Республика завышенных ожиданий

09.12.2017 13:45

Правда то, что с Владимиром Абдуалиевичем дагестанцы связывают много ожиданий. Но и от предыдущих глав ждали многого. Специфичность ситуации, однако, в том, что он «варяг» (впервые с 1948 года первым лицом республики будет чиновник, не принадлежащий ни к аварской, ни к даргинской группам), и ожидания связаны не столько с персоной самого Васильева, сколько с теми гласными и негласными полномочиями, которыми наделил его президент страны, и теми влиянием и связями, которыми обладает врио главы РД в парламенте, правительстве и правоохранительных структурах России.

С оглядкой на местные обычаи

Эксперты пытаются объяснить проблемы региона, причем достаточно корректно. Но они не всегда понимают, до какой степени сильны у нас нормы теневого права, ценности, понятия и своеобразные нормы человеческого общежития, закрепленные на бессознательном уровне. А все перечисленное порой проявляет себя самым иррациональным образом. (Это сейчас дагестанские элиты находятся в ожидании, такие все тихие и робкие. Каждый боится сделать неверный шаг, броситься, так сказать, на амбразуру, и стать одной из первых жертв кадровой ревизии. Но пройдет время, и появятся, мягко выражаясь, неудовлетворенные, те, которых оторвали от бюджетного «пирога», да и от внебюджетного тоже. Откровенного саботажа, вероятно, не будет, но противодействие завуалированное и перманентное почти неизбежно. Особенно если обещания пристальней следить за расходованием казенных денег действительно будут выполнены. Почему-то есть ощущение, что будут.)

У нас тот правитель считается мудрым, который нутром чувствует эти нигде и никем не записанные нормы и запреты и неукоснительно следует им в своей политической практике. Такой лидер удачно проскакивает между требованиями федеральных законов, с одной стороны, и правилами местного неформального теневого права и обычаев — с другой. Он должен быть в одном лице формальным и неформальным лидером, удачным дипломатом и пиарщиком. Иначе сам правитель может стать невольным источником нестабильности и кризиса. Надеюсь, что эту сторону дела никогда не забывали кремлевские «технологи» при выдвижении кандидатуры Васильева на пост главы РД.

События последних нескольких лет наглядно демонстрируют, что федеральный центр ведет планомерную политику по замене руководителей регионов старой волны, пришедших еще в девяностые и нулевые годы лидеров – «тяжеловесов», на, как правило, управленцев-технократов. Фактически из старой когорты на губернаторских постах остались только Амангельды Тулеев в Кемерово и Евгений Савченко на Белгородчине. Особенно этот процесс усилился с приходом на должность заместителя руководителя Администрации Президента РФ, куратора внутренней политики Сергея Кириенко. С его именем связывают последние назначения губернаторов Нижегородской, Новгородской, Самарской, Калининградской областей, Пермского края, Республики Бурятия, Республики Карелия и многих других регионов, а также тот факт, что средний возраст новых глав регионов упал с 55 лет в 2013 году до 46 в 2017-м. Нескольким из назначенных глав регионов нет и сорока.

Назначение же Васильева выбивается из общего ряда (есть исключения и в нескольких других регионах), и мы можем только попытаться дать этому какое-то объяснение (утверждать что-то касательно решений, принимаемых Кремлем, может только лицо, владеющее инсайдерской информацией). Назначение молодого технократа, да еще и со стороны, не имеющего ни представления о данном регионе, ни какой-либо команды из местных, в один из самых крупных и сложных регионов, с клубком запутанных проблем, может, и отвечало бы принципам меритократии (правление наиболее способных, образованных, обладающих наибольшим интеллектом людей) в чистом виде, однако стало бы полным провалом в части эффективности и способности контролировать ситуацию и, как следствие, ударило бы по имиджу президента страны. Как нам кажется, по мнению Москвы, в такой республике, как Дагестан, наиболее подходящим вариантом является назначение чиновника, обладающего определенным влиянием и опытом работы в высших эшелонах власти и при этом предельно лояльного лично президенту РФ, имеющего хорошие отношения с представителями ближнего круга первого лица государства. Владимир Васильев как человек, соединяющий в себе все эти критерии, явился одним из немногих подходящих кандидатов на вакантный пост. Опыт работы в правоохранительных органах и опыт партийного строительства, а также налаженные связи в силовом блоке, Госдуме, правительстве и администрации президента позволят ему, по мнению некоторых экспертов, наиболее эффективно выполнить возложенную на него миссию.

