«Мечеть открыта — и нам нечего скрывать»

«Мечеть открыта — и нам нечего скрывать»

Вокруг махачкалинской мечети «Тангъим», более известной как «мечеть на Венгерских бойцов», много разговоров и домыслов. В прошлом номере мы предложили присылать вопросы имаму мечети Ниматулле Раджабову. В интервью «Новому делу» он отвечает на них и рассказывает об истории мечети и ситуации вокруг нее.

— Расскажите об истории мечети — когда и кем она была построена, как развивалась. И, если можно, немного о себе: где учились, как стали имамом?

— Наша мечеть основана в 1992 году по инициативе жителей 4-го поселка Махачкалы, которые зарегистрировали религиозное общество, получили от города землю для постройки мечети возле средней школы №15 и станции юных натуралистов, — говорит Раджабов. — Название «Тангъим» было выбрано по аналогии с названием известной исторической мечети Айши (да будет доволен ею Аллах), жены пророка Мухаммада — эта мечеть находится близ Мекки, на границе вхождения паломников в Заповедную территорию. В обществе закрепилось название нашей мечети как «мечети на Венгерских бойцов» по названию улицы (сейчас улица носит имя генерала Омарова), но правильно, конечно, называть ее «Тангъим».

Изначально мечеть была небольшой, вмещала в себя до 100 человек. Из-за увеличения количества людей на пятничных молитвах здание было расширено и вмещало уже до 400 человек. Но даже этого было недостаточно в связи с продолжавшимся ростом числа прихожан мечети, поэтому было построено новое здание, которое вмещает до 5 тысяч человек.

Я происхожу из религиозной семьи, родом из Закатальского района Азербайджана, по национальности — цахурец. Мой дедушка Насих-афанди был уважаемым исламским ученым, устазом, хорошо известным в этой местности и в Южном Дагестане. Свои первые религиозные знания я получил именно от дедушки. В 1993 году я специально приехал в Махачкалу для получения исламских знаний, чтобы поступить в исламский университет имени имама аш-Шафии (да смилуется над ним Аллах). После поступления в университет стал одновременно обучать чтению Священного Корана в медресе при мечети. Учился с удовольствием и хорошо, был старостой нашей группы. В университете преподавали известные в Дагестане имамы, например, ныне покойный имам мечети возле здания МЧС Мухаммад-Амин Губденский (да смилуется над ним Аллах), имам мечети на улице Гагарина Шарапутдин, Рукнутдин, Мухаммад-Хаджи Параульский. Я никогда не мечтал стать имамом — хотел просто изучать свою религию. Но именно я в числе немногих из нашей группы стал имамом: после того как окончил университет в 1999 году, совет старейшин мечети выбрал меня имамом, кем я и являюсь по настоящее время.

Женат, четверо детей. Живу с семьей в небольшом (40 кв.м.) домике при мечети. Я человек открытый, простой — застать меня в мечети можно в любое время, на молитвах и между ними

— Сколько прихожан у мечети? Какого возраста это люди в основном?

— Постоянно на ежедневные молитвы приходит обычно не так много людей — до 100. На пятничные молитвы в мечети, бывает, набирается до 2000 человек. В месяц Рамадан, конечно, еще больше. Приходят и молодые люди, и люди среднего возраста, и пожилые, которые посещают нашу мечеть еще с момента ее основания.

— Какие отношения у вас с муфтиятом Дагестана?

— Мы взаимодействуем. Я вхожу в Совет имамов Махачкалы, каждый месяц бываю на собраниях. С муфтием Дагестана Ахмад-хаджи Абдулаевым встречались, и не раз. Общаемся и с представителями других муфтиятов. Нашу мечеть посещали муфтий Духовного управления мусульман Азиатской части России Нафигулла-хазрат Аширов, муфтий Северной Осетии–Алании Хаджимурад Гацалов.

— Мечеть называют «саляфитской», «ахлю-с-сунна уа-ль джама’а». Объясните, что это за термины? Какому направлению в исламе вы следуете?

— «Ахлю-с-сунна уа-ль джама’а» — те, кто придерживается того же, чего придерживался пророк Мухаммад и его сподвижники, да будет доволен ими Аллах, — это и есть спасшаяся группа в исламе. И тех, кто следуют за путем праведных предшественников, ученых первых трех поколений ислама (саляфу-ссалих), следуют Корану и Сунне согласно их пониманию, называют саляфитами.

К сожалению, из-за политических и пропагандистских усилий религиозному термину «саляфит» придан негативный оттенок в понимании общества: враги ислама по всему миру хотят представить мусульман экстремистами, радикалами, людьми против общества, хотят внушить, что саляфиты — это самые страшные террористы.

