Порт, да не тот

Порт, да не тот

Фото: Евгений Костин/"Новое дело"

Главное экономическое событие прошедшей недели в Дагестане практически никто не заметил. Не до того было. На фоне смены власти в республике все остальное представлялось мелким и незначительным. А между тем событие это не только поставило жирную точку в летописи масштабных экономических прожектов Абдулатипова, но и обострило до крайности ситуацию вокруг одного из системных объектов экономики Дагестана — Махачкалинского морского торгового порта (ММТП). После отказа от строительства торгового порта в Каспийске он снова станет яблоком раздора между командами Сулеймана Керимова и Зиявудина Магомедова.

Речь идет о том, что буквально на днях Министерство обороны России внезапно начало строительство новой базы Каспийской флотилии в Каспийске. Как сообщили «Известия» со ссылкой на собственные источники в Минобороны, в состав этой базы войдет новый порт, способный разместить все ракетные корабли, базирующиеся на Каспии, арсенал, госпиталь, казармы для моряков и жилье для офицерского состава.

Самое смешное, что этот объект, занимающий многие сотни гектаров прибрежных земель на окраине Каспийска и в прилегающем Карабудахкентском районе, начали строить аккурат в том самом месте, где Абдулатипов, судя по его заявлениям, планировал заложить новый международный морской торговый порт, который должен был стать основой так называемого Каспийского хаба, призванного полностью перекроить транспортную ситуацию на Каспии.

Напомним читателям «НД» об этом супермасштабном проекте, который вместе с созданием собственной нефтегазовой компании, по мнению Абдулатипова, должен был вытянуть Дагестан из дотационного болота и стать основой новой экономики, опирающейся на самостоятельную добычу углеводородного сырья и масштабное развитие морской логистики. Ну а после того, как планы по созданию собственной нефтегазовой компании с треском провалились, проект создания Каспийского хаба остался единственной «прорывной идеей» главы Дагестана в области экономики. И вот, буквально за пару дней до завершения эпохи Абдулатипова, идея эта превратилась в дым, едва начав воплощаться в реальность.

А начиналось все парадно: после встречи с Путиным осенью прошлого года глава республики заявил, что президент дал добро на «строительство крупного логистического центра мирового уровня» в Каспийске. Как сообщил Абдулатипов, «в рамках этого проекта предполагается построить судостроительный и судоремонтный заводы, а в перспективе — заводы по морским биотехнологиям». При этом глава республики добавил, что ММТП в рамках реализации этого проекта планируется передать военным, поскольку в ближайшие годы предполагается значительное увеличение числа военных кораблей, базирующихся на Каспии. Озвучил Абдулатипов и предполагаемую стоимость данного проекта — 127 млрд рублей.

Несмотря на мое скептическое отношение ко всем без исключения «прорывным» проектам Абдулатипова (как показала жизнь, все они в итоге оказались блефом), я тем не менее начал тщательно отслеживать информацию, связанную с созданием Каспийского хаба. Самое смешное, все собранные факты говорили о том, что в отличие от других проектов подобного рода этот потихоньку начал воплощаться в реальность. Сначала в ходе беседы с одним из нынешних вице-премьеров выяснилось, что земли под данный проект уже зарезервированы и в ближайшее время начнется процедура их переоформления. Чуть позже в Министерстве по земельным, имущественным отношениям и вопросам торговли Дагестана обсудили вопрос реализации проекта «Каспийский транспортно-логистический и морской индустриальный комплекс». Из сообщения РИА «Дагестан» следовало, что «по проекту заявлена территория на 1 745 гектаров земель, согласно схеме для реализации идеи необходимы земли федеральной, республиканской и муниципальной собственности. Объекты предполагается разместить в границах Карабудахкентского района — береговой полосе Каспийского моря, а также на землях республиканской собственности, ранее отведенных под реализацию проекта «Немецкая деревня», и частично на землях муниципальной собственности Карабудахкентского района».

