Как борьба против незаконной стройки лишила пенсионера селезенки

07.03.2020 16:23

поиск справедливости

 

Мурад Мурадов

Четыре года 63-летний житель Дербента Темирхан Амаханов безуспешно пытается привлечь к уголовной ответственности сотрудников горотдела полиции, которые дважды жестоко избили его. Экспертиза, назначенная следователями, подтвердила, что травмы, после которых мужчине удалили селезенку, были нанесены во время нахождения в отделе полиции, но за три года следователи так не смогли установить тех лиц, кто их наносил. Амаханов уже не верит в объективность следователей Дагестана и попросил 26 февраля президента и председателя СКР направить в Дербент независимую группу для расследования обоих инцидентов.

Избиение первое

Темирхан Амаханов много лет проработал на Севере и в 2015 году вернулся в родной Дербент. В это время во дворе дома по улице 345-й Дагестанской стрелковой дивизии, в котором и живет Амаханов, начались строительные работы по возведению многоэтажного дома. Этот факт вызвал недовольство соседей, и они написали коллективное обращение в мэрию Дербента и прокуратуру города с просьбой проверить законность стройки.

3 апреля 2016 года, когда строители начали рыть котлован, во дворе собрались жильцы и начали препятствовать началу работ. Примерно в 19 часов Амаханов вызвал участкового полиции. Однако полицейские приехали через четыре часа и начали ломиться в дверь квартиры Амаханова.

«Я был в ванной. Когда на шум вышел и подошел к дверям, увидел на пороге лежавшую жену. Над ней стоял капитан полиции. Сама входная дверь была выломана. Я бросился помогать жене, отвел ее в комнату и уложил на кровать. За нами последовал сотрудник полиции. Он стал высказывать возмущение, почему мы так поздно звоним в полицию, стал ругаться. В квартиру зашли два сотрудника, третий остался в подъезде. Один из полицейских ударил меня в плечо электрошокером, а другой стал душить», — рассказывает Амаханов.

По его словам, он вынужден был оказать сопротивление и защищаться. Это не понравилось капитану полиции, который схватился за пистолет и выстрелил два раза в стену.

«Третья пуля могла попасть мне в спину, но, к счастью, жена успела броситься в ноги полицейскому, и пуля попала в лежавший на столе ноутбук», — вспоминает он.

Он вызвал «скорую», полицейские пытались собрать гильзы, но в итоге покинули помещение. Врачи в медицинских документах зафиксировали, что у Амаханова имеются следы от применения электрошокера.

Сам инцидент, по словам Амаханова, сказался на здоровье его жены.

«Состояние у нее и так было неважным. А после стрельбы она потеряла дар речи и долго вынуждена была лечиться за пределами республики», — отметил он.

Амаханов написал заявление о произошедшем, чтобы сотрудников полиции привлекли к ответственности. Но только на возбуждение дела понадобилось три года.

Следователь, проводивший проверку, первоначально отказал в возбуждении уголовного дела, основываясь на показаниях самих сотрудников полиции. Так, участковый полиции, который, по словам Амаханова, стрелял в его квартире, дал показания и обвинил в «агрессивном поведении» жителя Дербента. Согласно его показаниям, они приехали по вызову о незаконной стройке, но рабочих они не застали и решили взять объяснительную у позвонившего им. Он, по его словам, позвонил в дверь, ему открыл Амаханов, который сразу начал ругаться и «вел себя буйно». Потом, по версии полицейского, мужчина взял с кухни топор и стал угрожать ему. Он вызвал на подмогу своих коллег, и когда они пытались его задержать, хозяин квартиры схватился за нож. Применение своего табельного оружия полицейский объяснил необходимостью успокоить агрессивно настроенного мужчину.

Полицейские вызвали следственно-оперативную группу, которая собрала материал по факту произошедшего. По результатам проверки уголовное дело не было возбуждено ни в отношении Амаханова, так как следователи не нашли «достаточных оснований для привлечения мужчины к уголовной ответственности за покушение на сотрудника правоохранительного органа», ни на самих полицейских, которые, по мнению Амаханова, набросились на него.

Амаханов в течение трех лет не переставал писать жалобы на следователей, и только в середине прошлого года в отношении сотрудников полиции все же было возбуждено уголовное дело. Но ходом следствия заявитель недоволен, он уверен, что следственные органы не хотят привлекать участкового полиции, так как тот имеет «влиятельные и родственные связи в правоохранительных органах республики».

«Уголовное дело еще не скоро доведут до суда. Сейчас они все оформляют так, как будто я напал на трех сотрудников полиции», — отметил он. Амаханов также рассказал, что выломанную дверь заменили сами полицейские. Это подтверждает их вину, считает он.