На самом деле, все мусульмане хотят себя относить к этому правильному направлению. Например, и сам муфтий Дагестана Ахмад-хаджи Абдулаев не раз говорил, что считает себя саляфитом. Саляфитами называют себя и известные исламские ученые из-за рубежа, которые приезжали в Дагестан в последнее время по приглашению муфтията.

Но сегодня этим термином пользуются, чтобы часть мусульман отделить от других, представить в негативном свете. А мы не сторонники разделения мусульман — мы всегда призываем к объединению на истине, к единству и сплоченности мусульман.

Да, мы считаем себя «ахлю-с-сунна уа-ль джама,а», «саляфитами», следующими за праведными предшественниками, признающими авторитетных исламских ученых как прошлого, так и современности. И мы против, чтобы делить мусульман под разными названиями.

К примеру, сам я, как и многие в Дагестане, учился и следую в основном мазхабу, научно-правовой школе, имама аш-Шафии (да смилуется над ним Аллах), при этом в отдельных вопросах признавая мнения и других авторитетных ранних и современных ученых.

И нашу мечеть и прихожан тоже хотят отделить от общества, хотя в нее ходит много людей, самые разные представители общества, в том числе и хорошо известные в республике.

— Почему и кто хочет представить мечеть как неблагона-дежную?

— С момента основания мечети никаких вопросов со стороны государственных и правоохранительных органов к нам не было. Со стороны муфтията — тоже. Ни разу никто не приходил, не жаловался на мечеть, на ее прихожан. Я подчеркиваю — ни разу. Повышенное внимание к мечети и последовавшие за этим действия со стороны правоохранительных органов я связываю с тем, что в 2015 году один из известных проповедников, который ранее, в 2013 году, периодически выступал с лекциями в мечети, Надир Медетов, оказался в ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация. — «НД»).

— Муссировалась информация, что он якобы был имамом мечети, проповедовал в ней радикализм и впоследствии уехал в ИГИЛ…

— Он был одним из нескольких проповедников, которые выступали с лекциями перед прихожанами мечети. Подчеркиваю, имамом мечети он не был, хотя многие как раз хотят представить все так, что он им был и призывал к экстремизму прямо в мечети. Но за то время, что он у нас выступал, ни к каким радикальным действиям он не призывал. Все его выступления в мечети есть в открытом доступе в Интернете. И никаких претензий правоохранительные органы к нему в то время не предъявляли, а руководство мечети само еще в 2014 году отстранило Медетова от проповедей в мечети в связи с возникшими разногласиями по отдельным вопросам теологического характера.

И только спустя полгода после этого им заинтересовались правоохранительные органы, и то по обвинению не в экстремизме, а в хранении оружия, и заключили его под домашний арест. Уже находясь под домашним арестом, Медетов выехал из страны, оказался в ИГИЛ. И к кому вопрос, как он там оказался: ко мне или к правоохранительным органам? Я повторяю, что к тому моменту не видел его уже более полугода и в мечеть он не приходил все это время.

После этого начались регулярные полицейские рейды, прихожан мечети доставляли в отделы полиции, причем часто в незаконной, провокационной форме. Людей ставили на так называемый «профилактический» учет. Поступали угрозы фабрикации уголовных дел, требования закрыть мечеть. При этом в адрес руководства мечети стали поступать угрозы и со стороны приверженцев ИГИЛ. Таким образом, мы в мечети оказались между двух огней.

— Что было предпринято в этой ситуации руководством мечети?

— Работой по взаимодействию с государственными органами и противодействию угрозам радикализма в мечети занялись общественный и ученый советы, совет старейшин, в составе которых люди, пользующиеся авторитетом среди прихожан мечети. Составили план работы, действий по ограждению мечети и ее прихожан от незаконных претензий, разъяснению общественности и представителям государственных органов реальной ситуации в мечети, снятию негативных «ярлыков».

Были встречи с руководством многих ведомств, занимающихся вопросами религии и общественного порядка (в том числе и районного отдела полиции, ЦПЭ, МВД, Комитета по делам религий и муфтията, Общественной палаты и правозащитных организаций, прокуратуры и ФСБ, главного федерального инспектора).

Направляли письменные обращения, привлекали внимание и средств массовой информации. На каждой встрече аргументированно показывали и доказывали, что в этой мечети не призывают, а наоборот, ограждают от радикализма…

— Какова позиция мечети по отношению к проблемам терроризма и экстремизма?

