"Переход от парадигмы кризисного периода к новой парадигме"

31.03.2021 00:31

В беседе с РИА «Дербент» руководитель проектно-ресурсного офиса развития территорий, эксперт Общественной палаты РД Маир Пашаев поделился своим мнением относительно итогов насыщенного событиями марта в экономической и политической жизни Дагестана.

– Как Вы оцениваете прошедшие в первых числах марта Дни Дагестана в Совете Федерации РФ и принятые по итогам мероприятия решения?

– Дагестан был представлен максимально широко, судя по множеству докладов и обсуждений, программе презентации достижений и потенциала республики. Совет Федерации в своем Постановлении «О государственной поддержке социально-экономического развития РД» от 17 марта рекомендует правительству РФ принять отдельную федеральную программу по Дербенту и подпрограмму СКФО по развитию Дагестану. Форматы и параметры программ будут известны в сентябре.

Постановление Совета Федерации в корне меняет как подходы к планированию долгосрочного развития Республики Дагестан, так и уровень ресурсообеспеченности долгосрочных планов и программ. Пока можно сказать, что Меликов сделал первый серьезный шаг к реализации своего мобилизационного плана, чтобы отвести Дагестан от пропасти.

– Врио Главы в СФ пообещал представить в апреле проект Стратегии развития Дагестана до 2030 года. Что известно об этом новом документе?

– В начале текущего года создана Рабочая группа по разработке под руководством первого заместителя председателя правительства Нюсрета Омарова. 16 января и 2 февраля проведены два заседания этой Рабочей группы, после сведена информация, поступившая от министерств, ведомств. В январе мной совместно с экономистом Фадиком Мугуловым подготовлен проект структуры Стратегии, который был представлен на заседании Рабочей группы 2 февраля. 9 февраля мы представили руководителю Рабочей группы развернутый план структуры, 20 февраля первый тезисный вариант Стратегии-2030 на 33 страницах, который после внесения правок Главы республики и правительства, был доработан. 12 марта я представил Сергею Меликову второй, улучшенный тезисный вариант Стратегии-2030.

– Как Вы оцениваете подход Меликова к формированию Стратегии-2030: насколько он углубляется в его содержательную часть и что в представленном документе его заинтересовало? Не могли бы Вы раскрыть некоторые подробности столь важного документа или опубликовать содержание?

– Несмотря на то, что Сергей Алимович был знаком с первым тезисным планом и вносил правки, он читал документ внимательно и задавал по нему вопросы. После обсудили некоторые изменения в представленный тезисный план, вопросы ресурсообеспеченности и взаимодействия с органами власти. Стратегия-2030, как главный документ Республики Дагестан на ближайшее десятилетие, должна учитывать позиции руководства республики, а каждый раздел прорабатывается в непосредственном контакте с правительством.

Содержание документа, как и подходы Главы и правительства раскрыть не могу, так как представленный нами тезисный вариант является экспертной версией Стратегии-2030. Согласно закону (172-ФЗ) публично обсуждается проект документа, но проекта еще нет. Чтобы приступить к формированию проекта Стратегии, необходимо решение высшего органа исполнительной власти субъекта по ее разработке.

Могу лишь сообщить, что правительство РД актуализирует наше предложение – План срочных действий на 2021 год, предложенный в качестве подготовительных мер к началу реализации Стратегии-2030. Документ имеет антикризисный и профилактический характер. Определенное беспокойство вызывали стартовые позиции Стратегии: состояние территории и инфраструктурные проблемы, ухудшение деловой среды, снижение предпринимательской активности и снижение доходов населения. В такой ситуации планирование действий важнее, чем планирование результатов (целеполагание).

Первый этап реализации Стратегии в 2022-2024 годы предполагает переход от парадигмы кризисного периода к новой парадигме. Разрабатываемый нами первый проект Стратегии-2030 содержит порядка сорока оригинальных модулей, которые в Дагестане выполняются впервые и в случае своей эффективной реализации выведут наш субъект на качественно новый уровень. В республике никак не могут перейти от планирования и программно-целевого подхода к проектированию и конструированию отраслей экономики, стратегическому рыночному планированию и инвестиционному развитию. Отсюда и вытекающие проблемы с реализацией нацпроектов, инвестиционных проектов и эффективным освоением средств.

– Какой документ будет определять развитие республики до 2024 года, если ранее Вы говорили о том, что принятая в прежние годы Стратегия-2025 не выполняется? Какова судьба анонсированной Меликовым в октябре Концепции-2025?

