Багавдин Ахмедов: «О травматологии и не только о ней...»

17.11.2018 06:00

В нашу редакцию позвонила жительница Дагестана, у которой болела рука. Ее лечили в Махачкале. На руку больной наложили гипс после перелома лучевой кости, но ноющие боли не отступали. «К кому только я ни обращалась, и как много я денег потратила зря..! Все, к кому я обращалась, ссылались то на некачественную повязку, то на боль заживляющейся кости. Определенное время я терпела боль, пока не начала изучать в интернете случаи, подобные моему, — рассказала мне Фатима А. и продолжила. — Представьте себе, ту причину, по которой болела моя рука, я нашла в интернете, и перелом вправили неправильно. По совету знакомых, которые лечились у врача Багавдина Гаджиевича Ахмедова, заведующего отделением травматологии-ортопедии НМИЦХ им. Вишневского, я приехала в Москву на консультацию к нему».

Фатима с восхищением рассказывала о враче, о том, что ему хватило одного взгляда, чтобы поставить диагноз (ему не понадобились даже снимки): защемление нерва локтевого сустава. Он мгновенно нарисовал на листке, как неправильно вправили перелом лучевой кости. После этого ей провели операцию в Институте Вишневского и вылечили руку, как будто и не было перелома. «Невероятно опытный, уникальный врач от Бога! Как много людей стремятся попасть к нему не только из Дагестана, но и со всей страны. Он спас, поставил на ноги и исцелил многих безнадежных больных. Дагестанцы с большой надеждой ждут приезда Багавдина Гаджиевича на родину. Огромная благодарность ему от меня и других пациентов!» — отметила она и попросила корреспондента интернет-портала «Россия для всех» Патимат Расулову приехать в больницу и рассказать о нем.

Как и положено журналисту, прежде чем идти на интервью, перелистываю отзывы о Багавдине Гаджиевиче и убеждаюсь, что народная молва не беспочвенна.

— Специальность наша настолько быстро развивается, что мы не успеваем следить за новинками, за развитием технологий. Мы должны не только оперировать, но и следить за новейшими методиками лечения и внедрять в клиническую практику новые достижения. Если раньше при операции хирурги делали большие разрезы, 15–20 см, чтобы, допустим, лечить перелом бедра, сейчас мы делаем это через маленькие проколы кожи.

Наша жизнь — это постоянная учеба. Я стараюсь по мере возможности. Вот, например, через две недели я собираюсь в Италию на учебу (у него на столе много книг на иностранном языке, которые он изучает). Английский нужно обязательно знать на профессиональном уровне. Книг, вышедших в России, крайне недостаточно. Для изучения опыта врачей других стран нужно читать первоисточники на английском языке.

В сложных ситуациях наши врачи могут собрать консилиум, и, если не хватает опыта или не знаешь, как поступить в определенной ситуации, то мы советуемся друг с другом. Я дружу с немецкими врачами, если есть необходимость, я созваниваюсь с ними и консультируюсь. В этом нет ничего постыдного или зазорного.

В нашей профессии иногда бывают и ошибки. Очень важно вовремя признать свою ошибку и исправить — они поддаются исправлению, в других областях медицины подобные ошибки стоят жизни человеку.

Меня очень радует, что к нам 4 сентября поступило 40 новых ординаторов. Из них шестеро студентов из Дагестана.

На мой вопрос о том, интересуется ли он политикой и проблемами Дагестана, Багавдин Гаджиевич ответил, что для доктора политика — это, прежде всего, его больной, больной и еще раз больной!

— Вы же в курсе, что во время Великой Отечественной войны немцы и то лечили наших пленных. И наоборот. Наши травматологи так узнали о великом немецком травматологе Кюнчере, который разработал систему лечения перелома с использованием оригинального штифта. Для нас тоже на первом плане мои пациенты.

Но все же мы не отделены от жизни дагестанцев, да к тому же наши земляки часто приезжают в клинику Вишневского со сложными проблемами. Вот недавно, в июне, я провел прием больных с патологией опорно-двигательного аппарата и последствиями травм в Махачкале, осмотрел 68 человек, из них 20 забрал в нашу больницу на операцию. По показаниям им квоту на операцию выделил институт им А.В. Вишневского. Институт наш уникальный: здесь работают 4 академика РАН, более 50 докторов наук. В отделениях сосудистой хирургии, кардиологии, аритмологии, эндоваскулярной, абдоминальной, эндоскопической, косметической хирургии, урологии и ожоговом центре окажут специализированную медицинскую помощь.