— Наша позиция основана на мнении признанных исламских ученых — ислам не имеет никакого отношения к террору, убийству невинных людей, особенно женщин, детей, стариков, в исламе это строго запрещено. Ни один из известных и признанных ученых не призывает к этому. И у нас в мечети к этому никогда не призывали!

Никакого экстремизма в мечети нет — и в этом может убедиться любой, кто посетит ее, послушает проповеди. Но, видимо, почему-то кто-то заинтересован выставлять нас экстремистами.

Не считая того, что в пятничных проповедях затрагиваются эти темы, я лично выступал с обращениями с осуждением радикализма, открыто заявлял о своей позиции в разных СМИ, в том числе неоднократно и в «Новом деле». Все мои проповеди открыто находятся в Интернете, в социальных сетях — с ними можно ознакомиться.

Это ясная позиция, что ИГИЛ — искусственно созданный проект, дискредитирующий ислам.

— Каковы результаты ваших обращений в государственные органы?

— Определенного взаимопонимания удалось достичь. Наши письменные обращения в различные органы в конечном итоге направлялись в прокуратуру Дагестана, где было привлечено внимание к ситуации вокруг мечети. Оттуда мы получили несколько официальных ответов, и на какое-то время ситуация вокруг мечети, можно сказать, успокоилась.

Однако в последние месяцы опять начались полицейские рейды, прихожане мечети доставляются в отделы полиции — как еженедельно, после пятничных молитв, так и в другие дни, до и после совершения молитв. Сотрудники полиции хотят представить это «мероприятиями по поиску оружия и наркотиков», при этом забирают одних и тех же людей, которые постоянно ходят в мечеть.

Может быть, руководство МВД не знает об этих мероприятиях? Но при этом возле нашей мечети бывают сотрудники не только Советского, по территориальности, но и Ленинского и Кировского райотделов полиции, и чины из руководства УВД Махачкалы. Мы слышим об оперативно-розыскной работе, но, оказывается, никакой оперативности и розыска не нужно, когда можно окружить мечеть по периметру, забрать прихожан и сделать себе показатели. Мечеть рассматривают как «курицу, которая несет золотые яйца» — зарабатывают себе «палки» и «звездочки»?

Да, мы понимаем, что прихожане мечети не обладают достаточной юридической квалификацией, чтобы обжаловать незаконные действия сотрудников полиции, поэтому стараемся объяснять им, чтобы они обращались к адвокатам, юристам, правозащитникам, журналистам. К примеру, последний случай в Воронеже, когда тамошние полицейские хотели доставить в отдел полиции чеченских девушек, показал, что фиксирование действий сотрудников полиции на камеру телефона и распространение этой информации вызывает большой общественный резонанс и осуждение таких действий правоохранителей со стороны общества. А у нас в Дагестане такими доставлениями прихожан мечети в полицию занимаются наши полицейские чуть ли не каждый день.

Мы никому не запрещаем приходить в нашу мечеть. Но как относиться к тому, что прихожан мечети забирает полицейский, который приходит на молитву, становится с нами в один ряд, а после доставляет людей в отдел полиции? Был и такой случай. Или когда нетрезвый полицейский, не снимая обуви, ходит по коврам в мечети, нецензурно выражается, угрожает забрать в отдел всех, кто находится в мечети?..

сожалению, подобные случаи и продолжающиеся действия сотрудников полиции не вызывают должной реакции со стороны общества и государства, а это дискредитирует не только саму правоохранительную структуру, но и в целом руководство государственных органов, искусственно создавая протестные настроения у десятков тысяч людей. Ведь у каждого из тысяч приходящих на молитву есть семья, родственники, друзья и знакомые, которые слышат, что людей притесняют только потому, что те ходят в мечеть.

Что мешает прийти в мечеть, объяснить, если есть какие-то претензии? Мы готовы ответить на вопросы, нам нечего скрывать. Если люди не нарушают закон, почему их преследуют, разделяют и стравливают?

Мы в мечети призываем к порядку, к правильному поведению, к уважению прав других людей. Но когда мы призываем прихожан к этому, а они сами сталкиваются с произволом со стороны отдельных представителей правоохранительных органов, объяснять, убеждать становится все труднее. Какое мы можем дать объяснение, особенно молодым людям, несправедливого отношения к ним?

Складывается впечатление, что создается искусственная ненависть к государственным органам. Почему эти действия не пресекаются руководством республики, прокуратуры и ФСБ?

Вместо того чтобы потенциал использовать на благо, развитие общества…

— Кроме молитв и проповедей какая-то еще общественная работа проводится в мечети?

