Бездействие дагестанских властей может спровоцировать массовые беспорядки

20.06.2020 13:37
Фото РИА "Дербент"

Граница

Андрей Меламедов, Гаджимурад Сагитов

Колья конфликта

Бездействие дагестанских властей может спровоцировать массовые беспорядки

В начале июня сразу несколько дагестанских СМИ сообщили о том, что на землях Гумбетовского района появились колышки, иллюстрирующие «чеченскую версию» прохождения границы между двумя северокавказскими республиками. Вскоре после этого на спорном участке границы состоялась встреча дагестанской и чеченской сторон, в которой приняли участие главы Гумбетовского и Ножай-Юртовского районов, представители МВД и Минимущества Дагестана, а также жители Гумбетовского района. Очень важный момент, на который не обратили внимания пишущие о ситуации на границе: во встрече не принимали участие проживающие на приграничной территории жители Ножай-Юртовского района. О том, почему этот момент так важен для понимания ситуации, скажем чуть позже, а пока о том, как чеченская сторона объяснила появление колышков конфликта.

По версии чеченской стороны, специалисты, выполнявшие топографическую работу на местности, после ее завершения попытались связаться с дагестанскими чиновниками, чтобы «сверить часы». Однако ответа на свои неоднократные обращения не получили. Может быть, потому, что Дагестан по сути провалил эту работу и уточнениями границы в Гумбетовском районе не занимался. И поэтому аргументировано оценить действия чеченской стороны не мог.

К слову, члены дагестанской команды, приехавшей на границу, инициативы соседей оспаривать не стали, поскольку полномочий для этого у них не было. Единственная задача, стоящая перед ними, заключалась в том, чтобы успокоить местных жителей и зафиксировать чеченскую версию прохождения границы. Убедившись в том, что никто из прибывших на место не будет предметно заниматься изучением представленных аргументов, глава Ножай-Юртовского района в качестве жеста доброй воли выдернул из земли один из колышков, после чего стороны договорились досконально изучить вопрос о спорном участке границы.

Чуть позже «Коммерсантъ» сообщил о том, что спикер парламента Чечни Магомед Даудов предложил властям Дагестана возобновить работу двусторонних комиссий по уточнению административной границы между двумя субъектами. «Возобновить работу земельных комиссий по уточнению административной границы Чечни и Дагестана необходимо 6 июля 2020 года, считает господин Даудов. В своем обращении к дагестанским властям чеченский спикер заявил, что «неурегулированность вопроса вокруг административной границы может повлечь негативные последствия», в том числе «проявления межнациональной розни». Господин Даудов отметил, что граница между республиками в ориентирном и графическом описании установлена и изменению не подлежит, речь сейчас идет о необходимости координатного описания линии размежевания». Спикер Народного Собрания РД Хизри Шихсаидов, кстати, своему чеченскому коллеге пока не ответил. Видимо, занят подготовкой голосования по поправкам.

Кто хозяин Тъамуха?

В свое время корреспондент «НД» готовил большой материал об истории селения Сивух, ныне расположенного в Хасавюртовском районе. В ходе бесед с его жителями выяснилось, что ранее местность Тъамух, ставшая центром противостояния чеченской и дагестанской сторон, ранее принадлежала жителям селения Сивух. «НД» решило покопаться в истории и связалось с уроженцем Сивуха, руководителем АНО «Центр развития туризма и культуры» Ахмедом Магомедовым. Вот, что он рассказал.

— Это земля (местность Тъамух) была столетиями за Старым Сивухом, которому принадлежала большая часть этой местности. Кроме нас там имели участки жители селений Мехельта и Цилитль. С детства я слышал об этом от наших стариков, став старше, не раз находил в исторической литературе подтверждение этому. Сейчас один из самых уважаемых жителей селения, бывший председатель колхоза Шапи Османов заканчивает книгу об истории нашего села. В ней множество документов, свидетельствующих о том, что раньше Тъамух принадлежал нам. К примеру, отрывок из книги «Аргвани: мир ушедших столетий: исторический портрет сельской общины Нагорного Дагестана» замечательного историка Патимат Тахнаевой. «О том, что родовым имением Турловых являлось сел. Мехельта, свидетельствует  архивный источник  XVIII в., который  цитирует Ф.В. Тотоев: «…жители  Ауха, Зандака и Беноя за пользование пастбищами горы Тамух в летний период платили мехельтинским бекам по одному барану с пастуха» (ЦГА РСО-А Ф.12. Оп.6. Д.447. Л.12 // Тотоев Ф.В. Общественный строй Чечни (вторая половина XVIII – 40-е годы XIX века). Нальчик, 2009.  С.253.)

