Роль Дагестанского полка в Турецком перевороте

15.11.2019 17:50

Одной из малоизвестных страниц в истории правления султана Абдулхамида II является попытка его свержения в ноябре 1882 г. Она была предпринята группой высокопоставленных военных офицеров и государственных деятелей во главе с маршалом Фуад-пашой, который хотел возвратить на трон Мехмеда Мурада V (1840-1904), правившего несколько месяцев в 1876 г. Без участия Дагестанского полка это было невозможно сделать.

Фуад-паша попытался вовлечь в число заговорщиков сына имама Шамиля – Газимухаммада (1833-1902), что объясняется следующими обстоятельствами. На начальном этапе правления султана Абдулхамида II в Османской империи практиковалось создание в составе армии национальных кавалерийских частей. В числе прочих был создан Дагестанский кавалерийский полк, численностью в 1500 человек, командиром которого являлся Газимухаммад, а его заместителем – Мухаммадфазиль(МУХАММАД ФАЗИЛЬ ПАША ДАГЕСТАНЛЫ, 1877–1914 годы, г. Стамбул. В Турции ему придется стать участником важных политических событий. О интересной судьбе легендарного дагестанца, генерале Османской армии мы расскажем в ближайших номерах. ) После окончания русско-турецкой войны 1877-78 гг., полк был  размещен в Стамбуле и был включен в состав гвардии Абдулхамида II[1]. С 1880 г. Мухаммадфазиль стал личным адъютантом султана, что усилило позиции дагестанцев при дворе и вызвало неудовольствие прочих групп влияния.

Даже выходец из Дагестана Мурад-бей Мизанджи высказывался отрицательно по отношению к этому воинскому подразделению: «Для сопровождения падишаха был организован специальный Дагестанский полк. Сын шейха Шамиля Газимухаммад зачислял в него всех дагестанцев, кем бы они ни были, вплоть до осужденных судом и бежавших из мест ссылок. Ввиду этого, я был категорически против тех, кто организовал полк, и самого полка. Со временем, будучи оклеветанным, полк был распущен»[2].

Таким образом, Дагестанский полк и его руководители – Газимухаммад и Мухаммадфазиль отвечали за охрану дворца Йылдыз и тем самым являлись очень важным препятствием на пути заговорщиков, которые могли попытаться свергнуть султана. Этим и объясняется интерес Фуад-паши и других участников заговора против Абдулхамида II к этим двум личностям.

Несмотря на свой резонансный характер, это событие почти не освещено в научной литературе, а многие его детали остаются вовсе неизвестными.

Единственным упоминанием о попытке вовлечения Газимухаммада в организацию свержения Абдулхамида II являлись семейные предания потомков имама Шамиля, которые были записаны в середине ХХ в. Лесли Бланч и включены в свою книгу «Сабли рая». Приведем всю цитату из данной книги – «Дели Фуад паша, большой интриган, пришел однажды ночью в Коску, чтобы заручиться поддержкой Газимухаммада в запланированном им государственном перевороте. Султан должен был быть смещен, а власть переходила в руки  молодой, прогрессивной партии. Газимухаммад отказался от участия в заговоре, с презрением отверг это предложение и Мухаммадфазиль.

Боясь, что Газимухаммад и Мухаммадфазиль предупредят султана, Дели Фуад поспешил во дворец и обвинил их в заговоре, который он сам и замышлял. Султан не поверил в то, что друзья участвовали в заговоре, но они были втянуты в это неприятное дело.

«Как я могу тебе доверять, когда ты не предупредил меня о заговоре Дели Фуада?» - спросил султан. Газимухаммад ответил: «Я – солдат, а не шпион». Видимо, султан больше доверял шпионам, чем страже. Оба друга получили отставку»[3].

Отметим, что эта цитата являясь всего лишь семейным преданием, не может являться серьезным историческим источником, хотя как мы можем заметить на основе анализа приведенных ниже писем, основную суть произошедшего они все-таки сумели ухватить. Есть упоминания об этих событиях и в других книгах и статьях, однако они настолько искажают даты и сами события, что их анализ нас только увел бы от сути произошедших событий и не предоставил бы никаких новых фактов.

Из переписки сыновей имама Шамиля

Очень ценным источником, который позволяет прояснить суть произошедших событий, являются письма самого Газимухаммада и его брата – Мухаммадкамиля (1863-1951) их брату – Мухаммадшапи (1840-1906), находившемуся в Казани, на территории Российской империи. Они хранились в архиве потомков Мухаммадшапи и несколько лет назад были выкуплены бизнесменом Ахмедом Билаловым. В 2017 году исследователь М. Хамзаев опубликовал факсимилле писем и их траснлитерацию на языке оригинала, т.е. на аварском. На какой-либо другой язык письма не переводились и не публиковались в другом месте.