Через некоторое время «портовской» проект Абдулатипова, который даже на фоне активных «движений» дагестанских чиновников продолжал восприниматься как мифический, неожиданно вышел на федеральный уровень и даже оказался в числе приоритетных проектов Минкавказа. В начале июня этого года в рамках Петербургского экономического форума первый заместитель министра по делам Северного Кавказа Одес Байсултанов собщил, что вопрос о строительстве нового международного торгового порта в Каспийске практически решен. По мнению Байсултанова, необходимость строительства нового глубоководного порта очевидна: «Каспийскому морю необходим именно глубоководный порт, так как морской порт в Махачкале имеет глубину канала, по которому можно зайти в порт, шесть метров, ширину — 180 метров. Следовательно, пропустить он может судно не тяжелее семи тысяч тонн, а это нерентабельно для больших судов, которые не могут войти в порт. Сейчас их сначала разгружают на судна меньшей тоннажности, а после грузы перегружают в порту еще раз — это лишние затраты. Соответственно, нужен порт с каналом глубиной не менее десяти метров, чтобы принимать суда с грузами от 15 до 25 тысяч тонн».

Байсултанов отметил, что порт в Махачкале после создания нового порта продолжит работу, «но международный статус получит новый порт, на который будут переключены все грузоперевозки». «Через Махачкалу планируется пустить пассажирский поток, в основном внутренний», — пояснил он.

Пару месяцев спустя Байсултанов вновь озвучил тему будущего порта в Каспийске, сообщив, что данным проектом заинтересовались весьма серьезные инвесторы. При этом он отметил, что при выборе инвесторов предпочтение будет отдаваться российским компаниям.

На этом фоне сообщение о начале строительства военного порта в районе Каспийска прозвучало как гром среди ясного неба. Но поскольку над республикой уже вторую неделю бушевала политическая гроза, раскатов этого грома практически никто не услышал.

На первый взгляд, начало строительства новой морской базы в Каспийске кажется неожиданным демаршем военных, которые воспользовались затянувшейся отставкой Абдулатипова и решили прибрать к рукам лакомую территорию на побережье Каспия. Но, во-первых, такие серьезные проекты никогда и ни при каких обстоятельствах не начинают без четкой и однозначной отмашки «сверху» (при этом окончательное решение должен принимать президент страны), а во-вторых, до начала строительных работ должны были быть проведены масштабные проектно-изыскательные работы, призванные определить, подходит ли данная акватория для строительства глубоководного порта.

Поскольку первый пункт сомнений не вызывает и «добро» Путина по данному проекту, безусловно, получено, перейдем сразу ко второму. Как удалось выяснить «Новому делу», весь комплекс проектно-изыскательных работ в районе Каспийска был проведен еще несколько лет назад в рамках подготовки основного экономического документа, определяющего развитие республики, — «Стратегии 2025», принятой и утвержденной в статусе закона еще в 2011 году.

В ходе подготовки этого материала корреспондент «НД» побеседовал с некоторыми разработчиками Стратегии и выяснил, что решение о строительстве морской военной базы в Каспийске впервые был озвучено, а впоследствии и детально проработано в рамках подготовки концепции создания Каспийского хаба, центром которого должен был стать Махачкалинский морской торговый порт. А поскольку реализации данной идеи активно мешало наличие в порту военных кораблей, разработчики Стратегии озаботились поиском компромиссных вариантов, позволяющих без ущерба для стратегических интересов государства сделать ММТП полностью гражданским объектом с возможностью значительного увеличения перевалочных мощностей.

Как оказалось, военных моряков данное решение устраивало на все сто процентов, поскольку временная база в ММТП с их точки зрения была очень уязвима. Достаточно перекрыть тоннель под железнодорожными путями в конце улицы Леваневского и железнодорожный переезд, соединяющий улицу Мирзабекова с Портовским шоссе, и все соединение военных кораблей окажется отрезанным от транспортных магистралей. Кроме того, даже с невысокой Анжи-Арки можно организовать круглосуточное наблюдение за военной базой в порту, позволяющее полностью контролировать данный объект.

После многочисленных консультаций с участием командующего Каспийской флотилии было принято решение о строительстве автономного военного порта в районе завода «Дагдизель». С точки зрения военных это место представлялось практически идеальным — развитая транспортная инфраструктура, наличие достаточной территории для строительства основных и вспомогательных объектов, отсутствие господствующих высот в данном районе, — и поэтому предложение руководства республики военные восприняли на ура. Одобрил план переноса военной базы в Каспийск и тогдашний министр обороны, с которым специально по этому поводу встречался Магомедсалам Магомедов. Именно тогда были проведены проектно-изыскательные работы и дана отмашка для начала работы над проектом, который в итоге «выстрелил» в начале этой недели.