«Ноутбук они тоже собрали. Но заменили только сломанные детали. Он в нерабочем состоянии, но уже без внешних повреждений. Если они не стреляли в ноутбук и не ломали двери, зачем тогда все починили сами?» — говорит мужчина.

Избиение второе

Неприятности для самого Амаханова не ограничились только этим. Практически через год к нему в квартиру приехали несколько нарядов полиции, которые вывели его из квартиры без обуви и верхней одежды.

«Они заставили моего сына написать заявление, якобы я устроил дома скандал и избил жену. Это был формальный повод, чтобы задержать меня. На руки мне надели наручники, и еще перевязали руки ремнем. Когда меня выводили, это видели соседи», — вспоминает он.

Как только его посадили в служебную «Газель», его сильно ударил в живот один из полицейских. А когда доставили в горотдел полиции, избиение продолжили другие сотрудники. Били его, уточнил он, 3–4 человека. Все это продлилось несколько часов. И только счастливая случайность, по которой в отделе оказался его сосед Вадим Эмирагаев, спасла его в тот вечер, отмечает он.

Эмирагаев увидел Амаханова, державшегося за живот и просившего о помощи. Как рассказал свидетель корреспонденту «Нового дела», они в таком состоянии просто вытолкали Амаханова на улицу и оставили больного лежать у ворот.

Дозвониться до «скорой» ему удалось с третьей попытки. Из отдела полиции Амаханова доставили сразу на операционный стол, всю ночь врачи оперировали его. Они удалили селезенку, зашили поврежденный кишечник, а также поставили гипс на сломанный палец.

По факту нанесения травм Амаханову дело было возбуждено сразу. Назначенная следователями экспертиза установила, что травмы, в результате которых были повреждены кишечник и селезенка, были нанесены в то время, пока он находился в отделе полиции. Точное время нахождения Амаханова следователи установили по камерам видеонаблюдения над входом в горотдел. Однако получить записи с камер внутри помещения следователям не удалось. Следователи допросили некоторых сотрудников полиции, находившихся в ту ночь в здании, в том числе и на «детекторе лжи». Но в итоге «за не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого», расследование уголовного дела было приостановлено.

Амаханов считает, что следователи не хотят установить личности виновных в его избиении, якобы ссылаясь на то, что он не называет их имена.

«Я прямо указывал на сотрудников полиции. Но, видимо, они потакают своему начальству, которое не заинтересовано в разглашении своих изуверских методов давления на честных и непокорных граждан», — говорится в заявлении Амаханова от 13 января этого года на имя руководителя Следственного управления по СКФО Олега Васильева.

За все эти годы Амаханов обратился во все возможные органы. Обращения в федеральные структуры перенаправляются для рассмотрения обратно в Дербент. Оба уголовных дела, считает он, ведутся необъективно. Он неоднократно сталкивался с давлением, ему поступали угрозы, а также были попытки дать деньги, чтобы он прекратил писать жалобы.

Все произошедшее с ним Амаханов считает заказом людей, которые стоят за теми, кто строит дом в их дворе. Они посчитали его инициатором всех жалоб на возводимый дом, предположил Амаханов. К слову, стройка на некоторое время была приостановлена, но затем возобновлена. Сейчас во дворе стоит восьмиэтажный дом, рабочие устанавливают крышу.

Разочаровавшись в дагестанских правоохранительных органах, Амаханов надеется на справедливое рассмотрение дел сотрудниками, которые никак не связаны с Дагестаном. В своем обращении к председателю СКР Александру Бастрыкину, президенту страны Владимиру Путину, и новому генпрокурору России Игорю Краснову он просит направить в Дербент «независимую следственную группу из другого региона России, не связанную с местными правоохранителями, для успешного и справедливого завершения уголовного дела». Эти обращения были направлены 26 февраля. В начале марта, как уточнил Амаханов, он получил СМС-уведомление, что заявления поступили во все ведомства.

 

 

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта n-delo@mail.ru
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Судебные приставы обвиняют МВД Дагестана в неосновательном обогащении

столкновение ведомств

27.09.2020 00:40

Светлана Анохина временно уехала из республики из-за угроз в свой адрес

Эхо Москвы. Дагестанская журналистка, главный редактор портала «Даптар – ...

20.09.2020 01:15

Избирком Дагестана: более 10 тысяч кандидатов участвует в борьбе за мандаты

Редакция «НД» обратилась в Избирательную комиссию Дагестана с просьбой прояснить ...

12.09.2020 20:41