Языки «государственные» и «родные»

Что учить обязательно, а что — добровольно?

Языки «государственные» и «родные»

Информация о предполагаемых изменениях в федеральном законе «Об образовании», затрагивающих в том числе и переход от обязательного к добровольному изучению государственных и родных языков в школе, вызвала широкую общественную дискуссию в регионах России. При этом непосредственно сами поправки к закону, предложенные депутатами Государственной Думы России, видимо, были изучены недостаточно внимательно — и обсуждение перешло из области узкосодержательной в чувствительную проблематику развития и сохранения родных языков народов России. Не совсем была понята и позиция депутатов Народного Собрания Республики Дагестан, которые, в отличие от многих коллег из других национальных республик России, сразу поддержали данную законодательную инициативу. Наше издание самостоятельно и с привлечением экспертов разбиралось в предполагаемых изменениях в законе и ситуации с изучением родных языков.

Что говорит закон?

Согласно действующему законодательству, в России «гарантируется получение образование на государственном языке Российской Федерации, а также выбор языка обучения и воспитания в пределах возможностей, предоставляемых системой образования». Согласно Конституции России, государственным языком Российской Федерации на всей ее территории является русский язык.

При этом за республиками в составе России закреплено право устанавливать на своих территориях и национальные государственные языки, вводить преподавание и изучение государственных языков республик в соответствии с образовательными стандартами и не в ущерб преподаванию и изучению русского языка.

Также граждане России имеют право на изучение и получение дошкольного, начального общего и основного общего образования на родном языке из числа языков народов Российской Федерации — с учетом возможностей, предоставляемых системой образования, и в порядке, установленном законодательством об образовании, в соответствии с образовательными стандартами.

Изменения, предложенные депутатами Госдумы России к закону об образовании, касались в основном нескольких пунктов статьи, регламентирующей язык образования. Предлагалось уточнить в дополнение к существующему порядку, что преподавание и изучение государственных языков республик России осуществляется также «на добровольной основе», а право на изучение родного языка — «с учетом потребностей обучающихся и их родителей». Учет мнения обучающихся и их родителей при выборе языка обучения и воспитания, изучаемого родного языка и государственных языков республик России должен будет осуществляться на основании письменных заявлений родителей. Как указывается в пояснительной записке к законопроекту, предлагаемые изменения позволят «избежать неоднозначной трактовки положений законодательства в правоприменительной практике».

Данный законопроект был обсужден в том числе и в Народном Собрании Дагестана, где на совместном заседании комитетов по образованию и межнациональным отношениям с участием представителей Общественной палаты и правительства Дагестана депутаты приняли решение поддержать его.

Как было отмечено в ходе обсуждения, в настоящее время в дагестанских школах выбор при изучении родных языков и так осуществляется с учетом желания и заявлений родителей или законных представителей — и, таким образом, законопроект закрепит уже сложившуюся практику добровольного изучения родных языков, конкретизировав и упорядочив процесс выбора, не ущемляя права граждан на его изучение. Депутаты посчитали, что принятие данного законопроекта не отменит существующего статуса родных языков, которые продолжают входить в обязательную часть базисного учебного плана.

Вместе с тем депутаты выступили с инициативой рекомендовать правительству республики в рамках своих полномочий принять действенные меры по сохранению и развитию языков народов Дагестана.

Что говорят депутаты и чиновники?

На заседании НС РД, состоявшемся 31 мая, депутат Госдумы России Гаджимет Сафаралиев специально выступил с разъяснением ситуации по изучению языков: «Поправка в закон об образовании получилась немного резонансной, и это связано не с каким-то сегодняшним моментом. Дело в том, что русского языка как родного нет в образовательной сфере и в некоторых регионах получалось так, что вместо русского языка, который, может, хотели бы выбрать либо сам ученик, либо уполномоченный в лице родителей, давался другой язык, той республики.

Получалось так, что изучение государственного языка Российской Федерации, русского, и государственного языка республики осуществлялось в одинаковом объеме плюс добавлялся еще в качестве родного язык республики — и получалось, что изучение языка республики в объемах было больше, чем государственный язык Российской Федерации, что недопустимо.

На это обратил внимание президент страны Владимир Путин на заседании президентского совета, где было сказано, что нельзя в ущерб государственному языку изучать другие языки и нельзя заставлять изучать неродной для человека язык.

