К 100-летию первого общегорского съезда во Владикавказе

05.07.2017 12:26
Слева направо: Башир Далгат, Пшемахо Коцев, Рашид-Хан Капланов, Абдул-Меджид Чермоев

1917 год обычно ассоциируется с Великой Октябрьской социалистической революцией, хотя происшедшее в Петрограде впоследствии некоторое время именовали не иначе как «октябрьским переворотом». Что же в это время творилось на Кавказе, и в частности в Дагестане, как были восприняты события в столице теперь уже бывшей империи, всколыхнувшие весь мир?

Дагестанский исполком

Весть о революции для военного губернатора генерала В.В. Ермолова, вступившего в управление Дагестанской областью с 15 января 1917 года, была неприятным известием, и некоторое время она держалась в тайне от народа. Тем не менее весть о падении Романовых вскоре стала общеизвестной.

9 марта 1917 года после многолюдного собрания горожан в Темир-Хан-Шуре, многочисленных речей и выступлений вместо свергнутой царской власти, которую представлял военный губернатор области, был образован временный гражданский исполнительный комитет. В его состав от округов вошли авторитетные на то время дагестанцы: Нух-бек Тарковский, Сайпуддин Куваршалов, Мухаммад-Кади Дибиров, Бадави Саидов, Нажмуддин Гоцинский, Али Каяев, Махач Дахадаев, Мухаммад-Мирза Мавраев, Пирали Эмиров, Зайнуддин Доногуев, Сайфулла Башларов и другие, а также представители от городов Порт-Петровск, Дербент, Темир-Хан-Шура. В апреле в состав областного исполкома вошел прибывший из эмиграции Джелал-Эд-Дин Коркмасов, который возглавил «Земельный комитет».

В Петроград Временному правительству и Всероссийскому исполнительному комитету была отправлена телеграмма, в которой говорилось о том, что в Темир-Хан-Шуре «выбран временный исполнительный комитет» под председательством инженера Зубаира Темирханова, одновременно состоящего уполномоченным городского самоуправления. Создание исполкома, то есть появление гражданской власти, явилось для Дагестана событием большого исторического масштаба.

«Мы на нашем горском, единственном в истории…»

На Кавказе ощущение прихода новой эры ощущалось повсеместно. Первоочередная задача горского национального движения в первый месяц после февральских событий заключалась в формировании новых органов самоуправления. К началу апреля 1917 года такие органы в национальных округах Дагестанской и Терской областей были в основном созданы; у горцев Кубани, Черноморья и степных народов Ставрополья это затянулось до лета.

Собравшиеся в марте 1917 года во Владикавказе представители горской интеллигенции предприняли попытку создания государственного образования на Северном Кавказе. Решено было созвать съезд северокавказских народов для решения вопроса о национальном государстве.

1 мая во Владикавказе, в помещении Ольгинской женской гимназии, в 3 часа дня начал работу 1-й съезд представителей горских народов Кавказа. В работе съезда, проходившего по 7 мая, приняли участие 300 делегатов (по другим данным 340), представители почти всех народностей Северного Кавказа и Дагестана, гости, а также члены Государственной Думы М.А. Караулов и Н.Н. Николаев. Цель съезда была ясно выражена в словах председателя Временного Центрального комитета Объединенных горцев Басията Шаханова, который во вступительном слове, в частности, сказал: «Мы на нашем горском, единственном в истории наших народов, съезде, объединяющем все горские племена от Черного до Каспийского морей, свободно организуемся в союз для закрепления нашей свободы и устройства нашей жизни на разумных, широко демократических началах».

Союз Объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана

В течение семи дней работы съезда был образован Союз Объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана, а также выбран исполнительный орган — Центральный Комитет новоявленного Союза, в который вошли: Абдул-Меджид Чермоев (председатель (чеченец)), Пшемахо Коцев (кабардинец), Васан-Гирей Джабагиев (ингуш), Басият Шаханов (балкарец), Рашид-Хан Капланов (кумык), член 3-й Государственной Думы Ибрагим-бек Гайдаров (лезгин) и др. — всего 17 человек: от Дагестанской и Терской областей, Кубанской и Черноморской губерний и Закатальского округа, Ставропольской губернии и Абхазии.

