Новая «конституция» Каспия

Новая «конституция» Каспия

Подписанное после долгих споров (рабочая группа провела за истекшую четверть века пятьдесят два заседания) соглашение о статусе Каспийского моря нужно России не столько для экономической, сколько для геополитической выгоды, подчеркивают западные СМИ. В обмен Москва была вынуждена пойти на ряд уступок. Какой угрозы избежала Россия благодаря историческому соглашению?

Раздел Каспия — победа России?

«Каспийская пятерка» — Россия, Иран, Казахстан, Азербайджан и Туркмения — подписала в воскресенье в казахстанском Актау конвенцию о правовом статусе Каспийского моря, которая разрабатывалась с 1996 года. Президент России Владимир Путин назвал саммит, на котором подписали конвенцию, эпохальным, а сам документ уже прозвали «конституцией» Каспийского моря.

Согласно конвенции, акватория Каспия делится на внутренние и территориальные воды, рыболовные зоны и общее водное пространство. Территориальные воды — это 15 морских миль для каждой страны. Внешняя граница территориальных вод, согласно конвенции, приобретает статус государственной. К ним примыкает 10-мильная рыболовная зона, в которой каждая страна обладает исключительным правом на промысел. Общее водное пространство сохраняется за пределами рыболовных зон, вне которых будет действовать свобода мореплавания для судов под флагами прибрежных стран.

Судоходство, рыболовство, научные исследования и прокладка магистральных трубопроводов проводятся по согласованным правилам. В обязательном порядке учитывается экологический фактор при реализации масштабных морских проектов. Запрещается деятельность, наносящая ущерб биологическому разнообразию.

Дно и недра будут поделены странами между собой после заключения двусторонних соглашений. У стран «каспийской пятерки» есть право сооружать и регулировать создание и использование искусственных островов в море. Их зоны безопасности не будут простираться более чем на 500 метров.

В конвенции также зафиксировано неприсутствие на Каспии вооруженных сил третьих стран, и ни одна из пяти стран не может предоставлять свою территорию внерегиональному игроку для использования ее в качестве площадки для совершения агрессии против любой из прикаспийских стран. За поддержание безопасности на море ответственны пять прикаспийских государств.

Также в ходе саммита Владимир Путин заявил, что Россия к 2025 году собирается построить новый глубоководный порт в районе Каспийска. Он сможет принимать большегрузные суда с полезной нагрузкой от 15 до 25 тыс. тонн.

На Западе соглашение поспешили назвать победой России. Так, британская The Guardian подчеркнула, что это триумф Путина, добавив, что далось такое достижение России нелегко, после 20 лет тяжелых переговоров. А газета The Independent указала, что «конституция Каспия» подтвердит геополитическое доминирование России в регионе, а также предотвратит создание там опорного пункта США и НАТО.

Историческое соглашение по статусу Каспийского моря нужно России не ради выгоды, а чтобы укрепить свой имидж дипломатического лидера и обеспечить военное доминирование в регионе, пишет французское издание Le Monde. Даже если России и придется оставить позиции по некоторым экономическим вопросам, она набирает немало очков за то, что смогла вывести ситуацию из тупика и укрепить свой имидж как страны, которая строит дипломатические соглашения.

Москве действительно пришлось пойти на уступки. Так, например, конвенция позволит Туркмении и Азербайджану построить Транскаспийский газопровод, против строительства которого раньше выступала Россия, потому что транзит туркменского газа через Азербайджан, Грузию, Турцию и далее в Евросоюз создает конкуренцию «Турецкому потоку» и другим «нашим» трубопроводам.

Однако, как полагает The New York Times, РФ просто необходимо было пойти на такой компромисс из-за конкуренции с китайским проектом «Экономический пояс Шелкового пути» (ЭПШП), а также из-за того, что прикаспийские страны стали перенаправлять свои энергопотоки в Азию в обход России.

Подписание Россией конвенции по Каспию — это крупная победа Москвы, так как Россия не только получает возможность спокойно эксплуатировать каспийские нефтегазовые месторождения, но и сможет реализовать планы на Ближнем Востоке, заявила корреспондент CNN Нина Дос Сантос. Соглашение, по ее словам, позволит открыть путь инвестициям в будущие инфраструктурные проекты. В частности, речь идет о том, чтобы эксплуатировать крупные нефтегазовые месторождения Туркменистана, соединив их с «крупнейшим потребителем этих ресурсов, который, разумеется, находится на западе — в Европе», отметила Дос Сантос.

Кроме того, находящиеся под американскими санкциями Иран и Россия могут представить этот договор своим гражданам и другим каспийским странам «как соглашение друзей», которое имеет «важное экономическое, стратегическое и политическое значение» для этого региона и для Ближнего Востока.

Президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов пишет, что России эта конвенция необходима по целому ряду причин. «Во-первых, это демаркация границ, что уже определенное преимущество, так как снижает неопределенность на границах. Второй очень важный вопрос — безопасность. По соглашению, на территорию Каспийского моря не могут быть транспортированы военные силы третьих стран», — подчеркнул эксперт, добавив, что если бы там разместили, например, американские аналоги «Калибров», то было бы очень небезопасно на российских южных границах и в Центральной России.