В принципе, эта идея уже существовала. Что касается поправки, то мы путаем понятия «государственный язык республики в составе Российской Федерации» с родными языками. Там написано: «добровольное изучение государственного языка республики в составе Российской Федерации не в ущерб государственному языку Российской Федерации». Родные языки как были, так и остаются, как изучались, так и изучаются. Существует добровольное изучение языка — любой человек может выбрать и изучать тот язык, который хочет. В плане родных языков этот закон, наоборот, создает дополнительные возможности для развития этих языков, тем более Россия подписала Конвенцию о сохранении родных языков. Русский язык должен изучаться как государственный язык страны. В этом законе ничего запретительного нет, родные языки как изучали, так и будут изучать».

Похожее мнение выразили «НД» и представители дагестанского парламента, сделав акцент на проблеме изучения родных языков.

Заместитель председателя Народного Собрания Дагестана, руководитель фракции «Справедливая Россия» Камил Давдиев: «Человек, который изучает или хочет изучать родной язык, — ему никто в этом не препятствует. В школах всегда это было на добровольной основе. В Дагестане много интернациональных семей, где ребенок сам выбирает, какой язык ему учить. Ничего не изменилось с этим законом — просто реальность в наших школах приведут в соответствие с законом. В целом, на мой взгляд, чтобы дети имели желание изучать родной язык, родители должны дома на нем говорить. Самое главное, чтобы родители хотели этого, а то у нас как получается — родители знают язык, а дети понимают, а говорить не могут или не понимают вообще. А уже государство должно позаботиться о том, чтобы создавались все необходимые условия для комфортной учебы детей».

Начальник информационно-аналитического отдела аппарата НС РД Уллубий Эрболатов: «Насколько я понимаю эту ситуацию, то там просто сделано так, чтобы людей, для которых язык не родной, не заставляли изучать этот неродной язык. Как я понял этот закон, на федеральном уровне было много жалоб, что в Татарстане, например, русских заставляли учить татарский язык, — из-за этого, чтобы их не заставляли, вот такие поправки были внесены. Это касается больше мононациональных республик.

К Дагестану этот закон практически никакого отношения не имеет. У нас как было изучение родных языков — практически ничего не меняется. А то, что там сказано, что родители выбирают, — а что, сегодня кто должен выбирать?

У нас больше возмущаются — почему не заставляют учить родной язык? «Если не заставлять — они не захотят учить», но как насильно языку учить? Все равно невозможно — если ты в среде не общаешься, дома не разговариваешь, с соседями не разговариваешь, с родственниками не разговариваешь — толку нет.

При этом депутаты Правительству указали — да, нужно уделить больше внимания изучению родных языков и в школах. Обратить внимание на зарплаты учителей и издание учебных пособий».

О текущей ситуации с изучением родных языков в дагестанских школах на своей пресс-конференции рассказала и вице-премьер республиканского правительства, министр образования и науки Уммупазиль Омарова: «Не хватает 53 учителей родных языков. Конечно же, как проходит обучение родным языкам сейчас — это, наверное, молодцы наши педагоги, им спасибо, которые в таких условиях продолжают обучение. Учителя, которые преподают родные языки, — у них практически нет учебников, литературы, они работают по старым учебным пособиям.

С одной стороны, возможность преподавать родные языки есть — у нас есть учебные планы для преподавания в начальных школах на родном языке, выбор языка обучения проходит по заявлению родителей детей.

Между тем, хочу сказать, что мы не решим эту проблему. Сам по себе закон — вот сейчас изучение родного языка обязательно — а разве мы можем сказать, что оно полноценно? Условия же должны быть созданы, книги должны быть изданы по всем языкам. По селам, районам в начальной школе на родном языке проводят обучение больше 900 школ — у них практически нет книг на родном языке по математике и окружающему миру. Старые учебники, которые сейчас не годятся. Я думаю, нам обязательно нужно принять программу по сохранению родных языков, заложить финансирование, надо, чтобы были серьезно проработаны вопросы материального обеспечения».

При этом Омарова выразила готовность принять рекомендации по сохранению родных языков: «Скажите, пожалуйста, в чем вы видите, как родные языки сохранить, дайте предложения в программу — я обязательно это учту».

Что говорят эксперты?

По мнению Маргариты Лянге, президента Гильдии межэтнической журналистики, члена Совета по межнациональным отношениям при Президенте России, кто-то не совсем разобрался в деталях законопроекта, поэтому и произошла подмена предмета обсуждения: «Поправки направлены на то, чтобы никого нельзя было обязать изучать государственные языки субъектов России без его согласия, с внесением оценок этого языка в аттестат, что создает проблемы при переходе ученика в следующий класс или в другую школу. Допустим, дагестанец переезжает в Татарстан, а далее — в Республику Коми… Где и какой язык ему изучать и по какому языку сдавать экзамен?