От Дагестана Центральный комитет представляли Башир Далгат, Махач Дахадаев, Нух-бек Тарковский, Али Гасанов, Зубаир Темирханов, Асад-Бек Абдулаев. В списки кандидатов в члены ЦК входили: Алибек Тахо-Годи, Адиль-Гирей Даидбеков, Абдулмежид Зульпугаров, Казанбий Гаитов, Абдусалам Далгат, Сайпуддин Куваршалов, Нур-Магомед Шахсуваров, Саид Габиев, Абдулкадыр Эфендиев, Багадур Малачиханов, Абдулкадыр Алкадарский, Тагир Султанов.

На съезде была принята Конституция, включавшая в себя 30 статей, согласно которой органами власти Союза Горцев Северного Кавказа и Дагестана являлись Съезд делегатов и Центральный Комитет, а Дагестанский Областной исполком, Терский областной исполком, Кубанский Областной Горский комитет, народные, окружные и городские комитеты становились местными органами Центрального Комитета.

На съезде не были еще произнесены слова «отделение от России», но всем участникам было ясно, что борьба идет за независимость. В выступлении председателя съезда Басията Шаханова была сформулирована одна из программных идей объединения горцев Кавказа. «Мы пойдем теперь рука об руку с великим русским народом, — говорил Шаханов, — который провозгласил свободу и равенство всех народностей России. Но как каждая отдельная семья в жизни имеет свой особый угол, свои нужды и свою особую жизнь, духовную и экономическую, и физиономию, отличную от соседей одного и того же селения и города, так и различные народности России, объединенные в одно государственное целое, каждая имеет свои культурные и национально-духовные особенности… Вот почему, прежде всего, необходимо всем горским племенам Кавказа организоваться в могучий союз для совместного отстаивания в Учредительном собрании автономного их устройства».

Такое поведение объяснялось тем, что никто еще не знал, какими путями пойдет революция, а также и тем, что предвиделись трения и столкновения коренных горских народов с пришлым населением — казаками и так называемыми «иногородними». Съезд постановил также войти в сношения и союз с народами Южного Кавказа — азербайджанцами, грузинами и армянами.

Если разрешение земельного вопроса «ввиду серьезности момента и сложности» съезд решил предоставить Учредительному собранию, то «мусульманский вопрос», традиционно возникавший в России как по мере присоединения новых регионов, так и в ходе войн, экономических и военно-политических контактов, был решен на съезде. В прошлом его разрешение зависело от конкретных исторических обстоятельств: прежде всего оно отражало внешне- и внутриполитическую ситуацию в российском обществе, характер восприятия мусульман российской политической элитой и определялось особенностями бытования ислама в том или ином регионе.

Председателем (муфтием) Кавказского горского духовного правления единогласно был избран Нажмуддин Гоцинский. Несмотря на то, что съезд имел религиозную (мусульманскую) окраску и, по мнению некоторых делегатов, должен был явиться членом «общекавказского мусульманского Союза», тем не менее участники съезда не забывали о народностях, представителях других вероисповеданий, руководствовались не религиозным давлением, а исключительно политическими целями.

«Мы не должны были выставлять положения, — отмечал Рашид-Хан Капланов, — что только мусульмане могут быть членами нашего Союза. Как известно, часть осетин православные, часть — мусульмане, но они горцы, и их интересы — наши интересы».

Итоги съезда

Итогом Первого горского съезда стало создание Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана, завершившее организационное оформление общегорского движения. Съезд окончательно определил идеологию движения, утвердил его политическую программу, стратегические цели и задачи, а также разработал практическую программу и принципы формирования общегорского национального самоуправления.

Одной из важнейших заслуг Первого горского съезда стала разработка программы и принципов формирования общегорского национального самоуправления. Основным документом по этому вопросу стала Конституция Союза объединенных горцев.

Съезд горских народов установил политическое единство этих народов, федеративное устройство Северо-Кавказской Союзной Республики и кантональное управление каждой национальной группы, а также двухпалатную парламентарную систему с президентом в качестве главы исполнительной власти, высший государственный суд, наблюдающий за точным соблюдением конституции. В дальнейшем на местах были созданы народные (кантональные) советы, организована общая и местная администрация, а также воинская сила, ядро которой составили полки, входившие до этого в Кавказскую Туземную дивизию.

Изучение документов периода существования Союза объединенных горцев Северного Кавказа (май-ноябрь 1917 г.), показывает политическую и социально-гражданскую зрелость идеологов северокавказского объединения, их точное знание реальных и потенциальных возможностей своих народов. Другое дело, что не всегда получалось, то, чего хотелось, и причинами неудач являлись анархия и другие сложные явления в общем по стране после крушения царизма.

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта [email protected]
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также