Кавказский узел

14.12.2018 14:32
Некоторые радикалы так видят административно-территориальное деление Дагестана

Вопрос «определения» границ Чеченской Республики взбудоражил ситуацию в соседних республиках — уже доведя Ингушетию до внутреннего конфликта общества и руководства республики. В Дагестане же отсутствие разъяснений со стороны республиканской власти, особенно после заявления Васильева в Грозном «об обсуждении границ», вызывает пока внутреннюю обеспокоенность, не переходящую в открытое недовольство, не только жителей приграничных с Чечней районов Дагестана, но и дагестанцев в целом. Хотя в социальных сетях уже ведутся горячие дискуссии, и градус обсуждения с каждым днем повышается. «НД» приводит подробную историю возникновения «ауховского вопроса» и какие проблемы дагестанцев при этом остались незамеченными и нерешенными властью. Также читайте мнение экспертов по этим событиям.

В первой части статьи «По ингушскому сценарию» («НД», № 48 от 07.12.2018 г.) мы привели несколько письменных источников, давших нам понимание хронологии и географии исхода и расселения предков современных аккинцев Дагестана. В подтверждение сказанного приведем лишь выдержку из работ известного кавказоведа Н. Г. Волковой, которая считала, что «восточные, равнинные аккинцы представляют смешанную в племенном отношении группу, образующуюся из орстхойцев, горных чеченцев (преимущественно ичкеринцев) и менее аккинцев. Основу этой группы составляли карабулаки. По определению восточных чеченцев, хасавюртовские аккинцы — это ЦIечой тейпа (карабулаки), переселившиеся на восток из Аккилам, т. е. горного Акки». При этом орстхоевский (карабулакский) тайп ЦIечой известен и в настоящее время среди ингушей.

Ауховцы продолжали быть в зависимости от эндиреевских князей вплоть до 1840 г., когда во время национально-освободительной борьбы горцев имам Шамиль освободил их от податей за участие в движении. В 1841 г., во время карательной экспедиции царских войск в Аух, «аул Кишень-аух и некоторые другие … были истреблены, … около 250 семейств, т. е. половина всего Ауховского общества, были переселены в Андрееву деревню и окрестные кумыкские селения», — отмечалось в одном из военных донесений. 

В последующие годы за участие в восстаниях 1867 и 1877 гг. часть жителей ауховских и других чеченских аулов была насильственно переселена в равнинные селения Кумыкского (Хасавюртовского) округа. Так, в конце 1877 г. 1200 семейств чеченцев из Ичкерии (Чечня) «беспрекословно выселились на плоскость, где из сострадания дан им временно приют чеченцами (ауховцами. — прим. авт.) и кумыками, пока не решит правительство дальнейшую их участь», — сказано в одном из архивных документов.

Таким образом, в настоящее время вайнахи Дагестана включают в себя две субэтнические группы: собственно чеченцы (самоназвание — нохчий), расселившиеся среди кумыков Хасавюртовского региона примерно с конца XIX в., и аккинцы (самоназвания — аьккхий, арарааьккхий, аренан-аьккий, овхой; в исторической литературе и документах до середины XX в. назывались ауховцами), сформировавшиеся на территории Ауха (современного Новолакского и части Казбековского районов) со второй половины XVIII в.

Демография

Численность вайнахов в Дагестане росла не только за счет относительно высокого их естественного прироста, но и за счет миграции из Чечни. Так, в 1870 г. в Хасавюртовском округе насчитывалось 5912 ауховцев (12,7% населения округа), к 1897 г. их число выросло в 3 раза (в результате миграции из Чечни) и составило 18128 человек (25,6%), из них в Хасавюрте жило 103 человека (1,9%). Основным населением слободы Хасавюрт были тогда русские (59,2%), евреи (14,3%), кумыки (8,6%), а к 1917 г. основное население слободы составляли русские (51%), кумыки (33%), горские евреи (6%), немцы (5%), азербайджанцы (5%). Вайнахи (в том числе ауховцы) наряду с салатавцами (аварцами) являлись временным населением слободы (отхожий промысел).

