Оправдать или посадить?

08.12.2018 11:16
На фото: Магомед Хазамов

На 10 декабря в Кировском районном суде Махачкалы назначено заседание по обвинению Магомеда Хазамова. Слушание дела подходит к концу, уже допрошены все свидетели, исследованы материалы дела, обвинитель и защитник Хазамова выступили в прениях, подсудимому осталось выступить с последним словом, судье Магомеду Нестурову — вынести и огласить приговор, возможно, в этот же день.

Магомед Хазамов, бывший глава села Богатыревка, обвиняется в незаконном приобретении и хранении патронов, гранаты и наркотиков («спайса»). Хазамов, его близкие и те, кто знакомы с обстоятельствами происшедшего, уверены, что уголовное дело «сфабриковано» — запрещенные предметы подброшены в ходе обыска 14 апреля 2018 года. Цель? Добиться от Хазамова признательных показаний по делу об убийстве главного редактора газеты «Черновик» Хаджимурада Камалова. По этому делу Хазамов длительное время содержался в следственном изоляторе, но в связи с установлением его непричастности к преступлению был освобожден из-под стражи.

После очередного привлечения внимания к затягиванию расследования убийства Камалова и получения указаний по активизации следствия, правоохранительным органам снова понадобился Хазамов, чтобы создать видимость «оперативной деятельности». Об этом может свидетельствовать то, что в деле по «обнаружению» у Хазамова боеприпасов и наркотиков фигурируют, помимо оперативных сотрудников районного отдела полиции, и сотрудники «главка» центра «Э» МВД, и сотрудники ФСБ — все вместе проявившие «оперативный» интерес к Хазамову.

Сам Хазамов в суде подробно рассказал, как сотрудники правоохранительных органов подбросили ему боеприпасы и наркотики во время обыска 14 апреля:

«Всё это мне не принадлежит, и было подкинуто сотрудниками, в том числе тем, кто во время процесса здесь давал показания. За две недели до обыска я был предупреждён. У меня проблемы с сердцем, которые я «заработал» в ходе предыдущего моего задержания. Из-за регулярных пыток в течение месяца у меня 6 раз происходила полная остановка сердца, в результате образованы 3 рубца и требуется операция.

Магди Камалов мне сказал, что возобновили расследование дела об убийстве его брата Хаджимурада Камалова и, так как я ранее был задержан по подозрению в совершении этого преступления, в мой адрес могут быть провокации. Он посоветовал мне лечь в больницу или на время куда-либо уехать. Я ответил, что в больницу лечь пока не могу, а уезжать куда-то и прятаться не собираюсь, так как ничего не совершал. Кроме того, всевозможные пытки я уже прошёл, подпись, которую они от меня хотели, не получили, признательных показаний я не давал.

…В комнату, где я находился с друзьями, ворвались примерно 10 человек в масках. Со словами «вот этот» сотрудник Султан Кайтуев (сотрудник Центра «Э» ГУ МВД РФ по СКФО) указал на меня. Вошли сотрудники Абдулкадыров и Абдуралимов, моих друзей вывели, накинув одеяла на головы, а мне озвучили постановление о проведении обысков, которое я не подписал…

…Я просил их не подбрасывать мне ничего, так как я единственный кормилец своих детей и больных родителей. Говорил, что и так отвечу на все вопросы…

Обыски начали со спальной комнаты. Вместе со мной и двумя понятыми в ней находились около 14 человек. На шкафу лежал игрушечный арбалет и упавший карниз. Не найдя на нём ничего больше, все, кроме Кайтуева и ещё двоих, вышли в прихожую. Потом Кайтуев крикнул, что что-то нашёл. Он залез на шкаф и с помощью камеры на телефоне якобы увидел пакет и спустил его. В нём оказались 2 пачки патронов, глушитель и 2 запала от гранаты.

…Кайтуев поручил снова проверить ванную комнату, где впоследствии и нашёл пакет. Пакет с наркотиками оперативники «нашли» в детских шкафах, которые, по словам обвиняемого, никогда не были закрыты, так как в них ванные принадлежности детей. В ответ на возмущения Кайтуев вытащил пакет и со словами «он тоже будет тебе принадлежать» поместил его обратно.

На мой вопрос, что он от меня хочет, ответил, что я скоро об этом узнаю. Уже после всего этого приехал эксперт в форме с чемоданом. Ни один из понятых не смог подтвердить, что он был в форме, как будто они каждый день проходят понятыми. Как это можно было забыть? Он всё сфотографировал, и мне сказали подписать бумаги и протокол. Я сказал, что подпишу только в том случае, если мне дадут описать, как всё происходило на самом деле. Абдулкадыров на это сказал, что меня всё равно заставят при детях и сестре. Так и сказал: «Запинаем тебя перед ними».

Я был вынужден подписать. Меня доставили в Кировский райотдел, завели в кабинет, посадили на стул спиной к выходу и под угрозой пули в лоб опустили голову, загнули руки за спину и стали водить по спине и рукам металлическими предметами и пакетами…

В 11 вечера того же дня подняли на 2-й этаж, надели на голову пакет, уложили на пол, скрестили и завязали руки и ноги скотчем и стали пытать током, спрашивая, где прячется Магомед Абигасанов (бывший работник Шамиля Исаева) и кому Исаев (Шамиль Исаев, бывший вице-премьер Дагестана, ныне арестован) передавал деньги, чтобы «замять вопрос».

Не получив ответа, они меня стали пугать тем, что заденут моё мужское достоинство. Доведя меня почти до отключки, остановились…»

Своим выступлением в суде с «НД» поделился и адвокат Мурад Магомедов, защищающий Хазамова в данном процессе:

«О фабрикации дела свидетельствуют и незаконность проведенных оперативных действий в отношении Хазамова, и нарушение норм законодательства при оформлении доказательств по делу.