Право и обязанность — разные вещи!

Любовь к языку невозможно привить насильно, через «обязаловку». Истинный патриот своего языка никогда не станет этой темой спекулировать, набирая себе политические баллы, выставляя одних врагами родных языков, а себя — якобы его защитником.

Можно изучать пример Удмуртии, где с каждым годом растет число желающих изучать удмуртский язык, в том числе среди людей других национальностей. Тем, кто действительно заботится о родном языке, нужно придумывать интересные проекты, привлекательные для изучения языка, требовать от региональных министерств образования и школ качественного преподавания, создания комфортных условий для желающих учить язык. Нужно проследить за тем, чтобы в школах не создавали волокиту с этим вопросом».

Политолог Руслан Курбанов прокомментировал «НД» ситуацию с неразберихой вокруг обсуждения законопроекта: «Ситуация с этим законом несколько запутанна. Дело в том, что все началось с Татарстана, где, по-моему, решением правительства республики все дети, проживающие на территории Татарстана, вне зависимости от национальности должны были в обязательном порядке изучать татарский язык и сдавать его в школе на аттестацию. Логика властей Татарстана понятна, так как у них очень развито обостренное чувство национального суверенитета татарской государственности и в рамках этой мини-татарской государственности внутри большой российской татары максимально пытались в полной мере реализовать себя как национальное государство. Национальный суверенитет в рамках тех полномочий, которые им дает Конституция. По Конституции у них два государственных языка: русский и татарский. Соответственно, все дети должны изучать татарский язык, даже если родители приехали на два-три года в Татарстан. Ребенок, пойдя в школу, должен был изучать татарский язык, без сдачи которого он не мог перейти в следующий класс. Именно эта ситуация возмущала русских жителей Республики Татарстан. В принципе, если бы туда переехали дагестанцы, то и их дети должны были бы изучать татарский язык в обязательном порядке.

Дагестану сложно понять такую ситуацию, поскольку у нас такого обязательства изучать государственный язык, которых у нас 14, не было, и что никак практически не разумно в дагестанских условиях. Для мононациональных республик, таких как Чечня и Ингушетия, такой проблемы не стояло, поскольку там мало русских детей, да и никто бы принудительно их не заставлял учить чеченский. У чеченцев, ингушей и осетин несколько другое понимание осознания своего национального суверенитета, нежели у татар.

Поэтому, когда президент Владимир Путин в ответ на жалобы родителей заявил, что нельзя обязывать детей изучать национальные языки в республиках, федеральные власти тут же буквально переложили это на бумагу и потребовали от регионов перевести изучение родных языков на добровольную основу, причем по заявлению родителей. То есть родители должны писать заявление, что их ребенок хочет изучать родной язык, а это еще одна преграда, еще один шаг к усложнению системы образования, потому что не каждый родитель дойдет до школы, не каждый вообще потрудится написать это заявление, не каждый родитель вспомнит в начале каждого года обновить это заявление.

Уже этот факт о переводе на добровольную основу изучения национальных языков служит угрозой тому, что родные языки будут изучаться нашими детьми. Как я знаю, сейчас рабочая группа из депутатов Государственной Думы, куда входят два депутата из национальных республик, от Чувашии и Чечни, работают над поправками к этому закону. Именно они требуют, чтобы сама логика этого закона изменилась, чтобы она предполагала не перевод изучения национальных языков на добровольную основу, а сохранение обязательности изучения национальных языков в республиках, но только для носителей языка, а если в республику приезжают, поселяются, там рождаются не-носители языка, например, русские в Татарстане или чеченцы в Чувашии, то они по заявлению родителей могут освободить своих детей от посещения уроков национальных языков. Для того, чтобы дети не болтались без дела, им предлагают изучать дисциплину «Краеведение», то есть историю, природу и традиции края, в котором они поселились.

В этой логике закон приобретает совсем другое звучание, и он может быть воспринят и одобрен национальными республиками, но опять-таки — это пока поправки, предлагаемые рабочей группы депутатов. Будут ли они приняты остальным корпусов депутатов Государственной Думы, покажет время. Пока мы следим за работой группы. Надеюсь, что разум победит и закон будет принят в пользу народов России».