В этих письмах, написанных на аварском языке, Газимухаммад подробно описывает, как происходили эти события и предупреждает брата, чтобы их содержание никому не раскрывалось. «Содержание письма не рассказывай никому! Это очень секретная информация» – пишет дословно в одном из писем Газимухаммад. Из всей коллекции нас интересуют 8 писем, из которых основная часть информации содержится в первом письме, написанном через месяц после начала указанных событий[4].

Тот факт, что содержание этих писем было предназначено не для широкой публики, а для родного брата и тем более следовало предупреждение о секретности содержащейся в ней информации, а сами письма передавались с рук на руки через надежных людей, свидетельствует в пользу того, что данные письма являются наиболее достоверным источником по предмету нашего исследования.

Согласно содержанию первого письма от 19.12.1882 г. Фуад-паша пришел домой к Газимухаммаду 19.11.1882 г. в 4 часа после обеда и остался до 7 часов вечера и подробно описав ему план переворота, предложил участвовать в нем. Согласно деталям плана, описанным в письме, с султаном Абдулхамидом собирались «поступить также как с султаном Абдулазизом (правил в 1861-76 гг.), отправив его вслед за ним» (возможно речь идет об убийстве). Вместо Абдулхамида планировалось сделать султаном его брата Мехмеда Мурада, которого Фуад-паша назвал уже выздоровевшим от психических расстройств. Также он сообщил, что большинство членов правительства согласно с озвученным планом, а несогласные будут убиты. При этом согласно Газимухаммаду, Фуад-паша назвал поименно и тех и других, хотя в письме их имена не приводятся. Заговорщики подготовили вооруженный отряд, который должен был атаковать дворец Йылдыз и арестовать Абдулхамида II. От Газимухаммада требовалось не допустить вмешательства Дагестанского полка, состоявшего в гвардии султана Абдулхамида, в ход переворота, с целью помешать ему. Фуад-паша дословно передал требование заговорщиков – Дагестанский полк не должен открывать огня по их вооруженному отряду и вести себя пассивно. Также от Газимухаммада требовалось уговорить Мухаммадфазиля Дагестанлы (1853-1916), назначенного еще в 1877 г. адъютантом султана Абдулхамида, присоединиться к мятежу. Фуад-паша обещал Газимухаммаду, что весь переворот окончится в течение трех дней и заявил, что уже завтра им нужен ответ Мухаммад-фазиля.

Раскрытие заговора и решение по Дагестанскому полку

Утром следующего дня (20 ноября 1882 г.), Газимухаммад пошел к Мухаммадфазилю и попросил его рассказать султану о готовящемся заговоре, сообщив все детали разговора с Фуад-пашой. После доклада Мухаммадфазиля Абдулхамиду II, султан отправил его к Фуад-паше, чтобы узнать его намерения. Мухаммадфазилю тот рассказал еще больше, чем Газимухаммаду. Вслед за ним для проверки сведений Мухаммадфазиля и Газимухаммада к Фуад-паше был отправлен и некий Сафар-бег, который узнал дополнительные детали заговора, вдобавок к имеющейся информации. По итогам проверок, во дворец были вызваны поочередно основные организаторы свержения. Во время очной ставки, Фуад-паша стал все отрицать, заявляя, что его хотят опорочить перед султаном. Всех присутствующих заставили принести клятву в присутствии шейх-уль-ислама, после чего Газимухаммада и Фуад-пашу задержали во дворце.

На третий день, 22 ноября, Дагестанский полк был распущен, а его служащие уволены с получением выходного пособия (рядовому составу по 20 османских золотых лир, имевшим семьи в Османской империи выделены по 55 лир) и расселены по различным населенным пунктам Анатолии, с заверением, что в скором времени он будет вновь собран. Офицеры полка остались еще при дворце, также как и Газимухаммад. В данном случае нужно отметить, что служащим Дагестанского полка было запрещено находиться в Стамбуле, чего еще не знал Газимухаммад[5].

 

Победа партии заговорщиков

Газимухаммад сообщает, что во дворце заговорщики прилагают огромные усилия, чтобы очистить себя и свалить всю вину на него и Мухаммадфазиля, который со времени отставки служащих Дагестанского полка, ожидает ссылки, приготовив весь свой багаж. Сразу по получении известия о заговоре, Абдулхамид II выразил огромную благодарность Газимухаммаду, назвав его родным для себя человеком. За день до отставки рядового состава Дагестанского полка, султан прислал Газимухаммаду 500 золотых османских лир в качестве подарка за проявленную верность, добавив, что отныне тот ежемесячно будет получать еще по 100 лир от него лично. «С этого дня, каждую свою просьбу и предложение ты должен адресовать мне лично» - приводит Газимухаммад слова султана. Однако в результате интриг заговорщиков, под подозрение попал и сам Газимухаммад, который на момент написания письма уже более месяца провел под домашним арестом во дворце Йылдыз. В ходе расследования основным организаторам переворота удалось убедить Абдулхамида II в том, что народ недоволен тем, что в его гвардии слишком большое влияние обрел Дагестанский полк, а наиболее видные представители дагестанцев – заняли важные посты в администрации и на военной службе. Поняв, что дело приобрело неблагоприятный для них характер, а заговорщики уходят из под обвинения, Мухаммадфазиль и Сапар-бег написали прошения о переводе их в действующую армию в Анатолии.