Даже сам повод для проведения обыска дома у Хазамова был фиктивным — обыск без судебного решения понадобился якобы для проверки информации, полученной в ходе розыскных мероприятий. Это по версии рапортов оперативных сотрудников отдела полиции по Кировскому району Махачкалы Абдуралимова и Абдулкадырова. По другой версии, из материалов уголовного дела усматривается, что боеприпасы и наркотики в доме Хазамова были обнаружены при проведении сотрудниками управления «К» ФСБ России комплекса оперативно-розыскных мероприятий «Наведение справок».

В материалах дела отсутствует информация и о том, каким образом сведения о проведении оперативно-розыскных мероприятий в отношении Хазамова были оформлены и представлены дознавателю Ибрагимову, в производстве которого находилось ранее возбужденное уголовное дело в отношении Вариса Чураева (односельчанина Хазамова). А ведь именно якобы в ходе расследования дела Чураева у Хазамова были «обнаружены» боеприпасы и наркотики.

И в качестве доказательств по уголовному делу результаты оперативно-розыскных мероприятий могут быть использованы судом при вынесении приговора только с соблюдением установленного законом порядка и закреплением путем производства соответствующих следственных и судебных действий.

Вся процедура обыска, проведенного у Хазамова, может быть поставлена под сомнение как незаконная, проведенная с многочисленными нарушениями уголовно-процессуального кодекса, и, соответственно, все якобы «найденное» во время обыска не должно считаться допустимым доказательством по делу. Не было доказано и то, что обнаруженные боеприпасы и наркотики принадлежат Хазамову.

Протокол обыска составлен с многочисленными грубыми нарушениями, процедура обыска в нем описана не так, как она происходила в действительности.

В частности, в обыске в доме Хазамова принимали участие сотрудники правоохранительных органов в масках, первоначально вошедшие в дом и имевшие полную «свободу действий» — их действия никто не контролировал.

Данные сотрудников, участвовавших в проведении обыска, не были зафиксированы в протоколе обыска.

Обыск проводился не в том порядке, как указано в протоколе обыска, а повторно обыскивались комнаты и ванная в доме, где и были обнаружены боеприпасы и наркотики.

При этом проверялись определенные заранее места, но не, к примеру, запертая комната, что свидетельствует о фиктивном характере самого обыска и нежелании в действительности проводить действительный поиск.

В протоколе обыска отсутствует точное описание изымаемых предметов, их упаковки, опечатывания. Да что там говорить — в протоколе нет итоговых подписей участвующих лиц, ни самого Хазамова, ни понятых. Подписи стоят лишь в графе о том, что заявлений и замечаний не поступило — и это при том, что непосредственно в ходе обыска Хазамов делал заявление, что все обнаруженное ему не принадлежит и подброшено, но в протоколе обыска эта запись также отсутствует.

Исходя из материалов дела, можно утверждать, что и при дальнейшей упаковке и опечатывании найденных во время обыска предметов допускались нарушения — предметы перекладывались из одних пакетов в другие, проводился осмотр предметов без соответствующих актов.

Таким образом, обыск в доме Хазамова проведен с многочисленными нарушениями уголовно-процессуального законодательства. Протокол обыска составлен с нарушениями, является недопустимым доказательством и не может быть положен в основу обвинения и использоваться для доказывания обстоятельств, так же, как недопустимыми доказательствами являются и протокол осмотра предметов, заключения экспертов и акты по делу Хазамова.

Можно сказать, что само предварительное следствие не имело целью установить истину, а проведенные оперативно-розыскные мероприятия были инсценировкой.

Ведь, как пояснил в суде Хазамов, ему было заранее известно о готовящейся в отношении него провокации и возможной фальсификации уголовного дела — об этом сообщал Магди Камалов. Очевидно, что Хазамов, предполагая возможность проведения обыска в своей квартире и зная о том, что проходит по уголовному делу об убийстве, не стал бы хранить у себя дома наркотики, патроны и гранаты. Как не собирался Хазамов и убегать, и прятаться от правоохранительных органов, так как он ничего не совершал.

Да и ставило ли вообще следствие в ходе предварительного расследования целью установить истину? Оставляя «белые пятна» и изъяны, не предпринимая никаких шагов для установления обстоятельств «обнаружения» у Хазамова запрещенных предметов.

Таким образом, материалы дела не подтверждают вину Хазамова, а напротив — свидетельствуют о его непричастности к совершению преступления.

С теми неустранимыми сомнениями в виновности, которые должны толковаться в пользу обвиняемого, обвинительный приговор в отношении Хазамова не может быть вынесен.

Напротив, Магомед Хазамов должен быть оправдан в связи с его непричастностью к совершению преступления, а в связи с допущенными нарушениями в ходе следствия по уголовному делу должно быть вынесено частное постановление суда».

Государственный обвинитель по делу Хазамова попросил назначить наказание в виде 4 лет и 6 месяцев лишения свободы.

Каким же будет приговор судьи Нестурова?
 

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта n-delo@mail.ru
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Чертово колесо

Идея восстановить аттракционы в парке имени Ленинского комсомола вызвала множество вопросов

16.03.2019 12:00

Разделяй и выноси

В Махачкале начали устанавливать контейнерные площадки, рассчитанные на раздельный сбор ...

16.03.2019 11:30

Архитектор предстанет перед судом за составление градостроительных планов

Расследование уголовного дела в отношении бывшего начальника Управления архитектуры и ...

16.03.2019 11:00