Интенсивный приток мигрантов-чеченцев в Дагестан зафиксирован и в первой четверти XX в. «Ауховцы, — отмечается в статистическом отчете Хасавюртовского округа ДАССР за 1925 г., — дали увеличение на 2737 душ, или 21,8%, что объясняется массовым самовольным переселением выходцев из Чеченской области в округ (Хасавюртовский)… За 1918–1924 гг. в округе самовольно поселилось 570 семейств, выходцев из Чеченской области». К 1926 г. в ДАССР число чеченцев достигло 21,4 тыс. человек, из них в Хасавюртовском округе — более 20 тыс. (34%).

По данным переписи населения 1939 г., в ДАССР насчитывалось 27678 чеченцев, к 23 февраля 1944 г. их было уже 37106. Перепись населения 1959 г. зафиксировала 12,8 тыс. чеченцев, что было следствием гибели части их во время высылки и из-за того, что не все они вернулись в республику. В 1960–1970-е гг. произошло восстановление их довоенной численности в Дагестане. В 1989 г. численность чеченцев составила 57877 человек (3,2% населения Дагестана), а к началу 2000 г. из-за притока собственно чеченцев из Чечни их число вновь достигло 109 тыс. человек (5,1%) (по данным Дагстата).

Места проживания и административные границы

В 1860 году, после образования Дагестанской и Терской областей, Ауховское общество как участок вошло в состав Кумыкского (в 1869 г. переименован в Хасавюртовский) округа Терской области (с 1918 г. — Терская, а с 1920 г. — Горская республика); в округе было 4 участка, в том числе Ауховский. В 1920 г. Хасавюртовский округ (включая Ауховский участок) был передан из Горской ССР в состав Дагестанской ССР.

Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 5 октября 1943 г. за счет разукрупнения Хасавюртовского района ДАССР было принято решение об образовании Ауховского района с центром в сел. Ярыксу-Аух (ныне — с. Новокули). В конце декабря того же года было создано Оргбюро, которому постановлением правительства республики от 13 января 1944 г. было предложено представить бюджет района к февралю 1944 г. В состав этого национального Ауховского района вошли 8 сельсоветов: Акташауховский, Алтымирзаюртовский, Банайаульский, Бильтаульский, Кишеньауховский, Минайтугайский, Юртауховский и Ярыксуауховский (15 селений, в которых проживали 13321 человек), а шесть селений, где проживали чеченцы (не относящиеся к аккинцам), остались в составе Хасавюртовского района. Ауховский район находился на стадии формирования, а тем временем готовилась депортация чеченского и ингушского народов. (М.-Р. Ибрагимов, «Чеченцы в дагестанском историческом процессе», газета “Дагестанская Правда” № 345–346 от 13 декабря 2018 г.)

Без компромисса по вопросу с Ленинаулом и Калининаулом невозможно решить проблему Ауховского района. На фото — селение Ленинаул

Образование Ауховского района и депортация

23 февраля 1944 г. все чеченцы и ингуши, проживающие в Чечено-Ингушской АССР и на прилегающих к ней территориях, в том числе и чеченцы Дагестанской АССР, были выселены в различные районы Казахстана и Киргизии. Всего репрессиям в Дагестане подверглись 8386 семей, или 37106 чеченцев, в том числе 14901 человек из Ауховского района, остальные — из г. Хасавюрта, Хасавюртовского и Бабаюртовского районов.

В селения дагестанских аккинцев Ауховского района ДАССР принудительно, без согласования с населением, было переселено 1518 семей лакцев численностью 5831 человек из Кулинского и Лакского районов, а также аварцы (в два селения бывшего Ауховского района, переданных в Казбековский), позднее решением дагестанского руководства также и кумыки (в три селения Хасавюртовского района).

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 7 июня 1944 г. Ауховский район был переименован сначала в Бериевский, а затем в Новолакский с центром в селе Берия-аул (бывшее сел. Банай-аул, ныне — Новолакское), изменению подверглись и названия всех населенных пунктов; при этом два сельсовета — Сталинаульский (быв. Акташауховский) и Калининаульский (быв. Юртауховский) — были переданы в состав Казбековского района.

После выхода указа Президиума Верховного Совета СССР от 9 января 1957 г. «О восстановлении Чечено-Ингушской АССР» в Дагестан в 1957–1963 гг. вернулись около 30 тыс. чеченцев и аккинцев.