А вот еще один документ — хранящееся в ГА РФ (Ф. Р-1235.Оп. Д. 688. Л. 9-14) сообщение наркома внутренних дел Дагестанской АССР Атаева заведующему секретным отделом ВЦИК Круглову о состоянии земельных конфликтов между Чечней и Дагестаном. К слову, этот документ приводится в сборнике «Вайнахи и имперская власть», изданном в 2011 году.

Нас интересует отрывок, касающийся спорного участка границы. «Пограничными с Гумбетовским уч(астком) Андийского округа сельскими обществами Ножай-Юртовского района Чеча в области захвачены насильственным путем бывшие казенные оброчные статьи «Тамух» с растущим там лесом, находящиеся в исключительном пользовании обществ селений Мехельта, Сиух и Цилитль. На этих пастбищах биновцы и др. построили хутора, беспощадно вырубают леса, образуя там поля и покосы…».

Документ датирован 1927 годом, и это во многом объясняет то, почему сивухцы, славящиеся далеко не мирным характером, не смогли в то время защитить свою собственность. Дело в том, что за шесть лет до описываемых событий жители нашего села приняли участие в последнем антибольшевистском восстании в Дагестане. За это большевики первоначально хотели расстрелять 20 человек, но потом по карателям начали стрелять, и в итоге 11 марта 1921 года  все сивухцы, не успевшие убежать из села до начала карательной операции, были расстреляны.  Так что на момент событий, описанных в записке Атаева, Сивух был полностью обескровлен и взрослых мужчин в нем почти не осталось.

Справедливости ради хочу сказать, что ранее земельных конфликтов с жителями Ножай-Юртовского района у нас практически не было, отношения с соседями-чеченцами у нас были очень хорошие. Это связано с некоторыми моментами, касающимися истории использования этого участка. Как говорят чабаны, на чеченской стороне влаги больше и у их баранов от этого начинают гнить копыта. А у нас на плато сухо и при этом замечательный травостой. Поэтому более двух столетии назад соседи попросили гумбетовцев дать разрешение летом пасти овец на этих пастбищах (о плате за пользования пастбищами как раз и пишет Тотоев). Зимой же они отгоняли овец на свою сторону, и это место было зимними пастбищами для отар гумбетовцев. До недавних пор жили в мире и согласии. Соблюдалось куначество. Примечательно то, что чеченская сторона не желает в этот разговор вовлекать чабанов и жителей соседних сел, которые могут свидетельствовать о том, чья это земля.

Естественно, замечательные пастбища местности «Тъамух» не одно столетие были предметом вожделения соседей. Один раз они почти преуспели в своих планах по присоединению этих пастбищ к Чечне. За несколько лет до начала Великой Отечественной войны чеченцы собрали взятку, которую вручили председателю Гумбетовского исполкома Юнусу из Инхо. За это он передал часть местности «Тъамух» (около 700 га) ЧИАССР. Узнав об этом, житель селения Сивух Сулейман из тухума Сокиляв убил председателя райисполкома, за что и был расстрелян. Но часть местности «Тъамух» в итоге так и осталась за ЧИАССР.

В 1944 году сивухцев депортировали в Ножаюртовский район, а их земли отошли селению Мехельта. И сегодня именно мехельтинцев принято считать основными хозяевами местности «Тъамух».

Как показывают недавние события, чеченцы не отказались от своих давних планов — «приватизировать» пастбища. К слову, во время недавнего пограничного конфликта в Кизляре чеченская сторона обещала отказаться от своих претензий в этом месте и даже дать Дагестану дополнительные земли на равнине в случае, если республика не будет спорить по поводу гумбетовских земель. Надо отдать должное чеченской стороне, для достижения поставленных целей они провели огромную работу, задействовали весь свой административный ресурс. И не только свой.  Мне рассказали участники встречи на границе, что чеченцам удалось получить у руководства Росреестра страны разрешение использовать для определения границ военную карту масштабом 1:100000, что, в принципе, по закону запрещено. При таком масштабе один миллиметр отклонения оборачивается потерянными ста метрами.