— Мы в меру своих возможностей, на пожертвования прихожан, помогаем нуждающимся, сиротам — как в течение года, так и особенно в месяц Рамадан и на праздники. Только в конце Рамадана около 400 семей получили от мечети продуктовые наборы закяту-ль-фитра. На праздник жертвоприношения раздаем мясо. Мы благоустраиваем территорию возле мечети, следим за чистотой и порядком. Прихожане мечети навещают стариков, ветеранов, отвечают на просьбы о помощи.

Вся работа в мечети — это повседневная деятельность с прихожанами и теми, кто приходит в мечеть с какими-то вопросами, за помощью. Нужно как объяснять людям основы религии, так и избавлять от сомнений и заблуждений, невежества и радикализма из-за недостаточного или неправильного понимания религии.

Мы не можем открыто привлекать к мечети людей из-за необоснованно пристального внимания сотрудников полиции, которые чинят препятствия. Если бы нам не мешали, мы могли бы больше помогать. Люди, которые хотели бы оказать помощь от имени мечети, боятся возможных преследований, а такие факты есть.

Мы бы хотели работать и с родителями наших молодых прихожан, потому что знаем, что в семьях между ними и детьми тоже бывают проблемы из-за недопонимания в различных вопросах.

Мы планируем провести «день открытых дверей» для всех желающих посетить нашу мечеть, для родителей наших прихожан, для представителей государственных органов и для журналистов в том числе.

Сейчас, в преддверии одного из главных мусульманских праздников ‘Ид-аль-адха, праздника жертвоприношения, мы находимся в первых десяти днях месяца Зуль-хиджа, о которых пророк Мухаммад (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Нет дней, более великих перед Аллахом, чем эти десять дней, и нет дней, в которых совершенные дела были бы более любимыми Им, чем эти десять дней». Я призываю всех к совершению благих дел и оставлению дурного — особенно в эти дни.

Мы живем в непростое время, когда в мире много несправедливости и проблем. Но я думаю, что люди могут исправить это положение, начав с себя и одного важного правила. Жизнь человека, даже если она наполнена наслаждениями и роскошью, лишена всякой ценности, если человек не чувствует себя в безопасности. А безопасность невозможна без искренней веры в Аллаха и честности. Честность — мать всех достоинств и источник спокойствия, а также — один из признаков веры и богобоязненности. Честность очень важна и имеет огромное значение, потому что именно она препятствует ущемлению прав и неисполнению обязанностей. К проявлениям честности также относятся соблюдение прав других и исполнение своих обязанностей должным образом. Если люди будут пренебрегать своими обязанностями, нормальная жизнь общества нарушится и распространятся нечестие и порок.

Бойтесь Аллаха, будьте честными, исполняйте свои обязанности, придерживайтесь прямоты и творите добро.

Будьте честными, потому что честность приводит к праведности, и праведность приводит к Раю.

Бойтесь Аллаха и следуйте наставлению, чтобы мусульманская община всегда была сплоченной и сильной, будьте достойными последователями праведных предшественников, которых Всевышний Аллах похвалил в ясном аяте Своей Книги, сказав: «Вы являетесь лучшей из общин, появившейся на благо человечества. Вы побуждаете к одобряемому, удерживаете от порицаемого и веруете в Аллаха».

И добро пожаловать в нашу мечеть!

Идрис Юсупов

 Читайте нас в Telegram
 @novoedelo

Знаете больше? Сообщите редакции!

WhatsApp, Telegram, SMS: +7 964 051 62 51 (не для звонков)

Форум «НД» в Telegram: https://t.me/nd_forum


Смотрите также:




А что вы думаете об этом?

Комментарии к новости(3)
$$$
$$$02 сентября 2017 г. 8:07

Если правоохранители интересуются вашей мечетью, значит на то есть веские основания. Чем объянить, что большинство уехавших в сирию являются приверженцами ввшего направления и посетителями именно вашей мечети?


Ответ
Ответ02 сентября 2017 г. 14:39

$$$, это голословные заявления, большинство уезжающих туда вообще не ходят в мечети, так как считают всех имамов неверующими, а после отъезда туда ещё и угрожают имамам этих мечетей расправой. Более того, всякие проблемы этих мечетий с органами вызывают радость у тех, кто туда уехал.


$$$
$$$02 сентября 2017 г. 23:19

Как же легко вы продаете тех, с кем еще вчера бок о бок совершали намаз...


Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Для комментирования, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь




Загрузка...

Последние новости

Опрос

Что необходимо "Анжи" для возвращения в РФПЛ?