Дагестанское руководство не признало урбанизацию

04.03.2021 16:18
фото "Новое дело" / Расул Кадиев

Из выступления врио главы Дагестана Сергея Меликова на пленарном заседании Совета Федерации: 

«Существует, режущий глаз несоответствия между огромным потенциалом и удручающим качеством жизни населения Дагестана.

Условия значительной части жителей не отвечают минимальным запросам цивилизации. Большая часть жителей лишена качественного водоснабжения, живёт без нормальной канализации. Объекты водоснабжения и водоотведения, не проходившие капитального ремонта, с момента постройки ещё в 70-х годах. Практически полностью изношены. Даже в крупных городах отсутствуют необходимые очистные сооружения. Сотни тысяч тонн канализационных отходов сбрасываются без должной очистки, загрязняя водоёмы, в том числе и те, которые используются для водоснабжения. В результате ежегодно фиксируются вспышки инфекционных заболеваний. В большинстве случаях пострадавшие – дети.»

А что вы раньше делали? – вопрос, который возникает после работы команды Сергея Меликова в Совете Федерации. Претензия не к членам «сборной» и тем более не к Сергею Меликову, открыто обозначившему проблемы, а к политике руководства Дагестана за последние 30 лет.

Власти республики игнорировали урбанизацию и декларировали сохранение населения в селе. Поэтому в докладах, прозвучавших в Совете Федерации не было произнесено главного слова - урбанизация.

Изначальный расчёт властей республики был на то, что создавая условия для сельской жизни, население сел не будет идти в город. Но это была ошибка. В след за приходом в село электричества и газа структура потребления сельских жителей изменилась. Сельчане требуют услуги, продукты и товары, которые не производят в тех населённых пунктах, где они проживают. За это надо платить не баранами и капустой, а деньгами, которые на огороде не растут и в горах не пасутся. 

Для оплаты газа, света, покупки топлива, оплаты  образования, коммунальных услуг и налогов сельские жители вынуждены идти туда, где есть деньги – в город, где экономика строится на товарно-денежных отношениях, а не натуральном обмене, как в селе. 

Доля сельского населения Дагестана, которая круглый год могла проживать за счёт ресурсов по месту жительства существенно уменьшилась. В результате в 10 городах Дагестана проживают почти 50% населения республики  и переток из села в город сохраняется. 

Человек идёт туда, где меньше налог и нет тотального контроля. Следует внимательно присмотреться к налоговой политике, т.к. судя по данным о поступлении в бюджет налогов на имущество и землю,  сельские жители в целом имеют больше налоговую нагрузку. На 1 января 2021 года физические лица, владеющие  земельными участками в селе заплатили 123 млн. рублей, а жители городов и поселков – 135 млн. рублей. При том что в селе живут официально 1,6 млн. дагестанцев, а в горожан 1,4 млн.,  разница в 12 млн. на самом деле не в пользу села, т.к. в селе меньше денег и соответственно их цена дороже чем в городе. Поэтому дагестанцам становится выгодно жить в городе, тем более что здесь меньше общественного контроля чем в селе. 

Ориентация бюджета на село привела к тому, что новые сельские школы пустуют, а в Махачкале не могут ликвидировать трёхсменное обучение. Из-за недооценки роста городов потеряно время и деньги на модернизацию городской инфраструктуры, в том числе, водоводов, канализации и дорог. Государство вкладывало туда, откуда уезжали туда, куда не вкладывал бюджет.

В этом направлении есть свои «извращения», когда одновременно с переполненными городскими школами показывают новые укомплектованные школьные корпуса в сельской местности построенные на отгонных землях и которые не могут запустить, т.к. земля под строением сельскохозяйственная, а не поселения.

Бюджетная политика это результат победы сельских политиков. Городской электорат уехал, был разобщён и состоял из недавно переехавших горожан с сельской пропиской, поэтому у городских политиков не было больших шансов. В то же время сельские политики могли в любой момент обеспечить на главной площади  Махачкалы сотни и даже тысячи дагестанцев, но из родных аулов и сел. В результате все эти годы основной стержень территориальной политики основывался на принципе помощи селу. Бюджет республики распределялся в пользу «сельских», а городские проблемы как минимум не дооценивались. 

В Дагестане нет политической городской культуры. Мэры городов, начиная со столицы и депутаты городских собраний, за редким исключением, - выходцы из села. Они не помнят этап становления города, не знают где проходят коммунальные сети, почему образовалась та или иная улица. В их решения часто можно увидеть повторение ошибок прошлых команд. Конкурируя с местными они снесли городские элиты, носителей городской культуры и порядков.

Отсюда эти нелепые ошибки некоторых чиновников во время переговоров в Совете Федерации, про численность населения городов и городских агломераций. Трудно представить, что случилось бы если бы сенаторы стали спрашивать  у дагестанских чиновников о распределении плотности населения республики в 760 муниципалитетах, уровне потребления электричества и воды, а также доступности финансовых инструментов тех же сельских жителей. 

Не надо забывать, что дагестанские власти играют в старую игру приписок населения республики ради лишних мест в ГосДуме и дополнительных бюджетных средств. Эту же карусель навязывают каждому новому руководителю, включая Васильева и Меликова. Поэтому было больно смотреть на то, как председатель Комитета по экономической политике СФ называет реальную численность населения республики около 2 млн., а дагестанская делегация пытается ему навязать данные статистики – более 3 млн. Если бы кто-нибудь из сенаторов не пожалел дагестанских гостей и спросил, почему в Махачкале из 735 тысяч жителей только 37% избиратели, а 63% лица не достигли 18 лет, то Сергей Меликов там же бросил бы полотенце на стол переговоров. 