Но это их дела, нам же надо думать о том, как противостоять этой экспансии. Но, увы, думают об этом в основном рядовые дагестанцы. А наши власти ведут себя наподобие страуса. Засунули голову в песок и делают вид, что проблемы не существует.

К слову, так же он повели себя и в разгар эпидемии коронавируса, когда дагестанцам пришлось спасать себя самим. Люди закупали лекарства, защитную одежду для врачей, затыкали дыры, образовавшиеся из-за бездействия властей. Но тут есть большая разница.

В случае ущемления интересов Дагестана в приграничном споре люди тоже не останутся в стороне. Но тогда уже бездействие властей может обойтись республике намного дороже. И плата за бездействие может оказаться кровавой.

 

Военная карта

 

Корреспонденты «НД» поговорили с некоторыми участниками встречи на границе, пытаясь выяснить, какие аргументы использует чеченская сторона в попытках доказать, что спорный участок границы принадлежит им. Как оказалось, никаких аргументов у наших соседей нет (да и быть не может). Историю, конечно, переписать можно, особенно в России. Но в данном случае это путь тупиковый, поскольку земля в горах — главная ценность, и поэтому история каждого клочка земли передается из поколения в поколения. И эту общенародную память уже не перепишешь и не отредактируешь.

В сухом же остатке у чеченской стороны — некая карта Министерства обороны 1983 года. На встрече, кстати, глава Ножай-Юртовского района демонстрировал не саму карту, а ее цветную ксерокопию. Других карт чеченская сторона не признает, поскольку на них спорные земли зафиксированы как территория РД.

Ценность этой поистине «уникальной» карты для наших соседей настолько значима, что они даже сумели получить специальное разрешение Вячеслава Спиренкова, на тот момент заместителя руководителя Росреестра РФ (в начале марта он назначен директором Федеральной кадастровой палаты Росреестра), согласно которому эту карту можно использовать при определении границы, вопреки законодательству, запрещающему применение карт масштабом 1:100000.

К слову, в этой части позиция соседей весьма интересна. Конфликт на границе можно разрешить двумя способами. По нормам исторического и шариатского права и на основе светских доводов и документов. С учетом того, что спор возник между двумя мусульманскими регионами, можно было ожидать, что соседи выберут первый. Особенно на фоне того, что в сегодняшней Чечне  многие светские нормы заменены на нормы шариата.

Между тем соседи решили играть на светском поле. Может быть, потому, что «игры» со светскими доводами карму мусульманину особо не испортят, тогда как ложная клятва, данная даже в интересах собственного народа, в исламе считается одним из самых страшных грехов.

Как только стало известно о том, что границы между субъектами будут уточняться, «НД» сразу же предложило свой вариант решения проблемы. Линия прохождения границы, писали мы, должна определяться на сходах джамаатов приграничных сел. И именно с организации таких сходов должны были начать свою работу дагестанские чиновники и депутаты.

Такое же предложение озвучил в интервью «НД» тогдашний руководитель Управления Росреестра по Республике Дагестан Шамиль Гаджиев. «Люди, живущие в приграничных районах, — сказал он, — прекрасно знают, где именно проходит граница. По какому хребту, речушке, краю какого именно поля. И с этой стороны знают, и с той. Все спорные вопросы урегулированы много веков назад».

К слову, сразу после событий в Гумбете, в редакцию «НД» начали массово обращаться жители Гумбетовского района, недовольные бездействием дагестанских властей и молчанием официальных СМИ.

Увы, руководители республики не услышали ни жителей республики,  ни журналистов, ни людей, ответственных за утверждение согласованных границ. Никто не озаботился ни организацией сходов, ни подготовкой исторических документов, помогающих разобраться в проблемах земельных отношений между субъектами.

 

Почему молчит Васильев?

 

Скорее всего, такая невнятная позиция ответственных лиц объясняется отношением Васильева к земельным вопросам. Позволим себе привести цитату из интервью Васильева НД. «Прежде всего нам надо разобраться с границами нашей республики. Есть поручение президента и правительства, которые определили, что мы должны все административные границы внутри нашей большой России согласовать. Составить кадастровые карты и утвердить их на парламентах субъектов… С Чеченской Республикой сейчас работаем. Зоны, которые, с нашей точки зрения, могут быть проблемными, мы озвучили. С их стороны в качестве куратора этого вопроса определен председатель парламента, с нашей —  Хизри Исаевич. Комиссии сформированы и уже начинают работать. По 95–97% границ, скорее всего, проблем не будет. А вот с оставшимися процентами… По каждому спорному участку будут приниматься отдельные решения. С учетом мнения жителей в первую очередь. Вплоть до сходов. Это отдельная тема. Во все детали будут вникать.