Говоря о Махачкале, хочу заметить, что в республике открылся травматологический центр, и надо было открыть его давно. Только сменилось руководство и в больницу пришли молодые перспективные травматологи с искрой в глазах и желанием работать. За короткое время главный врач и коллектив провели колоссальную реорганизацию по оказанию экстренной травматологической помощи пострадавшим с учетом нынешних требований так называемого «золотого часа». По данным Минздрава России, смертность и инвалидность от ДТП по России выше всего на Северном Кавказе. В этом центре уже внедрили в широкую клиническую практику новые технологии протезирования крупных суставов. Эндопротезирование также выполняют в РКБ. Поэтому жителям нашей республики не всегда надо выезжать за ее пределы. Надо просто доверять докторам.

Конечно, есть проблемы, из-за которых и нужно ехать в Москву, так как для лечения тех или иных переломов может не быть условий, нет специального оборудования или у пациентов сопутствующая патология, с которой трудно справиться в Махачкале. Я доверяю некоторым нашим врачам.

По моей просьбе он назвал их:

— Марат Абдуллаевич Кадиев, главный врач ГБУ РОТЦ РД им. Н.Ц. Цахаева, Гамзат Абдулаевич Халимов, врач РОТЦ РД им. Н.Ц. Цахаева и другие.

Отдельно хочу отметить дагестанца Рашида Муртузалиевича Тихилова, доктора медицинских наук, профессора РНИИТО им. Р.Р. Вредена, крупнейшего в России клинического, научного и учебного учреждения в области травматологии и ортопедии. Он первое лицо сейчас в этой области, проводит конференции в Питере, куда приезжает более 1,3 тыс. человек на лекции. Он является автором многих книг по этой теме.

Отмечу, что в нашей клинике внедрена телемедицина, мы обсуждаем сложные вопросы пациентов из других регионов, и часто нет необходимости приезжать в столицу, мы консультируем врачей по видеосвязи.

Болею душой за Дагестан…

— Я постоянно слежу за медицинскими, спортивными и другими новостями из республики. Радуюсь успехам наших медиков, вижу, как провели конференции и мастер-класс с участием ведущих специалистов из России и иностранцев.

Возвращаясь к вопросу о Дагестане, скажу: мне больно и обидно, что дагестанцы порой забывают, как жили наши родители и предки.

Последнее время часто показывают в новостях, как сажают наших чиновников. Вот недавно посадили начальника «Автодора» республики. По ТВ показали его шикарный дом, его богатство… Спрашивается, почему человек забыл о том, как скромно жили его предки?

Обидно, что паломников, решивших совершить хадж, останавливают в аэропорту, так как они не платили своим детям алименты. Почему духовное управление не смотрит документы подобных хаджийцев и почему им не скажут: сначала оплати алименты, потом совершай хадж? Этого я не понимаю.

Летом был в Махачкале, сидит девушка в парке, щелкает семечки, и все на землю. Я говорю: «Зачем же вы так?» Она мне отвечает: «Пускай убирают, это не мой дом». Я ей отвечаю: «Это наш общий дом!»

Смотрите, как можно спокойно отнестись к тому, что выбрасывают мусор с пятого этажа? Горожане сами уничтожают регион.

Должен отметить, я возмущен положением обучения, вернее, недообучения детей в школах и вузах (студент Исламского университета не знает имамов Дагестана).

Радует, что наша молодежь занимается спортом, не имеет таких вредных привычек, как курение и прием алкоголя, но учеба должна быть на первом месте, особенно наше время сейчас требует знаний английского языка.

Есть прекрасная возможность ездить учиться за пределы республики и даже за границу. В свое время, для этого я заполнял анкету на шести листах в шести экземплярах. Вопросы сейчас кажутся странными, вплоть — где похоронен отец.

