Вопросы без ответов

Попытка понять, что Васильев и Здунов хотят построить в Дагестане

Вопросы без ответов

Вопреки возможностям Васильева «пробить» финансирование в Москве, правительство республики пока не предъявило ни одного прорывного экономического проекта/Фото: Пресс-служба главы и правительства РД

Куда идет Дагестан? Какие отрасли экономики будут наиболее динамично развиваться в ближайшие годы? Как скоро республика перестанет жить за счет дотаций из федерального бюджета? Можно и дальше продолжать этот список жизненно важных для региона вопросов, вот только особого толку от этого не будет. Вопросы без ответов откровенно раздражают. А ответов сегодня нет ни у кого. Самое печальное, что их нет у руководства республики. И на сегодняшний день — это самая главная наша беда и проблема, без решения которой с надеждами на сколь-нибудь светлое будущее можно расстаться.

К нам пришла Россия

Собственно, все легко объяснимо. Растиражированное высказывание Васильева о том, что вместе с ним в Дагестан пришла Россия, оказалось пророческим. И не только в плане «точечной» борьбы с коррупцией. С 2014 года Россия живет в атмосфере серьезного экономического кризиса. И за все эти годы правительство страны так и не смогло разработать реального антикризисного плана, озвучить комплекс мер, способных оздоровить экономику. Нет, громких заявлений на эту тему было предостаточно, вот только в итоге все ограничилось банальным прессованием пенсионеров и ростом налогов и сборов. Судя по заявлениям высших чиновников страны, эта эффективная антикризисная работа будет продолжена. На очереди — повышение НДС и кампания по увеличению пенсионного возраста. Вот, собственно, и весь наш «ответ Чемберлену» образца 2018 года.

Страна топчется на месте в ожидании чуда или подарка судьбы в виде резкого взлета цен на нефть, и на этом фоне надеяться на то, что регионы начнут выбираться из кризиса сами, не очень реалистично. Особенно на фоне нынешних российских реалий, системно тормозящих развитие частного сектора в стране.

Нет, отдельные «региональные прорывы» вполне возможны. Но для того, чтобы они случились, необходимо счастливое стечение многих обстоятельств. Как минимум, к руководству региона должны придти люди, досконально разбирающиеся в нынешних экономических реалиях и при этом не потерявшие способность генерировать прорывные проекты, способные придать мощный импульс развития экономике территории.

С самого начала было понятно, что экономических чудес от Васильева ожидать наивно. Его таланты лежат совсем в других сферах. Организовать широкомасштабную полицейскую операцию, нагнать страху на нерадивых чиновников, «обелить» бизнесменов — все это дается ему легко и без напряга. Собственно, и попал он в республику из-за этих своих качеств. «Поезжай, — очевидно, сказали ему в Кремле, — наведи там шороху. А к лету мы тебе на смену толкового кризисного менеджера подберем. Так что командировка твоя будет не очень долгой».

Увы, с поисками кризисного менеджера у Москвы, видимо, возникли проблемы. Или, что вероятнее, наверху решили, что сегодня в республике стабильность важнее развития. И Васильев, который, судя по недавней информации РБК, жил в ожидании скорого окончания кавказской командировки, вдруг неожиданно узнал, что правила игры изменились, и ему, скорее всего, придется в Дагестане на какое-то время остаться. И от решения экономических проблем региона откреститься не получится.

При этом плюсы Васильева (серьезный административный ресурс, позволяющий напрямую выйти на федеральный центр и «пробить» финансирование двух-трех серьезных экономических проектов) нивелируются очевидными минусами (никаких сколь-нибудь прорывных проектов команда Васильева на данном этапе генерировать не смогла).

Затянувшаяся адаптация

Ситуация осложняется тем, что особенности дагестанского экономического климата крайне негативно отразились на талантах Здунова, который, по задумке Москвы, должен был отвечать за экономическую составляющую. Менеджер Здунов, выращенный на благодатной почве динамично развивающегося Татарстана, в Дагестане потерял точку опоры в виде весомого бюджета, предусматривающего возможность маневра. В Дагестане такой возможности нет, каждый шаг влево или вправо может привести к непредсказуемым последствиям.

За примерами далеко ходить не приходится. В конце прошлой недели в правительстве обсуждали возможность минимизации последствий непродуманной выдачи государственных гарантий ООО «Дагагрокомплекс», «Мараби», «Кикунинский консервный комбинат» и ОАО «Дагфос». Здунов в связи с этим дал кучу поручений, большинство из которых опоздали на несколько лет. Поезд давно ушел, пришло время платить по векселям, и изменить ситуацию уже невозможно. Так что поручения Здунова — это всего лишь четкий посыл бизнесу: в ближайшие годы никто в республике гарантий правительства по кредитам не получит ни при каких обстоятельствах. И это, пожалуй, все, что надо знать о нашем бюджете и его возможностях в части развития экономики.

Невостребованными остаются пока и таланты Здунова как специалиста по привлечению инвестиций. То, что легко работало в Татарстане, на нашей почве приживается с огромным трудом. Нет, благодаря работе Здунова, в республике могут появиться один-два гипермаркета, но рассматривать эти проекты как драйверы экономического роста не очень серьезно.

Пока же почти за полгода работы в республике Здунов не озвучил ни одного системного проекта в области экономики. Больше того, он до сих пор не обозначил своего видения путей ее развития, без чего вообще невозможно говорить о каких-то планах на перспективу.

Куда идем?

Взять то же сельское хозяйство, на сегодняшний день являющееся главной отраслью экономики региона. Чего мы сегодня здесь хотим? Увеличение налоговой отдачи? Роста валовых показателей? Подъема экономики горных территорий? Решение вопроса занятости на селе и снижение миграции в города?

