«Когда проснется совесть у чиновников?»

«Когда проснется совесть у чиновников?»

Алибек Алиев пришел к Гебековым не как чиновник

Зильфира Гебекова и ее трое детей, двое из которых инвалиды, живут в двухкомнатной квартире за 12 тысяч рублей в месяц. Отец семейства ушел от них 7 лет назад, забрав с собой материнский капитал.

Сильные духом

В 2015 году малоимущей семье администрация Махачкалы выделила принадлежащий им по закону земельный участок площадью 9 соток. Но спустя два года новым мэром решение о выдаче было отменено, женщину снова поставили на учет, сейчас она числится в очереди 1344-ой.

«Каждый раз, когда я отдаю деньги за квартиру, у меня дрожат руки. Это пенсии моих бедных больных детей. Я думаю про себя, сколько ж я смогла бы купить фруктов и одежды на эти деньги. Бывший муж сбежал от нас, прихватив с собой материнский капитал, который он должен был потратить на трудоустройство. Алименты я не получаю, мне говорят, что их скопилось около миллиона. Два раза в год я езжу с обоими детьми в Москву и Санкт-Петербург на операции и лечение, которое я получаю по квоте. Мы живем на пенсии больных детей, работать я не могу, потому как оставлять детей одних надолго опасно», — рассказала «Новому делу» Зильфира Гебекова.

Старшей дочери женщины 10 лет, после менингита тяжелой степени ребенку поставили диагноз ДЦП, а сейчас у девочки резко ухудшилось и зрение, среднему мальчику 9 лет, у него тяжелая форма аутизма, младшему 8.

«У дочки атрофируются ноги, в сентябре мы должны быть в Кургане на операции, — рассказывает Гебекова. — У среднего сына аутизм сложной степени, он не контролирует себя. Может часами плакать или смеяться, включать газ и воду одновременно. Мне не к кому обратиться, когда я вынуждена бываю оставлять детей одних дома и бегать собирать бумаги, чтобы доказать чиновникам, что у нас есть проблемы и нам нужна помощь. У меня сердце бывает не на месте, зная то, что дома они остались одни, совершенно беспомощные. Несмотря на все это, я вожу детей на лечение, трачу все деньги на их здоровье и питание. Отвожу старшую дочь практически на себе в школу, где обучаются такие же больные дети, верю в ее возможности, но учитель говорит, что она не может сложить двух слов и, возможно, ее оставят на второй год».

Мэрия, такая мэрия…

«В 2011 году я встала в очередь на получение участка, в 2015 мне его выделили. В прошлом году мне пришло постановление об его отмене. В администрации мне сказали, что я должна была вовремя обратиться, когда получила постановление, чтобы узаконить его. На мои слова, что я была в другом городе с больными детьми на операции, они только развели руками. Я и сейчас хожу почти каждый день в администрацию, на свой страх и риск оставляя детей одних. Могу простоять там с утра до вечера, чтобы услышать: «Пишите письмо». Я говорю им, что написала их сотни, но им как будто все равно. В последний раз, перед тем как попасть с младшим в больницу, мне в мэрии сказали, что в 2019 году будут выделять участки в Шамхале, и, возможно, я получу его, если очередь до меня дойдет, в списках которой я 1344», — добавила Гебекова.

По словам Алибека Алиева, за все время никто из администрации города и района не посетил Гебековых: «Я сегодня пришел сюда как человек, а не как чиновник. Когда эта бедная женщина обратилась ко мне и рассказала, с какими трудностями ей приходится сталкиваться каждый день в своей жизни, я не смог остаться в стороне. Почему сотрудники Кировской администрации, специальные службы, которые должны брать на учет такие семьи и помогать им, не материально, а хотя бы прийти и помочь по дому, посидеть с детьми, пока их мать бегает по городу и обивает пороги бездушных чиновников, не делают этого? Ведь все они есть на бумагах и получают зарплату, только вот работу свою они не делают. Хотелось бы обратиться к чиновникам администрации города, чтобы они обратили свое внимание на такие семьи, в каждом районе города их несколько десятков, если не больше. Что должно случиться, чтобы у наших чиновников проснулась совесть?».

В апреле в редакцию «Нового дела» обратился заместитель начальника управления по вопросам противодействия коррупции администрации главы и правительства Дагестана Алибек Алиев с просьбой разместить объявление о найденной им на центральном городском пляже крупной сумме денег. Спустя три месяца о пропаже денег так никто и не заявил. Несмотря на уговоры знакомых пожертвовать найденные деньги на нужды мечети, Алиев решил отдать их малоимущей семье.

Экс-уполномоченный при главе республики, защитник «Заботы» и Эльтавского леса сегодня занимает другую должность, однако люди продолжают звонить и ходить к нему за помощью, зная о его неравнодушности. Он нам и рассказал о сложной жизненной ситуации, в которой оказалась эта семья.

«Прошло три месяца, но никто мне не позвонил, тогда я решил, что хорошим делом будет отдать эти деньги семье Гебековых. Да и тому человеку, кто потерял эти деньги, будет большое воздаяние», — рассказал «Новому делу» Алибек Алиев.

Вместе с ним материальную помощь людям оказал и представитель благотворительного фонда «Инсан».

Чтобы оказать помощь этой бедной семье, неважно какую — деньгами или добрым словом, или если вам захочется просто пойти к ним в гости и посидеть с больными, но такими добрыми детьми, вы можете позвонить на номер 8 (963) 370-66-69 или перечислить любую сумму на номер карты Сбербанка 6390 0260 9053 2995 75, владелец Зильфира Гебекова.

В ближайших номерах «Новое дело» попытается выяснить судьбу участка, который забрали у семьи Гебековых.

 Читайте нас в Telegram
 @novoedelo

Знаете больше? Сообщите редакции!

WhatsApp, Telegram, SMS: +7 964 051 62 51 (не для звонков)

Форум «НД» в Telegram: https://t.me/nd_forum


Смотрите также:




А что вы думаете об этом?

Комментарии к новости(0)

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Для комментирования, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь




Загрузка...

Последние новости

Опрос

Ваше отношение к прошедшему чемпионату мира по футболу?