Что касается экономики, Каспийский бассейн очень интересен по нефтегазовой составляющей, отметил Абзалов. «Разграничение шельфа и территорий помогает успешно использовать энергетический потенциал региона. Плюс ко всему шельф здесь не глубоководный, в отличие от северных частей РФ, добыча здесь сопряжена с меньшими рисками. Поэтому для стран, которые приняли в этом участие, включая Россию, это некое разграничение конкретных территорий, на которых находится потенциальная производственная база», — объяснил он.

«Вторая часть — логистическая. Через регион проходит несколько маршрутов китайского «Экономического пояса Шелкового пути», целый ряд игроков собирается использовать этот регион для альтернативных проектов. Это, например, так называемый Южный коридор, который предполагает поставку энергоносителей в Европейский союз с территории Казахстана или, что маловероятно, с территории Ирана», — напомнил Абзалов. Новая конвенция позволит России проконтролировать такие проекты или даже поучаствовать в них. То есть сделать так, чтобы они не превратились в альтернативу российским газовым поставкам в Европу, объяснил он.

Наконец, логистика с точки зрения доставки грузов (например, продовольствия и других товаров) из стран Азии в Евросоюз и обратно, которую Россия могла бы обеспечивать как раз через Каспийское море, добавил собеседник. Активное взаимодействие тут происходит не только с Китаем, но и с Ираном, Азербайджаном, Казахстаном, Туркменией, отметил Абзалов. Поэтому с этой точки зрения все проекты, связанные с товарооборотом, особенно с Ираном, — это достаточно перспективное решение, указал он. Именно на это, по мнению Абзалова, и нацелены планы России по строительству глубоководного порта.

Как подчеркнул Абзалов, заявления западных СМИ о том, что это триумф России, все же несколько преувеличены.

«Военная часть конвенции — это определенно победа РФ. Фактически это дает возможность сохранить за нами стратегический плацдарм и ограничивает возможность НАТО туда вмешаться. Так что для нас победа заключается в том, чтобы минимизировать количество враждебных РФ проектов», — резюмировал эксперт.

«Однако я бы сказал, что это победа Ирана, и достаточно большая, надо заметить», — подчеркнул эксперт, напомнив, что для Тегерана был очень важен фактор определения границ, да и с экономической точки зрения для него есть большая выгода.

Сговорчивость Ирана и фактор Трампа

В день, когда многие в России ругают Трампа за новые санкции, есть повод сказать президенту США спасибо. Именно он приложил руку к тому, чтобы разрешить спор, который больше двадцати лет вела Россия со своими соседями по Каспийскому морю. Каким же образом это произошло?

Если заинтересованность России очевидна (Путин одобрил проект конвенции еще в июне), то большим сюрпризом стала сговорчивость Ирана. Неуступчивость исламской республики, которая не может поделить с соседним Азербайджаном богатое шельфовое месторождение, была, пожалуй, одним из главных препятствий в решении каспийского вопроса. Но сейчас президент Хасан Роухани готов поставить свою подпись с дозволения верховного аятоллы Али Хаменеи. Напомним, что незадолго до этого, в мае, имело место важное и крайне неприятное для Ирана событие — Дональд Трамп привел в исполнение свою давнюю угрозу: США разорвали ядерную сделку с Ираном, возобновив ранее замороженные санкции.

Трампа — которого сейчас вспоминают недобрым словом за очередные антироссийские санкции — в одном случае можно поблагодарить. «Если что-то произойдет на этом саммите, то одной из причин подвижек являются, конечно, американские санкции против Ирана», — заметил в своем комментарии главный научный сотрудник Исследовательского института «Диалог цивилизаций» Алексей Малашенко. «Иранцам просто необходимы другие выходы, им совершенно не к месту продолжать выяснение отношений с Азербайджаном и Туркменистаном по поводу Каспия», — заметил собеседник.

«По большому счету эта конвенция — основной документ, который регулирует 60–70% от всех вопросов, которые имеются в Каспийском бассейне. Этого вполне достаточно, чтобы начать разработку месторождений, привлечь инвестиции и ориентировать экономику на ресурсы Каспия. Без этого никто не имел права в одностороннем порядке что-то сделать, потому что это беспокоило соседние государства», — поясняет директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров.

С другой стороны, как сообщил замглавы МИД Григорий Карасин, «предусмотренный режим гарантирует свободу развития ВМС, плавания и действий российских военных кораблей в общем водном пространстве». Это важно, учитывая возрастающую роль Каспийской флотилии — вспомним, например, запуск «Калибров» по целям в Сирии и ее предстоящую передислокацию из Астрахани в Каспийск, поближе к морским границам.

Напомним, что в последние пять лет периодически сообщается о том, что Казахстан готов предоставить США и НАТО свой порт в том же самом Актау — для транзита грузов в Афганистан. Такие неприятные для нас прогнозы последний раз звучали не далее как в апреле. Теперь же Каспий де-юре превращается в водоем для внутреннего пользования, где чужим появляться будет как минимум сложнее.