Принятие Закона Верховного Совета РСФСР от 26 апреля 1991 г. «О реабилитации репрессированных народов» открыло новые возможности для аккинцев. Несмотря на отсутствие в указанном законе механизма его реализации, III Съезд народных депутатов Дагестана 23 июля 1991 г. принял постановление, в котором признано «необходимым восстановление Ауховского района и прежних исторических названий населенных пунктов, входящих в состав этого района». Депортация и ограничение прав после возвращения из мест выселения были признаны незаконными. В целях полной реабилитации устанавливался переходный период для восстановления Ауховского района (1991–1992 гг.) и переселения лакского населения Новолакского района, возвращения всех желающих чеченцев-аккинцев в места их прежнего проживания (1991–1996 гг.). В декабре 1994 г. завершена выплата репрессированным (5720 хозяйств) чеченцам-аккинцам компенсаций за несохранившееся имущество в сумме 1202,9 млн руб.

А уже в последние годы по инициативе бывшего главы Республики Дагестан Р. Г. Абдулатипова Правительство РФ утвердило подпрограмму «Социально-экономическое развитие Республики Дагестан на 2016–2025 годы» госпрограммы РФ «Развитие Северо-Кавказского федерального округа на период до 2025 года», в которой предусмотрены средства на завершение переселения населения Новолакского района на новое место жительства и восстановление Ауховского района с возвратом исторических наименований населенным пунктам. На сегодня свои прежние названия получили сел. Ахар — Банаюрт, Шушия — Ямансу и Дучи — Бархчхой-отар.

Взгляд под другим углом

К сожалению за широким обсуждением прав репрессированных народов остались незамеченными проблемы людей, которые не по своей воле покинули обжитые места и поселились на новой местности. А ведь это переселение было сопряжено с лишениями и гибелью многих новоприбывших. В непривычном климате, от болезней, голода и холода, умерли тысячи людей. Вся тяжесть выпавших на их долю невзгод и реалии сегодняшнего их положения до сих пор не получили должной оценки.

Мы попытаемся хотя бы частично восполнить этот пробел. Не так давно группа представителей Совета джамаата сел. Ленинаул обратилась с письмом на имя президента РФ В. В. Путина, прокурора РФ Ю. Я. Чайки и депутата Госдумы РФ А. В. Маграмова. Те факты и доводы, которые приводят авторы, заставляют по-новому взглянуть на историю как репрессированных, так и насильственно переселенных.

Так, в письме говорится о том, что «реабилитированные чеченцы в кратчайшие сроки были размещены на территории Хасавюртовского района и для них были созданы 11 новых совхозов, в организацию которых было вложено более 3 миллионов рублей капиталовложений. В Хасавюртовском районе им были выделены 28 тысяч га земель взамен 26 тысяч га, оставленных ими при выселении из Ауховского района в 1944 году.

В целях трудоустройства чеченского населения вокруг г. Хасавюрта были выделены земельные участки для строительства домов и построены 6 новых поселков, входящих в состав города: «Новый», «Заречный», «Завокзальный», «Замостовой», «Бамматбекюрт», «Механизаторов». С помощью местных партийных и советских организаций, используя государственный безвозвратный кредит — в сумме 2520 тысяч рублей, только за период с 1957 по 1964 год построено около 5600 домов, 623 семьям представлены коммунальные квартиры, около 3000 семей получили более 80 тысяч рублей на приобретение скота, 1820 семьям оказана безвозмездная денежная помощь. Всего вложено на хозяйственно-культурно-бытовое обустройство чеченского населения 7,3 миллиона рублей. Для трудоустройства их в городе Хасавюрте построены: швейная фабрика, завод железобетонных изделий, приборостроительный завод.

В то же время более 61 тысячи дагестанцев, в основном аварцев, из 21-го горного района, перемещенных в Курчулоевский, Саясанский, Ножаюртовский, Веденский районы ЧИАССР и Ауховский район ДАССР и их потомки, ныне проживающие в низменных районах республики, остались политически незащищенными. С одной стороны их обвиняют в том, что они проживают на землях другого народа. С другой стороны у них нет статуса репрессированного народа, с вытекающим из него правом “территориальной реабилитации”.

В качестве правового выхода из сложившейся ситуации инициативная группа предлагает следующие меры:

1. Расмотреть в Конституционном Суде Российской Федерации Закон РСФСР «О реабилитации репрессированных народов» от 26.04.1991 года на предмет его юридической состоятельности. (По мнению подписантов обращения, а также отдельных исследователей, в том числе крупных ученых, данный документ был принят с рядом нарушений и на волне ельцинского популизма начала 90-х. Это помогло новоизбранному президенту страны получить около 13 млн голосов репрессированных народов, а чеченец Руслан Хасбулатов, продавивший законопроект, обеспечил себе место спикера парламента.)