Почему же в таком случае, в отличие от Сечина, публично выступившего против планов Абдулатипова по созданию собственной нефтегазовой компании и тем самым убившего идею главы Дагестана еще на корню, руководство Минобороны так долго молчало и даже позволило «портовскому» проекту Абдулатипова выйти на уровень Минкавказа? Ответов на этот вопрос у корреспондента «НД» нет, есть только предположения. Заключаются они в следующем. Во-первых, есть идеи, озвучивать которые имеет право каждый, и есть законы, обязательные к исполнению. Так вот «Стратегия 2025» как раз и является законом, который никто не отменял. И в рамках этого закона центром Каспийского хаба должен стать именно ММТП, а не некий мифический порт в Каспийске. Во-вторых, в ходе подготовки к реализации идеи строительства международного морского торгового порта в Каспийске власти республики оперативно и за счет собственных средств провели масштабную работу по резервированию и переоформлению необходимых земель, освободив военных от необходимости самим заниматься данными вопросами. И лишь тогда, когда все земельные проблемы были решены, представители Минобороны «неожиданно вспомнили» и о Стратегии, и о существующей договоренности и объявили о начале строительства военной базы в Каспийске.

То, что начало строительства совпало с затянувшейся отставкой Абдулатипова, скорее всего, случайность. Но случайность очень показательная. На фоне громких заявлений уходящего главы, докладывающего о своих успехах по подъему экономики Дагестана, сообщение о том, что и последняя из его «прорывных» экономических идей оказалась фикцией, воспринимается буквально как знак свыше.

Что же касается строительства новой военной базы в Каспийске, то, по сообщению «Известий», до 2020 года Минобороны планирует завершить строительство военного порта в Каспийске. Новый объект будет предназначен для размещения крупных сил надводных кораблей, оснащенных высокоточным оружием. После завершения всех работ он станет основной базой ВМФ на Каспии. Ранее на выбранном месте был небольшой военный городок, где дислоцировались подразделения морской пехоты.

«В ходе первого этапа работ (он должен продлиться до 2019 года) основное внимание, — сообщают «Известия» со ссылкой на источники в Минобороны, — будет уделено созданию мест стоянки кораблей — планируется провести дноуглубительные работы, построить причальный фронт и соответствующие объекты наземной инфраструктуры. Военные особо подчеркивают, что речь идет о целом комплексе мероприятий, в результате которых в Каспийске появится полноценная портовая инфраструктура, защищенная от любой непогоды».

Военный порт в Каспийске сможет вместить все ракетные корабли флотилии, а также обеспечит их оперативное развертывание для применения высокоточного оружия. После завершения работ объект будет даже более продвинутым, чем те, которыми ВМФ располагает на Севере, Балтике или Черном море. Как отметили эксперты, новая база станет важнейшим элементом российской военно-политической стратегии в прикаспийском регионе и на Ближнем Востоке.

«Известия» сообщают, что Каспийская флотилия сейчас включает корабли самых современных проектов: ракетные корабли проекта 11661К «Татарстан» и «Дагестан», малые ракетные корабли проекта 21631 «Град Свияжск», «Углич», «Великий Устюг», ракетный катер проекта 12411 «Ступинец».

В ходе сирийской кампании флотилия продемонстрировала, что благодаря крылатым ракетам «Калибр», которыми вооружены МРК «Буян», она является важным инструментом проецирования силы далеко за пределы каспийского региона. У военных Каспий уже получил прозвище «бассейн с ракетами». Однако для эффективного использования этого козыря нужна более развитая инфраструктура. Эту задачу как раз планируется решить в ходе начавшегося в Каспийске масштабного строительства.

 Читайте нас в Telegram
 @novoedelo

Знаете больше? Сообщите редакции!

WhatsApp, Telegram, SMS: +7 964 051 62 51 (не для звонков)

Форум «НД» в Telegram: https://t.me/nd_forum


Смотрите также:




А что вы думаете об этом?

Комментарии к новости(0)

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Для комментирования, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь




Загрузка...

Последние новости

Опрос

Как часто вы купались в Каспийском море в этом сезоне?