– Это может быть отдельный трехлетний план в рамках Стратегии-2030, в соответствии со следующим бюджетным циклом или программа социально-экономического развития РД на 2022-2024гг, учитывающие Постановление Совета Федерации от 17 марта. По вопросам Концепции-2025 РД лучше обратиться к правительству. Я работал над документом вплоть до 30 декабря, а некоторые ее материалы использовал при формировании структуры и тезисов Стратегии-2030.

К сожалению, концепциям и моделям уделяется мало внимания. К примеру, планируемые в республике несколько мусороперерабатывающих заводов не решают проблему «мусорного коллапса», тем более, реформы отрасли. Необходимо перейти на новую систему, например, шведскую модель или финскую, начиная «с порога». В Дагестан заходит федеральная сеть «Магнит», а концепция не представлена – без программы развития сети и проекта распределительного центра, понимания формата магазинов и схемы размещения, нельзя заключать соглашение. Есть риски и угрозы, которые могли быть нивелированы на уровне концепта. Или, скажем, традиционная для Дагестана отрасль – овцеводство. Воспроизводственная система нарушена, кормовая база подорвана, поголовье снижается, а мы продолжаем бравировать «брендом» и строить планы по экспорту баранины. Модель показывает, что при продолжении ситуации цена может удвоиться.

– В последнее время власти уделяют достаточно много внимания развитию Махачкалы, в частности, провели по этой теме специальное заседание Совета при Главе РД. Найдет ли это отражение в отдельном документе или будет учитываться в Стратегии-2030? В чем, на ваш взгляд, заключается проблема Махачкалы? Какие подходы и решения актуальны в настоящее время?

– Махачкала представлена в проекте Стратегии-2030 в качестве центра экономического роста и будущей агломерации. Но Махачкала – отдельный объект стратегического планирования. После формирования первого проекта Стратегии-2030 РД в мае, который направляется для согласования в Минэкономразвития РФ, можно приступить к разработке Стратегии-2030 Махачкалы и Программы развития Махачкалинской агломерации. Без них любые документы планирования, такие как схема территориального планирования, мастер-план, генплан и др., несостоятельны и неактуальны.

Вместо развития Махачкалинской агломерации, первое упоминание о которой содержится еще в проекте Стратегии-2020 РД от 2009 года, Махачкала получила опасное, затратное расползание и неразрешимые инфраструктурные проблемы. Одним из эффективных подходов к решению проблемы Махачкалы может стать программа комплексного территориального развития на 2022-2030 годы на принципах, реализованных в программе по Дербенту. Программа может содержать инвестиционную стратегию и инвестиционный план с опорными инфраструктурными проектами на условиях концессионных соглашений.

Дело в том, что для решения инфраструктурных проблем Махачкалинской агломерации потребуются огромные средства. В настоящее время нами прорабатывается модель водоснабжения центральной части Дагестана, которая уже тянет на несколько десятков миллиардов рублей. Поэтому, выделяемые федеральным центром средства, а также средства республиканского бюджета и бюджета города необходимо использовать в качестве рычага софинансирования инфраструктурных проектов и участия в концессионных соглашениях. Принципиальные решения по Махачкале могут стать еще одним шагом мобилизационного плана Меликова.

– 24 марта врио Главы провел заседание Совета Безопасности РД, посвященное обеспечению экологического и санитарно-эпидемиологического благополучия дагестанцев. Насколько полно в проекте Стратегии-2030 учитываются экологическое и санитарно-эпидемиологическое состояние республики и планируются соответствующие масштабам проблем решения?

– Стратегия устойчивого развития и улучшения территории занимает центральное место в Стратегии-2030. Специфика экологических проблем заключается в том, что они накапливаются десятилетиями, незаметно, но на определенном этапе переходят в стадию взрывного роста. Кроме того, некоторые процессы могут иметь необратимый характер. Именно такая ситуация складывается в северной зоне Дагестана.

Так громко и в то же время аргументированно как сейчас об экологических и санитарно-эпидемиологических проблемах раньше не заявляли. Неразрешимых проблем нет, необходимо систематизировать проблемы и вырабатывать эффективные решения, алгоритмы. Такой подход начал проявляться, что показывает мобилизационные способности Меликова.

