Так ли страшен ЕГЭ, как его малюют

«Новое дело» разбиралось, как обезопасить детей во время сдачи госэкзамена

Так ли страшен ЕГЭ, как его малюют

На этой неделе в стране завершился основной этап сдачи Единого госэкзамена. Все это время, пока шли экзамены по разным предметам, социальные сети заполнялись сообщениями о том, что дети не выдерживают нагрузки, им приходится вызывать «скорую». В других случаях неуспешная попытка сдать экзамен приводила к трагедии. «Новое дело» попыталось разобраться, кто внедряет ужас под названием «ЕГЭ» в неокрепшее сознание учеников, а также попросило экспертов дать рекомендации, как защитить детей от стресса.

ЕГЭ был введен по всей стране в 2008 году. С тех пор шум вокруг экзамена не утихает. Он изменил жизнь учеников, многим из которых теперь приходится дополнительно заниматься, и родителей, добавив им головной боли и хлопот по оплате репетиторов. Споры о будущем экзамена тоже не прекращаются. Условно всех можно разделить на два непримиримых лагеря: тех, кто считает, что ЕГЭ надо отменять, потому что он создает неоправданный стресс для выпускников, и других, которые считают, что ЕГЭ открыл широкие возможности для поступления в любой вуз страны успешным детям.

На этой неделе члены регионального штаба Общероссийского народного фронта в Дагестане предложили выйти с законодательной инициативой об изменении роли ЕГЭ в средней школе с учетом региональных особенностей. Но пока изменения в ЕГЭ не внесены, мы попросили экспертов рассказать не о преимуществах или недостатках ЕГЭ, а попытались выяснить, почему ЕГЭ стал не одним из основных экзаменов жизни, а самым главным экзаменом, от которого, по мнению некоторых, зависит вся жизнь. И стоит ли ради него так «убиваться».

«Самым сложным экзаменом была для меня химия, к ней я готовилась больше всего и упор делала на нее. К сожалению, я набрала 64 балла по химии, хотя надеялась, что баллы будет больше. Дома все еще спали, когда на следующее утро после экзамена я узнала результаты экзамена в интернете. Конечно, я расстроилась, начала плакать, но мама успокоила меня, сказав, что это всего лишь экзамен и что он не стоит моих слез. Что касается обстановки на экзаменах, то я не ощутила особой строгости, наоборот организаторы были очень доброжелательны к нам», — рассказывает выпускница одной из школ Махачкалы.

Как рассказали в Минздраве республике, случаи вызова «скорой помощи» к сдающим ЕГЭ происходят, но они не носят массовый характер.

Как отмечает психолог-консультант республиканского Центра социальной помощи семье и детям Алиасхаб Мурзаев, стресс во время сдачи экзаменов был во все времена.

«Ничего нового в этом нет. Стресс был и при сдаче выпускных экзаменов в советское время. Психологическое здоровье детей зависит от того, какая обстановка в семье. Если родители начинают внушать ребенку, что от этого экзамена зависит его судьба, то есть ставить в основу образовательный балл, то стрессоустойчивость ребенка в такой семье значительно падает. Он начинает бояться всего. Появляется астеническое чувство, которое мешает усвоению материала и, в принципе, любой успешной деятельности. Оно проявляется в возникновении страха, рассеянности, пугливости, повышенной тревожности.

Многое также зависит от индивидуальных способностей самого ребенка. Есть разные типы характеров. Наиболее склоны впадать в отчаяние циклотимные личности. У таких подростков наблюдается резкая смена настроений от веселого к тоскливому. Тоскливое состояние длится дольше. Такой тип учеников автоматически попадает в зону риска, так как они менее устойчивы и могут принять резкие необдуманные решения, кардинально меняющие жизнь. В основном этому подвержены девочки, так как они более эмоциональны. Таким детям нужна поддержка родителей. Надо дать понять ребенку, что они будут любить его вне зависимости от полученной оценки. Тогда ребенку легче готовиться, потому что нет страха. А страх всегда мешает готовиться.

Страх появляется, когда родитель начинает с первого же класса давить на ребенка, пугать, что он не сдаст ЕГЭ. То же самое касается и учителей, которые пугают детей единым экзаменом. Компетентный учитель никогда не будет делать так. Он знает уровень подготовки своего класса, уровень своего педагогического мастерства. Он должен понимать детей. Знать, что они склонны к паническим настроениям.

Есть такое понятие как панические атаки, когда появляются неконтролируемые приступы страха — человек начинает читать в интернете о симптомах болезней и находит их у себя. То же самое и у 11-классников. Они сидят на форумах, читают истории своих сверстников, которые не смогли сдать экзамены из-за “надзирателей, стоявших над ними с камерой”», — говорит Мурзаев.