Мой принцип — не торопиться. Если есть сомнения, лучше подождать. Прошло еще слишком мало времени. Кстати, мне понравилось, что об этом рассказал Кадыров на конференции с журналистами. Он сказал, что не надо строить посты, надо решать вопросы: дороги, школы, больницы. Он правильно поймал момент. Он учел неудачные моменты с Ингушетией. Каждая неудача — это в будущем удача.  Поэтому попросил бы эту тему пока сейчас не трогать. И границы, и кутанные земли, и все остальное.

Я постараюсь объяснить почему. Речь идет о проблемах, которые копились годами. Сейчас начнем границу делить, они все вылезут. Моя позиция — отложить на будущее решение вопросов, где есть хоть малейший риск возникновения межнациональных конфликтов. Зачем делать то, о чем придется жалеть. Я бывал в горячих точках. Я  помню, как всё начиналось.  Я помню Сумгаит. Я там работал. Хорошо помню Тбилиси, Фергану. Там тоже начиналось с малого».

О месте в истории

Редакция «НД», безусловно, разделяет опасения Васильева по поводу поспешного решения пограничных вопросов, но сегодня ситуация начала выходить из-под контроля, и на этом фоне любое промедление попросту преступно. И несет в себе намного больше рисков, чем «разумная осторожность решений», о которой говорит глава республики. Тем более что у нас на руках имеется намного больше аргументов по поводу принадлежности спорных земель. Это и карты 1938 и 1986 годов масштаба 1:10000, и многочисленные исторические документы, неоспоримо свидетельствующие о том, что спорные земли принадлежат Дагестану. Наконец, у нас имеются многочисленные свидетельства жителей приграничных районов, готовых не только свидетельствовать в суде, но и присягать на Коране о том, кому принадлежит тот же Тъамух.

Конечно, можно никакой работы не проводить и просто обратиться в суд. Подав иск на неправомерные действия работников Управления Росреестра ЧР, нарушивших требования закона о формировании участков исключительно по результатам работы согласительной комиссии двух субъектов и использовавших при определении границ военные карты ненадлежащего масштаба. Вторым иском надо будет требовать отсутствующим признание права ЧР на вновь образованные участки. Но, опять же, для того, чтобы выиграть этот суд, потребуется всю указанную выше работу провести. А потом ждать не менее двух лет, пока суды различной инстанции будут разбирать тяжбу между субъектами.

Может быть, Васильева, срок командировки которого к этому времени, скорее всего, закончится, такое положение и устраивает, а вот жители республики жить с таким нарывом на теле вряд ли захотят. Особенно в случае, если соседи захотят перегнать своих овец на дагестанскую территорию.

Владимир Васильев благодаря Норд-Осту лучше многих руководителей понимает, что ошибка в принятии решения может оставить на репутации несмываемое пятно. В связи с этим, думается, каждому из нас, а чиновникам в первую очередь, следует определиться, в качестве мы хотел бы остаться в памяти дагестанцев. В качестве Юнуса из Инхо? Или в качестве Сулеймана из тухума Сокиляв? Кстати, в ходе конфликта на кизлярском участке границы единственным мужчиной, не побоявшимся отстаивать интересы Дагестана в споре с Магомедом Даудовым, оказалась… Екатерина Толстикова. И об этом в республике будут помнить очень долго. Как не забудут и тех, кто молчал.

 

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта n-delo@mail.ru
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Дагестан закупает дорожные камеры на 9,8 млн рублей

Московская компания ООО «Минимакс-94» выиграла аукцион на установку системы мониторинга ...

30.09.2020 11:50

COVID-19: 9 погибло, 82 выявлено, 1245 активных больных

данные стопкоронавирус.рф

30.09.2020 10:44

Дагестанские этносы пополнят Единый список коренных малочисленных народов России

можем стать самыми богатыми по коренным малочисленным народам

30.09.2020 09:45