Дагестану очень важно переосмыслить территориальную политику, как основу экономического развития. Речь об элементарном осознании роли концентрации человеческого капитала, а не о статусе города. 

Леваши, Ахты, Бабаюрт хоть и не имеют статуса города и посёлка, но количество жителей позволяет им создавать условия для накопления капитала, создания рынка и формирования среды для получения товаров, услуг. Конечно, статус административного центра имеет большое значение в плане количества рабочих мест, но концентрация человеческого капитала в сёлах Хаджалмахи, Манас, Доргели, Червоные Буруны, Новый Чиркей или Согратль, позволяет им конкурировать с аналогичными сельскими районными центрами. 

Эпидемия показала, что села не могут жить без городов и крупных сельских центров, т.к. карантин перекрыл сельским жителям не просто дорогу на рынок труда, но и на рынок сбыта. Стало понятно, что от того как чувствует себя города и крупные муниципалитеты зависит состояние сельских жителей, которые уже не могу жить без добычи денег. 

Поэтому бюджетный поворот в сторону финансирования канализации, водоотведения и благоустройства городской среды Махачкалы, Каспийска или Дербента, это не предательство села, а модернизация источника существования сельских жителей. И тот кто мешает строительству водовода в Буйнакск, делая врезку в водовод для полива своего сада, фактически,  уничтожает  рынок сбыта фруктов из этого сада. 

При этом не должно быть перекосов в сторону Махачкалы или Дербента, даже если два сенатора от Дагестана уроженцы этих городов. Отсутствие внятной концепции территориального развития привело к тому, что ради сохранения схемы финансирования из налогов Сулейманом Керимовым родного Дербента приняли специальный закон, легализовавший правительственную программу о развитии этого города, в обход бюджетного принципа равенства муниципалитетов. Юридически и экономически было бы правильным создание общего для всех правила, гарантировавшего переток части  поступивших в региональный бюджет налогов по специальной программе развития для муниципалитетов при регистрации крупного налогоплательщика на их территории. Представьте, если бы на один год в Каспийске зарегистрировался Леонид Михельсон с капиталом 24 млрд. долл. США. Причём бюджетное правило должно быть дифференцировано в зависимости от вида поселения,  количества жителей и т.п., чтобы открыть выходцам из сел, поселков и малых городов возможность помочь малой родине своими налогами. 

Республика должна наконец-то разобраться с границами муниципалитетов. Например, почему Махачкала разорвана Кумторкалинским районом на береговой линии на севере. Где сам город Махачкала (Петровское)? Вопросы территории это цена проживания. Например, для всей большой Махачкалы установили один тариф на вывоз и объем накопления ТКО, в результате жители острова Чечень по бумагам должны платить столько же сколько платят жители центра Махачкалы. Хотелось бы увидеть мусоровозы вывозящие ежедневно мусор с острова Чечень. Та же история с ценой квадратного метра жилья, которая установлена для всей Махачкалы без разделения на посёлки и села. 

Со столицей есть отдельная история, т.к. есть мнение, что концентрация высших и средних образовательных учреждений, а также филиала РАН, количество учащихся, педагогов, трудовых ресурсов и вклада в ВРП, позволяет Махачкале претендовать на статус, если не наукограда, то университетского центра.

Правительство Дагестана сейчас утвердило границы и содержание Махачкалинской агломерации. Однако, в республике сложился ещё ряд агломераций, в которых сельские поселения де-факто выполняют роль «спальных микрорайонов». Возможно, на этот статус могут претендовать Хасавюртовская, Кизилюртовская, Ботлихская, Кизлярская, Хунзахская, Гунибская и Бабаюртовская агломерации.  Здесь суть не в статусах, а в организации, которая приведёт к повышению качества жизни и ВРП. 

В конце хотелось бы высказать предложение повторить работу команды Сергея Меликова проделанную в Совете Федерации, но уже в Дагестане. Можно провести дни муниципалитетов в Народном Собрании, но лучше организовать форум территорий или иное мероприятие с названием, не испорченным неудачным имиджем прошлых лет.  Можно даже приурочить к 100-летию ДАССР.

На мероприятии нужно обсудить с местными, региональными чиновниками, представителями науки, ресурсо-снабжающих организаций, а также бизнеса ряд вопросов:

- взаимодействие сельской и городской экономик;

- повышение качества жизни в сельских и городских агломераций;

- влияние муниципальных форм организации местного самоуправления на уровень жизни, налогообложение и вклад в ВРП;

- лучшие бюджетные практики муниципалитетов, формальное и неформальное самооблажение налогами населения;

- вклад в развитие территорий образовательных учреждений;

- республиканские и местные схемы территориального планирования;

- дореволюционный опыт и экономика крупных административных образований Дагестана.

Но это все детали и технологии. Наверно, начать следует с признания того, что Дагестан давно и крепко стал на путь урбанизации. Относиться к этому можно по-разному, но история республики показывать, что лучше не отрицать реальности. 

 

Материал подготовлен в рамках проекта "Институт города"

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта n-delo@mail.ru
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Центр управления Дагестаном передали Батыру Эмееву

после срыва работы прежней команды

22.04.2021 13:01

COVID-19: 0 скончались, 45 за сутки выявлено, 940 активных больных

данные стопкоронавирус.рф

22.04.2021 12:40

Поручения Михаила Мишустина по итогам поездки в Дагестан

По итогам рабочей поездки председателя Правительства России в Дагестан 14 ...

22.04.2021 11:45