Отношения Султана и сына Шамиля

 

Дополнительные сведения сообщает младший брат Мухаммадкамиль в своем письме Мухаммадшафи от 23 декабря 1882 г. Согласно его данным, Газимухаммад отправился во дворец Йылдыз 19 ноября и на момент написания письма все еще находился там. На следующий день к нему и Мухаммад-фазилю присоединились их жены. По словам Мухаммад-камиля при роспуске Дагестанского полка Абдулхамид II якобы сказал: «Я отправляю вас в отставку не из-за вашей вины, а из-за недовольства народа». Кроме младшего состава, в отставку отправлены еще два офицера с выходным пособием в 140 лир, а остальные офицеры все еще находятся при дворе. В то же время ходили слухи о скором восстановлении Дагестанского полка, хотя сам Мухаммадкамиль сомневается в достоверности этих слухов.

По словам Мухаммад-камиля, сам султан Абдулхамид II неоднократно беседовал с Газимухаммадом и заверял его в том, что держит его под домашним арестом для видимости, дабы не возбуждать недовольства среди сторонников заговора и не забывает оказанной ему верности. Также он сообщает, что основными заговорщиками являлись Осман-бег, Фуад-паша, Нусрат-паша и другие паши. После провала мятежа, они начали уверять султана, что сам «народ хотел вашего свержения и жалуется, что Вы приблизили к себе никому не известных дагестанцев, отдалив от себя прежних чиновников и пашей». В ходе расследования во дворец были вызваны многие высокопоставленные лица, которых допрашивали и тем самым выясняли настроения элиты Османской империи. Также были сменены многие министры и паши, связанные так или иначе с силовыми структурами. Интересно, что Нусрат-паша (1824-1896) 19 июня 1883 г. назначен адъютантом султана Абдулхамида II, что говорит о победе партии бывших заговорщиков.

Повторение судьбы отца

Газимухаммад 31 марта из Джидды пишет письмо Мухаммадшафи, в котором извещает, что 10 марта 1883 г. на корабле из Стамбула он и его семья (всего 19 человек) отправились в ссылку и 22 марта прибыли в Джидду, а уже 1 апреля собираются в Медину. Также он сообщает, что Мухаммадшафи пока еще оставлен в статусе адъютанта султана Абдулхамида II и на 7 месяцев отправлен в Халеб. Вместе с этим Газимухаммад пишет, что его цель состоит не в возвращении в Стамбул, а в том, чтобы, несмотря на жару и прочие бытовые неудобства, остаться в священном городе Медина, молиться в мечети Маджидул-Харам и быть похороненным на кладбище Баки.

Резюмируя нашу статью, отметим, что высокопоставленные лица, планировавшие свержение Абдулхамида II, смогли победить в аппаратной борьбе и убедить султана в своей невиновности. Более того, им удалось добиться хотя и почетной, но ссылки для двух лиц, помешавших их планам. Это Газимухаммад и Мухаммадфазиль, показавшие свою верность данной присяге и ценой своей карьеры предотвратившие возможное смещение с трона и гибель султана Абдулхамида II. Но нельзя сказать, что эта эпопея, связанная с планировавшимся переворотом, окончилась для людей его предотвративших самым печальным образом. Газимухаммад смог провести остаток своей жизни в священном городе Медина и получил возможность быть похороненным рядом с пророком Мухамадом и своим отцом – Шамилем, а Мухаммадфазиль и в ссылке смог добиться признания своих заслуг, став в 1909 г. губернатором Мосула (северный Ирак).

 

 

 

 

[1] Муртазалиев А.М. Творчество Мурадбея Мизанджи (Х.-М. Амирова) в контексте литературы дагестанской диаспоры Турции (вторая половина XIX – начало ХХ вв.). Махачкала, 2004. С. 302.

[2] Mizanci Murad. Mucahede-i Milliye. Istanbul, 1994. S. 220.

[3] Лесли Бланч. Сабли рая. Махачкала, 1991. С. 132-133.

[4] Шамил имамасул лъималазул кагътал / хIадур гьабуна М. ХIамзаевас. МахIачхъала, 2017. Гь. 97-126.

[5] Mizanci Murad. Mucahede-i Milliye. Istanbul, 1994. S. 220.

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта n-delo@mail.ru
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Владимир Васильев изложил ФСБ свою позицию по конфликту с границей и истории имама Шамиля

Сотрудник ФСБ попросил у Главы Республики Дагестан Владимира Васильева оценить ...

21.08.2019 10:35

Рамзан Кадыров : был бы доволен имам Шамиль вашими действиями?

Рамзан Кадыров в видеообращении предназначенном подписчикам Instagram обратился с разъяснениями ...

08.08.2019 17:48

Рамзан Кадыров на видео утверждает, что его высказывания не так поняли

"просто не правильно прочитали"

08.08.2019 14:35