2. Комитету по законодательству и местному самоуправлению НС РД, а также комитету по госстроительству и законодательству Госдумы РФ дать правовую оценку Постановлению Третьего съезда Верховного Совета ДАССР от 23.07.1991 г.

3. Государственной Думе Российской Федерации принять закон «О насильственно перемещенных в 1944 и 1957–1958 годах народах Республики Дагестан».

А существует ли закон...

...принятый для оказания помощи дагестанцам, покинувшим Чечню?!

Между тем проблемы дагестанцев не ограничиваются только обозначенными выше. Так, в не самой простой ситуации, когда пришлось оставить кров и имущество, оказалось около четырех тысяч семей этнических дагестанцев, бежавших от первой и второй чеченских военных кампаний. В основном это вынужденные переселенцы из села Кенхи Шаройского района ЧР, станиц Бороздиновская и Дубовская Шелковского района ЧР.

«Получается, мы, получив 135 тысяч компенсации, остались без жилья здесь и без возможности вернуться и жить в своем селе в Чечне, так как от жилья, которое годами строили наши отцы и предки, мы в нотариальном порядке отказались. Мы, конечно, можем вернуться в родное село и построить там новый дом, но… на это нет средств. Конечно, если в Чечню возвращается человек, то Рамзан Кадыров (глава Чечни) это поощряет. Но… к примеру, я был на приеме у главы Шаройского района. Я ему говорю: у меня есть дом, я хочу его восстановить. Он отвечает: как ты его восстановишь, если ты от него отказался? Не имеешь права», — делился опасениями представитель вынужденных переселенцев из с. Кенхи Шаройского района Юнус Муртазалиев на встрече, организованной на прошлой неделе в редакции газеты “Черновик”. Да и, кроме этого, в тех домах уже живут приглашенные в район властями учителя, врачи или молодые семьи, не имеющие собственного жилья.

По словам переселенцев, ни один человек из тех, кто выехал из Кенхи в Дагестан, каких-либо средств или сертификата на новое жилье не получил. Хотя УФМС по РД методично, более трех раз в разные годы (в 2007, 2010 и 2011 гг.) собирало у вынужденных переселенцев справки о составе семьи.

Как сообщили представители беженцев из станиц Бороздиновской и Дубовской Шелковского района Муса Хасбулатов и Али Абакаров, переселенцы, проживающие в Кизлярском районе Дагестана, имеют крайне стесненные условия. Порой в одном небольшом домике ютятся сразу несколько семей. Те же, кто живет в Кизляре, в основном живут на съемных квартирах.

Они объяснил, что с выданных им компенсаций по потере имущества — 135 тысяч рублей — им приходилось отдавать “откаты”, иначе бы деньги никто не выделил. А на оставшуюся после отката сумму практически невозможно приобрести квартиру или даже земельный участок под строительство.

Многочисленные же обращения в адрес властей, как правило, остаются без должного внимания. Людей, испытывающих лишения, не то что не принимают в высоких кабинетах, но отказываются даже просто выслушать. Письма же, адресованные руководству республики, спускаются на уровень УВМ МВД по РД.

Особо стоит отметить ситуацию с беженцами из Бороздиновской. История с так называемой “зачисткой” в свое время всколыхнула волну негодования среди дагестанцев. Нападение, совершенное военнослужащими батальона МО РФ «Восток» 4 июня 2005 года на жителей станицы Бороздиновской, отличалось особой жестокостью и цинизмом.

Предысторией событий послужило убийство в станице лесника — отца одного из бойцов батальона, а также нападение на главу администрации станицы. Причем виновность или причастность жителей села к данному преступлению не была доказана.

4 июня 2005 года в станицу на двух БТРах и 20 автомашинах прибыло около сотни бойцов батальона. Рассредоточившиеся по станице они врывались в дома, грабя и избивая, стали сгонять жителей во двор школы. Все мужчины были связаны и уложены лицом к земле во дворе школы, на котором они провели 6 часов под проливным дождем, подвергаясь избиениям. Вызванные пофамильно 11 молодых жителей села были увезены в неизвестном направлении и позже их уже никто не увидел. Затем, загнав остальных жителей в спортзал школы, головорезы покинули станицу.