– Буквально следом Сергей Меликов провел совещание о состоянии и перспективах развития туризма в республике. Заявлено о создании в Дагестане пяти туристических кластеров. В Стратегии-2030 планируется развитие туристического комплекса республики?

– Планируется, включая и шестой, медицинский кластер, который еще не заявлен. Но есть печальный опыт не реализованных с 2011 года проектов ОЭЗ туристического типа и Каспийского прибрежного кластера. Поэтому с заявлениями о создании новых туристических кластеров следует быть осторожным.

Создание туристических кластеров не является прерогативой Минтуризма РД или Комитета по архитектуре, который один за другим продолжает выдавать несостоятельные и неактуальные документы планирования, превышая свои полномочия. Только на разработку мастер-плана несуществующего Приморского туристского кластера и некачественной Схемы территориального планирования РД потрачены 120 млн рублей!

Организация кластера затрагивает сферы земельно-имущественного комплекса на огромных территориях, инфраструктурного обеспечения, рекреационных ресурсов и экологии, инвестиций, которые у нас и так проблемные. Решения по каждому кластеру должны приниматься отдельно на уровне высшего органа исполнительной власти, правительства и Народного собрания РД. Для создания туркластеров и приема 2 млн туристов в год только мощности поступления питьевой воды на равнинную часть необходимо увеличить в два раза. Такие же масштабы увеличения мощностей потребуются и в сферах энергоснабжения и водоотведения.

Но по трем ключевым сферам нет ясности. Какой же кластер без инфраструктуры? Не может быть кластер без организационно-юридической формы, управляющей компании и высшего документа – Программы развития кластера. А этому предшествует подготовительный этап, предполагающий стратегический анализ отрасли, технический анализ территории, кластерный анализ. В Минтуризме РД или Комитете по архитектуре нет специалистов, которые могли бы их выполнить.

Перспективы развития туризма связаны и с отдельным национальным проектом «Туризм и индустрия гостеприимства», концепция которой была одобрена на заседании Правительственной комиссии по развитию туризма в октябре 2020 года. А утвердить документ планируется к лету текущего года.

– Не могли бы раскрыть предмет и итоги вашей встречи с руководителем российского отделения консалтинговой компании PwC? Что его заинтересовало в Дагестане?

– Собственно, Дагестан и его заинтересовал. Олоф Преллер давно мечтал здесь побывать, а теперь свой трехдневный тур смог совместить с рабочей поездкой в Чечню.

PwC является крупнейшей в мире оценочно-инвестиционной и аудиторско-консалтинговой компанией. Они сопровождают проекты, финансируемые Фондом Шейха Зайеда по поддержке предпринимательства и инноваций. Это подтверждает высокий уровень организации Фонда и прозрачности их деятельности, которые обеспечиваются руководством соседней республики. За четыре года Фонд профинансировал на льготных условиях более 320 проектов малого и среднего бизнеса стоимостью от 1 до 20 млн рублей и продолжает работу.

Удалось обсудить вопросы лучшего использования туристических территорий, проектного финансирования, сопровождения концессий с участием иностранных инвесторов. Компания готова оказать аудиторскую и консалтинговую помощь по всем направлениям, в частности, в случае создания Агентства стратегического развития или Фонда развития РД, институтов реализации Стратегии-2030.

– В заключение, вопрос, связанный с завершением формирования дагестанского правительства. В состоянии ли правительство удержаться до сентября и справиться с задачами, которые одна за другой озвучиваются Меликовым?

Недавние назначения не означают завершение формирования правительства – все еще впереди. Также впереди выборный процесс, который, как правило, образует свои «пропасти». Яростное сопротивление старой бюрократической системы показывает, что Меликов на правильном пути. Как я и предполагал ранее, переходный этап формирования конфигурации власти может завершиться в сентябре.

Правительство Дагестана и муниципальные образования де-факто являются своего рода мобилизационными центрами. Стратегия-2030 ставит задачи совершенно другого уровня сложности, поэтому от членов правительства и глав муниципальных образований потребуются квалификация и компетенции иного порядка. Обвинения чиновников, системы бюрократии и жадности власти являются беспочвенными, то есть не могут быть факторами или элементами стратегии. Поэтому со стартом Стратегии-2030 необходимо изменить систему управления развитием Республики Дагестан: впереди задачи высшего уровня сложности, а значит вопросы формирования профессиональной команды и новой постановки работы необходимо отработать уже в текущем году.

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта n-delo@mail.ru
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также