Если в качестве приоритетов будет обозначены первые две позиции, это неизбежно потребует привлечения серьезных инвесторов, способных вкладываться в закупку современных технологий, техники. В свою очередь, это вызовет к жизни необходимость срочного решения вопроса с частной собственностью на землю (пока земля не стала товаром, рассчитывать на приток серьезных инвестиций наивно). Но и с приватизацией земли могут возникнуть серьезные вопросы и конфликты.

Если правительство решит сделать ставку на мелкого производителя, это совершенно другая история. На высокую производительность и низкую себестоимость при этом рассчитывать нерационально. Зато можно превратить горные территории, а также часть равнины в места выращивания экологически чистой продукции и свести на нет миграционные процессы. Особенно если увязать сельхозпрограммы с программами развития этнографического, а также гастрономического туризма.

Но чтобы что-то делать, сначала надо понять, чего мы хотим и куда намерены двигаться. Чтобы с учетом этого переформатировать распределение федеральных траншей в области агропрома, заставив их работать исключительно на обеспечение выбранной стратегии. Чтобы административный ресурс подпитывал инициативу снизу, способствуя максимальному развитию частного бизнеса. Пока же все посылы в области АПК ограниваются указаниями по поводу наведения порядка с сельхозучетом.

Несколько месяцев назад «НД» писало о технологиях, позволяющих с использованием малой авиации в течение нескольких дней получить объективную картину. Как оказалось, даже это все — уже вчерашний день. Не нужны никакие самолеты. Профильная компьютерная программы, спутниковая антенна на крыше Минсельхоза — и все. Задал вопрос и сразу же получил не только точное количество овец и коров в республике, но и данные по каждому конкретному району, хозяйству, полю. Во многих регионах России эти программы уже успешно апробированы и показали свою высокую эффективность, у нас же продолжают давать невыполняемые поручения.

Здунов проводит совещания по развитию туризма в республике, организует мозговые штурмы и атаки, но при этом четкого понимание целей, которых надо добиться, и задач, которые для этого необходимо решить, мы пока не видим. Как, к примеру, можно говорить о развитии пляжного туризма в Дагестане на фоне массовых сливов канализационных стоков в Каспий? Между тем, ни Васильев, ни Здунов до сих пор не озвучили своего видение решения данной проблемы, не предприняли конкретных мер по улучшению ситуации.

Представляется, что начинать надо не с туристических совещаний, а с определения приоритетов. И прежде всего надо ответить на главный вопрос: для чего, собственно, нам нужен туризм? Для роста налоговой базы? Для обеспечения занятости? Для притока «туристических денег» в регион?

До сих пор никто из наших чиновников даже не поинтересовался простым вопросом: а сколько туристов сегодня Дагестан способен принять? Между тем туроператоры уже бьют тревогу — на фоне говорильни о необходимости развития туризма у нас катастрофически не хватает экскурсоводов и работников данной отрасли.

О строительстве разговор особый. В этом месяце «НД» подробно писало о проблеме сноса домов в Махачкале, предсказывая, что очень скоро данная программа забуксует и сойдет на нет. Причины, на мой взгляд, все те же — у руководства Дагестана нет четкого понимания того, что ее необходимо решать комплексно, с учетом всех возможных рисков и обязательств, лежащих на правительстве, бездействие которого и стало причиной массового самостроя в Махачкале. Писали мы и о том, что проблемы со строительством в Махачкале необходимо решать на правительственном уровне. Что все новые площадки (район Ипподрома, Лазурный берег, земли за Буйнакским перевалом и т.д.) должны использоваться для масштабной реновации столицы республики. Увы. На этом фоне мэрия оперативно проводит общественные слушания, в ходе которых право на застройку территории Ипподрома получает некая московская фирма, которая ни в какой реновации абсолютно не заинтересована.

О промышленности вообще разговора нет. О заводах вспоминают лишь тогда, когда на них начинают расти долги по зарплате. Как это случилось, к примеру, с Избербашским радиозаводом. В остальных случаях — полная тишина и абсолютный покой. Каждый выживает в одиночку, гособоронзаказ — наше все!

В авральном режиме

Отказавшись от планов работать на перспективу, правительству Васильева–Здунова сегодня придется работать в режиме тушения пожара в лесу: в ельнике загасили — в осиннике вспыхнуло. Только залили очаг возгорания — кустарники заполыхали. Посмотрите хронику правительственных заседаний с учетом первых лиц. Долги по зарплате, попытки завершить проваленную программу по переселению граждан из ветхого и аварийного жилья, снос многоэтажек, попытки сноса домов в охранных зонах водопроводов, газовые и электрические долги. Работы выше крыши, все заняты, все работают. Только вот движения вперед нет.

Что же касается побед на налоговом фронте, это, как учит мировая практика, дело временное. К тому же рост этот от части объясняется, тем, что многие бизнесмены заплатили налоги авансом. Обеление одного сектора экономики неизбежно сопровождается пополнение «серого» сектора за счет новых игроков. И чем больше будут расти налоги (тот же НДС, к примеру), тем больше будет становиться доля «серого» сектора.

 Читайте нас в Telegram
 @novoedelo

Знаете больше? Сообщите редакции!

WhatsApp, Telegram, SMS: +7 964 051 62 51 (не для звонков)

Форум «НД» в Telegram: https://t.me/nd_forum


Смотрите также:




А что вы думаете об этом?

Комментарии к новости(0)

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Для комментирования, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь




Загрузка...

Последние новости

Опрос

Ваше отношение к прошедшему чемпионату мира по футболу?