В результате зачистки было сожжено 4 дома. В руинах одного из домостроений позже были найдены останки бороздиновца — 77 летнего Магомаза Магомазова.

А уже 24 июня 2005 стало известно, что места своего проживания покинули 1144 бороздиновца, из которых 327 детей. Размещение и питание организовали благотворительные организации, Кизлярский молочный завод, поступали пожертвования от мечетей и частных лиц. Какую-то поддержку оказывали Сайгид Муртазалиев и Сагидпаша Умаханов. В станице осталось только 77 семей.

Одним из первых прореагировал на ситуацию полпред Президента РФ в ЮФО Дмитрий Козак. Он пообещал, что «все обстоятельства случившегося будут тщательно расследованы и все виновные понесут наказание в соответствии с законом, невзирая на чины, должности и былые заслуги». Полпред заявил. «Если кто-то думает, что мы позволим издеваться над мирным населением, он глубоко заблуждается.

Рамзан Кадыров, бывший на тот момент вице-премьером в правительстве Чечни, сделал следующее заявление: «Я намерен воевать с теми структурами, которые будут проводить в населенных пунктах Чечни операции, подобные Бороздиновской. Отныне я объявляю им войну… Ямадаев — только командир одного из подразделений и не уполномочен самостоятельно проводить спецмероприятия. Он лишь выполняет приказ командующего группировкой, а приказа на проведение спецоперации в Бороздиновской региональный оперативный штаб не подписывал».

Однако единственным итогом всех расследований и разбирательств стал приговор Грозненского гарнизонного военного суда в октябре 2005 года. Один из командиров группы бойцов батальона «Восток» — лейтенант Мухади Азиев получил три года лишения свободы условно. Действия Азиева были квалифицированы как превышение должностных полномочий. Даже для российского правосудия это стало абсолютно вопиющим. 11 без вести пропавших, 1 погибший, более 1100 перемещенных лиц, четыре сожженных дома — и за все это ответил только один преступник, отделавшийся условкой.

Мнения экспертов

Вопросы, описываемые в данном материале, касаются не только приграничных районов. По сути, речь идет об интересах всего Дагестана и дагестанцев. Порой, довольно сложно быть объективным в оценке событий, касающихся собственного народа, интересов республики. Именно поэтому мы в очередной раз прибегли к помощи внешних наблюдателей, экспертов.

Известный политолог и экономист Денис Соколов ответил на наши вопросы.

— Как вы оцениваете решение КС РФ по закону республики Ингушетии об установлении границ? Чем опасен данный прецедент (если вообще опасен) для России?

— Решение КС РФ — это еще одно подтверждение того, что мы и так знаем: de facto Россия не является федеративным государством, законных механизмов защиты региональных и национальных интересов у субъектов Федерации нет. И, если понимать российское государство как централизованный режим, в котором чертами политического класса обладает только московская силовая бюрократия и ее региональные клиентелы, то этот прецедент ничем для режима не опасен, — другого решения КС РФ нельзя было ожидать. Если же говорить о рисках — то это риски сложившейся политической системы в целом. Она держится на деньгах и сплоченности силовиков, находящихся на вершине власти: не хватит денег, передерутся силовики — и тогда никакой конституционный суд не спасет, — как показывает ингушский пример, — никаких других инструментов урегулирования подобных конфликтов кроме откровенного игнорирования в публичном пространстве и персонального запугивания или нейтрализации активистов у Москвы нет.

— Означают ли заявления, прозвучавшие на медиафоруме в Грозном, что в Дагестане будет реализован ингушский сценарий?

— Выступления на медиафоруме означают только то, что вопрос о границах будет решаться бюрократически, без участия национальных элит и активистов. Будет ли преодолено сопротивление московской бюрократии, или вопрос уже принципиально решен и теперь требуется только красиво «оформить» изменение границ — я не знаю.

— Как, по-вашему, будут реагировать дагестанцы при уступке земель соседней республике либо объединении регионов? Считаете ли вы, что возможны столкновения, акции протеста и т. д.?