Мнения

Для того, чтобы выяснить, насколько верны или неверны наши предположения, мы обратились с просьбой прокомментировать назначение врио главы РД и затянувшуюся паузу по кадровым решениям к директору Фонда прогрессивной политики Олегу Бондаренко:

— С Владимиром Абдуалиевичем я сталкивался в основном по международной повестке. Он возглавлял делегацию Государственной Думы в Республику Крым, а также делегацию российских парламентариев в Сирийской Арабской Республике с визитом к президенту страны Башару Асаду. Он очень дипломатичный и взвешенный политик, человек долга, работал продолжительное время в органах внутренних дел, бывал неоднократно в «горячих точках», являлся депутатом Федерального Собрания нескольких созывов, где возглавлял фракцию единороссов в ГД. За ним нет каких-либо скандалов и компроматов. Везде, где он работал, он проявил себя с лучшей стороны.

— Как Вы думаете, с чем связан тот факт, что все члены кабинета министров РД и руководители аппарата Администрации главы и правительства РД до сих работают в статусе исполняющих обязанности? Ведь данное положение дел противоречит основному закону республики.

— Я думаю, Васильев руководствуется принципом «семь раз отмерь, один раз отрежь». Дагестан — это одна из крупнейших национальных республик России, самая крупная на Северном Кавказе, с достаточно сложной конструкцией социально-экономических, клановых и других отношений. В ситуации с утверждением нового состава правительства важно поступать взвешенно и не наломать дров. И каждый его шаг будет обдуманным и выверенным.

Руководитель исследовательского центра RAMCOM, эксперт Free Russia Foundation Денис Соколов был более осторожен в своих оценках. По его мнению, говорить о каких-то причинах назначения именно этого кандидата следует после определенной паузы и первых шагов Васильева на новом посту, в том числе и в вопросах кадровой политики. Однако уже сейчас можно сказать, что это назначение следует расценивать как умиротворяющий ход Москвы в преддверии президентских выборов, который был просто необходим на фоне низких рейтингов прежнего главы республики.

Аналогичную точку зрения высказала и руководитель научного направления «Политическая экономия и региональное развитие» Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара Ирина Стародубровская. По ее мнению, какие-то выводы о приоритетах и эффективности деятельности Васильева можно сделать не ранее чем через полгода.

Обращает на себя внимание довольно сдержанная оценка персоны Васильева и осторожность в комментариях со стороны экспертов, представляющих «либеральный лагерь» российской социальной науки. Как правило, когда речь идет о кандидатах Кремля и членах ведущей политической партии страны, несистемные аналитики более резки в оценках и априори настроены как минимум скептически, подчеркивая предсказуемость и неадекватность кадровой политики федерального центра.

На наш взгляд, отсутствие подобных негативных оценок и суждений применительно к персоне врио главы — это уже неплохой сигнал. Мы так привыкли к тому положению дел, при котором представители политической элиты часто становятся предметом разного рода спекуляций и компромата, что ныне чиновник, за которым нет не то что шлейфа скандалов и уголовных дел, а вообще какого-то внятного негатива, автоматически становится сосредоточением людских чаяний и надежд.