Свое мнение по поводу законопроекта и ситуации с изучением родных языков нашему изданию высказали и люди, занимающиеся проблемой сохранения родных языков, — представитель национально-культурной автономии аварцев Дагестана Шахбан Хапизов и лингвист Ильяс Капиев.

Как считает Хапизов, любой здравомыслящий человек должен отрицательно относиться к этому законопроекту: «Многие директора школ и само Министерство образования нацелено на то, чтобы перевести обучение национальным языкам в Дагестане в факультатив. Насколько я помню, недавно министр образования Уммупазиль Омарова уже об этом заявляла. Планируется ввести два иностранных языка за счет того, что уберут национальные. Из-за этого народы Дагестана лишатся родных языков. Кроме того, подпортятся давние гармоничные отношения, сложившиеся с Россией, ведь иначе как врагами инициаторов такого законопроекта назвать нельзя».

Выразил Хапизов свое мнение и по поводу принятого НС РД решения о поддержке законопроекта: «На обсуждении данного вопроса, насколько я знаю, присутствовало всего лишь два профильных комитета, которым Хизри Шихсаидов дал указание поддержать законопроект, и большая часть поддержала. Но целиком Народное Собрание не рассматривало этот вопрос».

Позицию людей, считающих достаточным говорить дома с детьми на родном языке, обходясь без изучения в школе, Шахбанов раскритиковал: «Это все равно что сказать, что человек за счет одной правой ноги может нормально существовать. Давайте тогда и русский язык с математикой уберем, арифметику ведь тоже можно дома изучать. Глупо так рассуждать. Это два взаимодополняющих компонента.

Наше Министерство образования уже давно превратилось во врага национальных языков. Я не вижу там здравомыслящих людей с адекватной позицией. Программа, безусловно, устарела, но для того чтобы ее поменять, министерство ничего не делает. Нужно изменить школьную программу для городских школ, сделать ее более адаптивной. Вместо того, чтобы изучать грамматику, надо делать упор на основную базовую лексику и навыки общения, ввести курс разговорного языка и основ правописания. А вместо этого изучают падежи, склонения и так далее, а для учеников городских школ это большей частью не нужно. Существующая ныне программа выхолащивает саму идею преподавания национальных языков.

Кроме того, в прошлом году прокуратура изымала из школ учебники, не отвечающие требованиям госстандарта. А новых-то учебников вообще нет, и никто над этим не работает.

Очень много врагов национальных языков, которые из-за личных интересов, для того, чтобы понравиться каким-то представителям федеральной власти, готовы не только языки, но и многое другое продать и предать».

Ильяс Капиев обратил внимание на проблемы влияния русского языка на изучение родных языков: «Что касается ситуации с изучением родных языков, я убежден, что ни школа, ни университет, ни дополнительное обучение в детском возрасте не даст того эффекта, который позволит ребенку полностью овладеть инструментарием родного языка. Единственным способом овладеть компетенцией родного языка на вполне зрелом коммуникативном уровне — это использование родного языка в самой семье, и ничто это не заменит.

Проблема «культурного давления» русского языка обусловлена сегодняшней ситуацией — при занятой нише языка межнационального общения именно русским языком идет подмена звеньев культурного кода народов Дагестана. Что в свою очередь ведет к эрозии национальной самоидентичности — и дальнейшему нарастанию давления русского языка на национальные.

Была надежда на принятие закона о родных языках, где было бы прописано положение родных языков, четко регламентировались инструментарий и масштаб поддержки родных языков со стороны государства как на региональном, так и на федеральном уровне. Но до сих пор этот закон не принят — я думаю, у федерального центра есть свои интересы в этом направлении.

Нужно было бы предпринимать все меры, чтобы сохранить языковую карту России, но, к сожалению, это не делается — наоборот, наблюдается стремление к абсорбции, поглощению в языковом и культурном характере.

Должны быть меры к сохранению пестрой языковой и культурной карты России — язык является первоначальным кодом, из которого происходит культура».

Редакция НД приглашает экспертов и читателей присоединиться к обсуждению этой актуальной темы — в социальных сетях или отправкой сообщений на почту (адреса на последней странице газеты).

 Читайте нас в Telegram
 @novoedelo

Знаете больше? Сообщите редакции!

WhatsApp, Telegram, SMS: +7 964 051 62 51 (не для звонков)

Форум «НД» в Telegram: https://t.me/nd_forum


Смотрите также:




А что вы думаете об этом?

Комментарии к новости(0)

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Для комментирования, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь




Загрузка...

Последние новости