— Не уверен, что дагестанцы смогут пойти дальше гражданских акций протеста. Другое дело, насколько политики и силовики, откровенно теряющие на территориальных уступках и авторитет, и финансовые потоки, в нынешних условиях решатся бороться за свои интересы. Скорее всего, если они проиграют войну в кабинетах, бороться на улице они уже не решатся. Времена национальных и земляческих частных армий закончились почти 20 лет назад. Если политические лидеры решат, что такими протестами можно будет чего-нибудь добиться, например, поднять себе цену, они будут инвестировать свои ресурсы и организационные возможности в протесты и другую активность. Тогда возможна серьезная борьба. Если нет — будут только обращения общественных организаций и неопасные для власти митинги. Возможны массовые протесты, если изменения границ или формирование моноэтнического чеченского административного района затронет интересы сельских обществ, — вот тогда лидерам придется участвовать. Мы уже видели «репетицию» этих событий в последние месяцы руководства Абдулатипова.

— Каковы перспективы реализации стратегии на укрупнение регионов? Считаете ли вы данную меру оправданной с экономической и политической точки зрения? Чего именно добивается Кремль этими мерами?

— Кремль пытается улучшить управляемость, снизить расходы и справиться с кадровым кризисом. Не думаю, что это может быть эффективно. Систему кардинально менять никто не будет, а переставлять стулья бессмысленно.

В связи с тем, что республиканская власть так и не смогла дать разъяснения относительно того, что подразумевалось под «мы будем обсуждать вопрос границ», мы обратились к старшему научному сотруднику РАНХиГС и Института Гайдара Константину Казенину с вопросом, что может означать это заявление и ожидать ли повторения ингушского сценария нам:

По поводу заявления Владимира Васильева об обсуждении границ сложно говорить, не зная конкретики, не понимая, что он имел в виду.

Может быть (и вероятнее всего), речь о чисто технических вопросах, не имеющих ни хозяйственного, ни даже символического значения. Но если уж, судя по сообщениям СМИ, этот вопрос озвучен — надо внести ясность, объяснить, что именно имелось в виду, чтобы не возникало разнообразных слухов.

В Ингушетии вокруг территориального вопроса объединились люди, по самым разным причинам недовольные Юнус-Беком Евкуровым. Это общая закономерность — чем больше к региональной власти претензий разного рода, тем вероятнее протестная консолидация на этнической почве, которая просто становится наиболее удобным «объединителем».

Вопрос сел Калининаул и Ленинаул — это не вопрос межрегиональных границ. Я считаю, что вопрос этих сел может быть разрешен только прямым диалогом между теми этническими общинами, которые там живут, и такой диалог может и должен быть организован при поддержке власти. И пока не будет найден компромисс в этом деле, никаких изменений муниципальных границ в той части Дагестана, по моему убеждению, проводить не следует.

Предварительные выводы

Резюмируя, хотелось бы отметить, что приведенные в материале примеры вырисовывают крайне неприглядную картину. Имеет место однобокость в освещении, законодательном регулировании и решении проблем целых этносов. Интересы одной из групп населения Дагестана защищаются в ущерб другой группе. Наличие нерешенных вопросов пострадавших этнических дагестанцев порой и вовсе отрицается. И на фоне всего этого предлагается создать так называемый мононациональный район, что означает выселить из Новолака всех этнических дагестанцев.

Однако есть стойкое ощущение, что такому сценарию не суждено воплотиться в реальность. Уж слишком опасно по своей природе подобное развитие событий. Опасно и непредсказуемо. У дагестанцев и чеченцев богатая и насыщенная общая история, и нельзя допустить, чтобы подобного рода сомнительные инициативы или чьи-то националистические убеждения поколебали добрососедство и мирное сосуществование народов-единоверцев, общие традиции, единую историческую память и самосознание. Будем надеяться, что никакие границы и статусы не смогут разобщить нас и стать причиной конфликтов и беззакония!
 

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта n-delo@mail.ru
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Бывший наркополицейский займется национальной и религиозной политикой

Глава Дагестана Владимир Васильев подписал указ о назначении министром по ...

16.03.2019 04:30

Бывший наркополицейский займется национальной политикой Дагестана

РИА  "Дагестан" сообщает, что Глава Дагестана Владимир Васильев подписал Указ о ...

09.03.2019 15:48

Племянник Саида Амирова сменил племянника Расула Гамзатова

Постоянным представителем Республики Дагестан при президенте России назначен Джамаладин Гасанов ...

08.03.2019 04:00