Психолог рекомендует готовиться к ЕГЭ с периодическими перерывами на отдых. Шпаргалки готовить нужно, так как при их написании структурируется материал, сокращается до главного. Но брать с собой их нельзя. Появится соблазн использовать, начнется суета, а это привлечет внимание. Кроме того, появляется дополнительная тревожность, опасение за то, что могут найти шпаргалку. На самом экзамене надо потратить две минуты на то, чтобы успокоиться. Дети должны знать, что камеры, металлоискатели, сотрудники правоохранительных органов — это все формальности. Важное правило при решении задач — от легкого переходить к сложному, самое сложное отложив напоследок. Это позволит правильно распределить время.

С момента введения ЕГЭ участились случаи самоубийств у детей, ребенок не оправдывает надежд родителей и сам себя наказывает, отмечает семейный психолог Сергей Чипашвили. И в этой ситуации, по его мнению, важна поддержка близких.

«Любой экзамен — это психологический стресс для каждого ребенка. Раньше, когда сдавали экзамены в школе, а потом и в ВУЗе, у детей были те же проблемы, но там хотя бы были свои преподаватели, а сейчас детей подвергают досмотру, как в тюрьме, что категорически нельзя делать, все присутствующие люди на экзамене незнакомы для детей, — говорит Сергей Чипашвили. — Родители должны понимать, что самое важное — это ребенок. В 16–17 лет психика у детей неустойчива, и нагнетать обстановку дома, говоря ребенку, сколько и когда на него было потрачено из-за этих экзаменов, или когда учителю важно, чтобы его ученики отличились, и все они начинают давить на ребенка, — все это приводит к трагедии. Важно объяснить ребенку, что если он не сдаст экзамен — это не смертельно, его можно пересдать на будущий год. Разве здоровье и даже жизнь ребенка не дороже баллов? Надо принимать детей такими, какие они есть, поддерживать их в любой ситуации».

Часто родители и учителя нагнетают обстановку, требуя от детей подвигов. Но не все дети к этому готовы, взрослые должны понимать это, считает Уполномоченный при главе Дагестана по защите семьи, материнства и прав ребенка Марина Ежова.

«Очень распространена психологическая ошибка родителей, когда они, не добившись сами в жизни каких-то успехов, требуют этого от своих детей, подвергая их различным стрессам. Родители начинают упрекать детей и напоминать им, сколько было потрачено нервов и денег на репетиторов. Ребенок, чувствуя это давление, естественно, переживает очень сильно. Получить в таком случае низкий балл за ЕГЭ для ребенка сильный стресс. Чтобы избежать трагедий, родители и учителя должны помнить, что нет ничего важнее жизни ребенка. Не надо гнаться за какими-то планками, надо говорить с детьми и объяснять, что это всего лишь экзамен, промежуточный рубеж, что его можно пересдать в случае провала, и он никак не влияет на жизнь ребенка, это всего лишь один из вариантов получения образования. Мы сами виноваты, что дети так себя ведут. Долгие годы ЕГЭ в Дагестане продавался, престиж образования был на самом низком уровне. Около десяти лет никто не придавал такого значения образованию, как сейчас. Мы сами подвели детей к стрессу. Ни в какой отрасли нельзя решить проблему, копившуюся десять лет, за один год. Надо параллельно искать другие направления получения образования. В большей степени страдают отличники: идя на экзамен, они понимают, какая на них лежит ответственность, троечники в этом плане не очень волнуются. Посмотрите все случаи, где ребенок приходит в школу с оружием и начинает стрелять по своим же одноклассникам и учителям — они все спокойные дети-отличники. Именно они больше всего подвергаются стрессу, только потому, что они умные, и им все вокруг об этом говорят. На них давят дома и в школе. Часто по окончании различных общественных советов и круглых столов участники приходят к тому, что надо ввести какой-нибудь новый факультативный предмет в школе. В частности, недавно было предложено ввести урок «семьеведение», чего, по моему мнению, категорически нельзя делать. Дети и так перегружены в школах. Каждый день у них по 7–8 уроков, и это слишком много. Столько времени сидеть на уроках — идет нагрузка на позвоночник и другие органы. У нынешних родителей нет навыков проведения досуга с детьми. Зачем учить ребенка в школе тому, чему его можно научить дома, например, как приготовить хинкал и подмести пол? Надо чаще проводить время с детьми, посещать театры, музеи. К сожалению, в нашем обществе слабо развито образование и интеллигентность. Надо возвращать, собирать по крупицам моду на умных людей, тогда получать знания будет само по себе престижно», — отмечает Ежова.

 Читайте нас в Telegram
 @novoedelo

Знаете больше? Сообщите редакции!

WhatsApp, Telegram, SMS: +7 964 051 62 51 (не для звонков)

Форум «НД» в Telegram: https://t.me/nd_forum


Смотрите также:




А что вы думаете об этом?

Комментарии к новости(0)

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Для комментирования, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь




Загрузка...

Последние новости

Опрос

Ваше отношение к прошедшему чемпионату мира по футболу?