым СКОТ 21.04.2017 возбудила три административных дела и наложила арест на три морских судна, содержание которых на протяжении шести месяцев обошлось судовладельцам в десятки миллионов рублей. Тем не менее суда и по сей день находятся под арестом, а компания «Инвест» — на грани банкротства.

Итог такого «сотрудничества» с таможней печален — почти все декларанты металла, леса, зерна и цемента вынужденно ушли работать в порты Астраханской области, в зону деятельности Южного таможенного управления. При этом доля Дагестана во внешнеторговом обороте субъектов СКФО за неполных два года сократилась практически вдвое, а республика потеряла десятки миллионов рублей».

«Новое дело» писало о том, что ситуация с компанией «Инвест» две недели назад, 15 ноября, обсуждалась у Владимира Васильева, при этом в заседании принимали участие министр РФ по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов и заместитель министра транспорта РФ — руководитель Федерального агентства морского и речного транспорта (Морречфлот) Виктор Олерский. И Васильев, и Кузнецов жестко указали руководителю Северо-Кавказкого таможенного управления Агепсиму Ашкалову на недопустимость нарушения закона и потребовали убрать искусственно созданные препятствия, мешающие работе единственной судоходной компании Дагестана. Ашкалов на это ответил, что при всем желании ничего сделать не может, поскольку дело уже отдано в суд. Как оказалось, Ашкалов соврал, поскольку дело в Минераловодский городской суд в спешном порядке было направлено лишь на следующий день, 16 ноября (в распоряжении «НД» имеется электронная копия соответствующего уведомления, подписанного заместителем начальника СКОТ М. Чурсиным).

Первое заседание суда было назначено на 27 ноября, а поскольку для представителей ООО «Инвест» было абсолютно очевидно, что под прессом таможни судья будет не совсем объективна, они постарались донести данную информацию до всех сотрудников компании. В том числе до моряков, находящихся под арестом в порту Астрахани. После чего последние и приняли, в принципе, ожидаемое решение о начале голодовки, а помощник капитана «Мысхако» Магомед Омаров встал в одиночный пикет перед зданием суда в Минеральных Водах.

В эти дни корреспонденту «НД» не раз приходилось выслушивать мнения о том, что руководители «Инвеста» «подсказали» своим подчиненным, что им надо делать. Даже если это так, и инициатива голодовки была спущена сверху, ничего плохого в этом нет — в условиях, когда частной компании приходится в одиночку бороться с целым ведомством, способным помимо всего прочего оказать беспрецедентное давление на суд, все средства хороши. А в том, что в деле с «Инвестом» таможенники решили идти до конца, сомнений не возникает. Тот же Ашкалов прекрасно понимал, что его обман по поводу передачи дела в суд рано или поздно раскроется. И тем не менее он решился ввести в заблуждение двух политических тяжеловесов — Васильева и Кузнецова, осознавая при этом, что последствия для него могут быть весьма серьезными. И тем не менее он решил слукавить, наглядно доказав, что ставки в этой «цементной игре» очень и очень высоки.

Как рассказал «НД» адвокат ООО «Инвест» Эльдар Бутаев, на первом заседании в Минводах судья поначалу отклоняла все ходатайства о вызове работников таможни и экспертов, писавших заключения, с которыми были несогласны представители «Инвеста», и, по существу, слушала лишь одну сторону процесса. Лишь в самом конце заседания ситуация изменилась, и два наших ходатайства были удовлетворены.

«Может это и к лучшему, — рассказал Бутаев, поскольку ко второму заседанию, которое состоялось 29 ноября, мы подготовились очень тщательно. Должен сказать, что я очень не хотел бы оказаться на месте судьи Гутьеры Тумасян. Она очень профессиональный юрист, опытнейший специалист, на которого (это видно невооруженным глазом) оказывают беспрецедентное давление. Поэтому в некоторые моменты ее было по-человечески жалко. Дело в том, что все люди, опрошенные в суде в качестве свидетелей на втором заседании, а также представленные нами доказательства по делу попросту не оставили суду ни малейшей лазейки. У судьи в итоге не оказалось возможностей, чтобы хоть как-то поддержать таможню. Я только один пример приведу, связанный с экспертизой важного документа, который таможня подсчитала поддельным. Речь идет о договоре подбора персонала. По мнению представителей таможни, подписи под этим документом были подделанными. Что интересно, эксперт, привлеченный для анализа документа таможней, свои заключения сделал на основе экспертизы ксерокопии договора, что абсолютно недопустимо. В мире просто не существует методик, позволяющих сделать однозначные выводы на основе анализа ксерокопированных документов.

Мы со своей стороны заказали независимую экспертизу, которая однозначно показала — с подписями все в порядке, они настоящие. Однако сотрудники таможни данное заключение рассматривать в качестве доказательства отказались: «Мало ли кто вам эту экспертизу сделал». Если честно, мы к такому повороту дела были готовы и поэтому заранее провели настоящую детективную операцию. Поскольку мы оказались в безвыходной ситуации, а нам просто необходимо было получить объективную оценку данного договора, мы сами подготовили заявление в МВД Дагестана, в котором обвинили самих себя в подделке документа. Мол, есть информация, что один из важнейших финансовых документов компании подделан. А поскольку это серьезное преступление, подпадающее под статью 327 Уголовного кодекса, МВД, естественно, организовало тщательную проверку. В итоге у нас на руках оказалось заключение одного из ведущих экспертов МВД Дагестана, который однозначно доказал, что документ подлинный, подписи на нем не подделаны. Видели бы вы лица таможенников, когда я это заключение зачитывал. В итоге судье, которая лучше всех знает, что уровень экспертов системы МВД намного выше, чем таможенных экспертов, пришлось приобщать данный документ к делу.

Кстати, эксперт таможни, подготовивший ложное заключение, на момент заседания сказался больным и на суд не явился. Хотя бояться ему особо нечего — по закону за «ошибку» в работе ему грозит лишь штраф в 1000–1500 рублей. Сущие копейки в деле о десятках и сотнях миллионах.

В общем, второе заседание прошло более весело, но расслабляться рано. Таможня однозначно будет давить на суд. А судья ведь тоже живой человек, которому очень не хочется выступать против системы, подпитанной большими деньгами. Так что все еще впереди. Следующее заседание у нас назначено на 1 декабря».

Ну, а моряки в Астрахани между тем продолжают голодать. На днях они записали очередное коллективное видеообращение, в котором попросили Владимира Васильева взять под личный контроль «цементное дело», проследив за тем, чтобы Минераловодский суд вынес решение по закону, а не по понятиям.

«НД» будет следить за развитием событий.

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7 (8722) 67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта info@ndelo.ru
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

«Галимов не был задержан»

Информация о задержании начальника отдела Магарамкентского таможенного поста Араза Галимова ...

17.03.2018 12:05

Замглавы таможни Дагестана подозревают в причастности к контрабанде

Пока официальные источники задержание не комментируют, но и не отрицают ...

03.03.2018 10:49

В доме замначальника дагестанкой таможни идут обыски

По данным "Нового дела" в доме заместителя начальника дагестанской таможни ...

02.03.2018 16:19