Позитивным настроениям в народе способствовала и та оперативность, с которой был разрешен конфликт между дальнобойщиками и таможенниками на границе с Азербайджаном. И правда, нечасто простым трудящимся приходится сталкиваться с ситуацией, когда власть их так категорично и действенно поддерживает. А представители крупного бизнеса оживились, видя, как активно В. Васильев включился в решение проблем Махачкалинского морского торгового порта (ММТП). Обсуждение вышло даже на уровень федеральных чиновников. В середине прошлого месяца врио главы республики обсуждал ситуацию с министром РФ по делам Северного Кавказа Львом Кузнецовым и заместителем министра транспорта – руководителем Федерального агентства морского и речного транспорта (Морречфлот) Виктором Олерским. По итогам совещания, на котором обсуждались задачи, обозначенные в Стратегии развития морских портов России в Каспийском бассейне (это была официальная цель визита, но, по некоторым данным, обсуждалась и персона одного из кандидатов на должность председателя правительства РД), чиновники выразили поддержку законным требованиям портовиков и заявили о необходимости устранения необоснованных проверок и незаконных требований со стороны таможенного управления, которые существенно ограничивают ММТП в осуществлении своей внешнеэкономической деятельности (см. «НД», № 45 от 17 ноября 2017). Остается надеяться, что подобная активность и эффективность не является только частью умиротворяющей тактики на краткосрочную перспективу до 18 марта 2018 года. Ибо конфликты и протестные настроения будут всегда, и гасить их придется постоянно.

Тяжеловесы vs технократы

Таким образом, у нас складывается определенное представление о том, каким видит нового губернатора Дагестана Кремль и, с определенными оговорками, экспертное сообщество, и каким его хочет видеть дагестанский народ. А пребывание на должности главы политического тяжеловеса в полном смысле этого слова, обладающего весомым профессиональным багажом и близостью к высшим властным кругам России, и позволит, в свою очередь, рассматривать в качестве кандидатов на самые высокие посты в правительстве и парламенте РД (если, конечно, они станут вакантными) лиц несколько иного склада и биографии.

Здесь появляются уже возможности выбора кандидатов с акцентом на критерии технократизма, а не на такие показатели, как набитость кошелька, могущественность представляемого клана и количество подручных «сабель и штыков».

Мы не будем здесь останавливаться на всевозможных вариантах переформатирования кабинета министров. (О том, что необходима тотальная оптимизация и надо вернуть полномочия в сфере печати и взаимодействия с религиозными группами и организациями Миннацу, не говорил только ленивый. Примерно то же самое можно сказать об объединении еще трех-четырех «расколотых пополам или на три» ведомств. Цифра в 12–14 министерств и 4–5 ведомств видится нам более или менее оправданной.)

Но давайте попробуем представить себе, как будут развиваться события, если в правительстве и в органах власти все же будут присутствовать так называемые политики и бизнесмены «в авторитете». Любой кандидат, претендующий на высшие позиции в нашем истеблишменте и при этом в той или иной мере соответствующий понятию «тяжеловес», с течением времени замкнет на себя значительную часть членов кабинета министров и депутатов парламента, недовольных обилием или как таковым присутствием «варягов» на ключевых постах. Он станет одним из центров притяжения всех недовольных и обделенных из бывших и нынешних чиновников крупного калибра. Формирование подобного фрондирующего ядра будет способствовать усилению противостояния с командой главы и не сможет не отразиться на эффективности работы исполнительной и законодательной властей республики.

Таким образом, необходимость назначения технократа, на наш взгляд, очевидна. А такие чиновники, имеющие глубокие познания и опыт эффективного управления в вопросах экономики, промышленности, научно-технической и инновационной политики, способные правильно расставлять приоритеты в работе, добиваться намеченных результатов в сжатые сроки, с отточенными менеджмент-навыками, у нас, к счастью, есть, хоть и в небольшом количестве. Некоторые из них (мы сознательно не приводим здесь конкретных фамилий) и ранее работали в органах власти, но в силу ряда объективных и субъективных причин вынуждены были покинуть республику.

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта n-delo@mail.ru
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Кавказский узел

Поспешное и кулуарное решение одной проблемы может породить новые

14.12.2018 14:32

Махачкалинский узел

Дагестанской столице нашли кандидата в градоначальники

08.12.2018 14:00

По ингушскому сценарию

Последние десятилетия стали для нашей страны временем кардинальных перемен, сдвигов ...

08.12.2018 13:08