Какую же дипломатам удалось найти формулу компромисса? Она очень оригинальна: Каспий — это не море и не озеро. «Будет особый правовой статус», — пояснил Карасин.

По каким принципам делятся моря и озера

Если до 1991 года было лишь два каспийских государства — СССР и Иран, то теперь море приходится делить уже впятером. Сложности добавляет неясный статус Каспия, по поводу которого даже у географов нет единого мнения: то ли это самое большое бессточное озеро на Земле, то ли это полноценное, хотя и замкнутое море. Вопрос не праздный с точки зрения геополитики, экономики и международного права.

Дело в том, что по международному праву море делится по одним принципам, а озеро — по другим. Если Каспий — трансграничное озеро (на чем до последнего момента настаивал Иран), то все пять стран могли бы требовать равного раздела его ресурсов, по 20 процентов моря каждому, со всеми нефтяными и газовыми кладовыми на дне. Если это все-таки море, то действует Конвенция ООН по морскому праву: 12-мильная суверенная зона у каждой страны и нейтральные воды посреди моря (которых сейчас нет). Из «морского» статуса Каспия в том числе следовало бы: здесь могут находиться вооруженные силы и посторонних государств — тех же США, например.

Понятно, почему морской вариант не устраивал Иран — его каспийское побережье изогнуто, и суверенная зона куда меньше иранских претензий. Эта страна заявляет права на пятую часть акватории и соответствующие нефтяные и газовые месторождения. В 2001 году Иран и Азербайджан едва не вступили в войну вокруг одного из них. В воздух даже были подняты боевые самолеты, открывался огонь. Сошлись на том, что разработку месторождения пришлось просто остановить. Напомним и о бурном споре между Азербайджаном и Туркменией.

«Иран был не единственной страной, которая выдвигала многие возражения. Туркменистан делал то же самое. Плюс ко всему сказывались неразрешенные вопросы между Туркменистаном и Азербайджаном по газовым месторождениям Каспия», — констатировала в комментарии востоковед Каринэ Геворгян.

Теперь решение, кажется, найдено. Новая конвенция подразумевает, что дно и воды будут делиться по-разному. Что касается «собственно воды»: акватория делится на территориальные воды и рыболовные зоны стран-участниц и «общее водное пространство». В общем пространстве, как уже было сказано, могут свободно действовать ВМС каспийских стран.

Дагестан в новом статусе

Подписание конвенции о статусе Каспийского моря самым непосредственным образом повлияет на нашу республику. Уже через несколько дней после завершения саммита, 15 августа в Дагестан с рабочей поездкой прибыл министр обороны России Сергей Шойгу. Глава оборонного ведомства проинспектировал строительство объектов инфраструктуры Каспийской флотилии. Министр подчеркнул на совещании в Махачкале, что на дагестанском побережье будет построена современная военно-морская база с системами инженерного, навигационно-гидрографического и материально-технического обеспечения. Также, по словам министра, будет проведен капитальный ремонт зданий и сооружений для размещения формируемого в этом году 177-го полка морской пехоты и учебно-материальной базы для отряда борьбы с подводно-диверсионными силами и средствами.

Шойгу напомнил, что решение о передислокации флотилии из Астрахани на территорию Дагестана было принято еще в 2017 году, и сейчас в рамках совершенствования системы базирования флотилии ведутся изыскательские работы по развитию Каспийской бухты.

Теперь через Республику Дагестан уже официально будет проходить не только сухопутная, но и морская государственная граница Российской Федерации. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Факт нахождения таких масштабных военных объектов на территории республики придает тезису «Дагестан — это стратегический регион России» больше весомости. Федеральный центр не стал бы вкладывать миллиарды рублей в передислокацию и обустройство новейшей военной и гражданской инфраструктуры в регионе, который он считает не совсем своим или временно своим. Эти вложения надолго и всерьез.

Строительство глубоководного порта само по себе принесет новые рабочие места и финансовые вливания. А в дополнение к ним и мультипликативный эффект в смежных отраслях, как и у любого другого крупного инфраструктурного проекта. По слухам, предприимчивые дагестанцы уже сейчас стали активнее открывать точки общепита и магазинчики на территориях, прилегающих к военно-морской базе. А цены на недвижимость и земельные участки в округе ощутимо повысились. Ведь для местных предпринимателей грядущее увеличение контингента флотилии — это и рост клиентской базы со стабильными и достаточно высокими доходами.

 Читайте нас в Telegram
 @novoedelo

Знаете больше? Сообщите редакции!

WhatsApp, Telegram, SMS: +7 964 051 62 51 (не для звонков)

Форум «НД» в Telegram: https://t.me/nd_forum


Смотрите также:




А что вы думаете об этом?

Комментарии к новости(0)

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Для комментирования, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь




Загрузка...

Последние новости

Опрос

Как вы относитесь к развитию массового туризма в Дагестане?