Есть, конечно, и много хорошего. Вот недавно мне из Дагестана привезли ящик помидоров, в лифте мне встречается сосед, он так на них смотрел и я поделился с ним. Спросил, откуда помидоры, я сказал первое, что пришло в голову: марокканские, говорю. Через полчаса звонок в дверь: оказывается, этот сосед простучал почти все двери подъезда в поисках меня, чтобы спросить фирму и в каком магазине я их купил. Узнав, что они дагестанские, очень удивился…

Религия должна идти на пользу человеку, а не во вред

— Мне пациент звонит, говорит, что у него не срослось бедро после перелома 8 месяцев и все еще пользуется костылями. Он прислал рентгеновские снимки. Я предложил приехать в институт: оформить квоту и провести операцию. Прежде чем приехать, провести клиническое обследование в Махачкале, чтобы выяснить, есть ли сопутствующие заболевания. Сказал ему, есть просьба и условие, чтобы лицо было побрито.

Я к этому вопросу отношусь серьезно. Сейчас из-за многих факторов, таких как изменение экологии, низкая эффективность антибиотиков, снижение иммунитета, ранее перенесенные оперативные вмешательства, диабет, сосудистые заболевания конечностей и еще ряд других могут возникнуть инфекционные осложнения.

Часто слышу от пациентов фразу: врачи занесли в рану стафилококк. Ни один доктор этого не делает и не хочет пациенту сделать хуже. Когда организм ослаблен, также те микробы — сапрофиты наши, становятся патогенными. Наша задача максимально уменьшить риск возможных осложнений.

Пациент пришел на ногах в институт, должен на ногах выписаться довольным лечением. Проводятся специальные исследования, и на наших конференциях обсуждаются такие вопросы: сколько раз и когда пациент должен принимать душ, брить операционное поле, когда и чем обрабатывать кожные покровы.

И когда пациент носит бороду, трудно ухаживать и держать в чистоте, особенно после операции. Может быть рвота и…

Пациент спрашивает меня: «Почему должен брить бороду?» Я объясняю ему, что имеется риск инфекционных осложнений. На что он мне отвечает, что ему религия запрещает сбривать бороду и он не приедет в Москву.

По этому случаю я даже пытался связаться с муфтием, но у меня не получилось…

Советы пациентам

— После операции, пока пациент не начнет ходить, мы разрешаем родственникам ухаживать за ним 1–2 дня. Бывает, некоторые ухаживающие или посетители заходят в палату в верхней одежде, даже в шубе. Спрашиваю, заходят ли они к себе в кухню в такой одежде. Говорят, нет. Так почему же заходите в палату в шубе?

Заходит женщина в кабинет с восьмью бутылками коньяка и говорит: «Ради Аллаха, возьмите». Я говорю: «Хорошо, садитесь». Она села. «Давайте я выпью и потом пойду на операцию вашего родственника?» Она осталась немного шокированной. Спрашиваю: «У вас дома мужчины пьют?» Она говорит: «Нет». Я отвечаю: «А почему я должен это пить?»

Я понимаю, у нас очень радушные, щедрые люди, любят благодарить. Зачем приходить с алкоголем к врачу?

У нас замечательная республика, прекрасное море, экологически чистые продукты и фрукты. Таких абрикосов и персиков, как у нас, нигде нет!

Есть все условия сохранить здоровье. Больше двигаться, вести активный образ жизни, очень важно не набрать лишний вес! Не устраивать пышные свадьбы!

Не экономить деньги на своем здоровье и образовании детей!

И еще самый важный совет для вас, женщин: ни в коем случае не носите обувь на каблуке выше 2 см. При несоблюдении этого правила вы непременно попадете к нашим врачам!

На прощание хотел сказать: пусть всегда будет у кого учиться! Пусть всегда будет чему учиться! И пусть всегда будет кого учить!

Здоровья и благополучия вам и близким!
 

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта n-delo@mail.ru
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Имитация парка

Какие подводные камни имеются в деле строительства «чертова колеса»

20.04.2019 12:00

За арестом Ашиковых стоит Сагид Муртазалиев?

Советский районный суд Махачкалы арестовал на два месяца исполняющего обязанности ...

20.04.2019 11:00

За что судят Кубасаева?

Третий месяц в Москве продолжается процесс по делу Курбана Кубасаева ...

20.04.2019 10:00