Конфликт в Заливе

24.05.2019 16:26

Сейчас трудно прогнозировать все возможные последствия полномасштабного военного конфликта между коалицией и Ираном. Однако следует четко понимать, что «маленькой победоносной войны» у Запада и их арабских союзников точно не получится. Иран — это страна с 25-вековой историей государственности, многонациональным, но более консолидированным, чем, например, в Ираке и Сирии, обществом, устоявшейся традицией взращивания элит, в том числе квалифицированных и эффективных (по крайней мере, по восточным меркам) научных кадров, бюрократов и офицерства. А самое главное, этот политический субъект уже давно (в отличие от России) выбрал стратегию развития и следует ей уже на протяжении 40 лет. А такого соперника — умного, сильного и опытного, во все времена было нелегко одолеть. И именно поэтому война может стать затяжной и полномасштабной. А такое развитие ситуации не может не сказаться на нашей стране.

Что есть Иран сегодня?

Речь идет не просто о региональной державе, но о ведущем игроке на Среднем Востоке, с ВВП в 852 млрд долларов, 80-миллионным населением и регулярной армией численностью в 945 тысяч человек, а также несколькими миллионами резервистов. При этом в вооруженных силах Исламской Республики уже давно активно проводится программа импортозамещения, и доля техники и оружия местного производства уже сейчас достигает 65–70%, что позволяет персам относительно безболезненно пережить эмбарго на поставки оружия из-за рубежа и ограничить своей военный бюджет скромными 6,3 млрд долл.. 

В эффективности же бойцов Корпуса Стражей Исламской революции (элитное иранское военно-политическое формирование) позволили убедиться, в том числе, и боевые действия в Сирии и Ираке. В обеих странах данная боевая единица показала себя как наиболее подготовленная и способная к наступательным действиям (в отличие от той же ливанской «Хезболлах», заточенной под диверсионно-партизанские операции против израильтян) с применением тяжелой техники и во взаимодействии с авиацией, в том числе российской.

    Стоит также сказать несколько слов об Исламской Республике как экономическом партнере РФ. На текущий момент доля этой страны во внешней торговле России довольно мала. По итогам 2018 года товарооборот России с Ираном составил всего 1 млрд 741 млн  долл. США (7-е место), увеличившись на 1,99%  по сравнению с 2017 годом. В то же время экспорт России в Иран в 2018 году составил 1 млрд 207 млн долл. США.
 В основном это продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье — 65,64% от всего объема экспорта России в Иран (в 2017 году – 41,89%).

Однако те проекты, которые запланированы к реализации в ближайшем будущем, позволяют говорить, что новое персидское государство может стать не только стратегическим союзником в военном и геополитическом значении, но и одним из наиболее важных экономических партнеров. Помимо прочего здесь стоит упомянуть завершенное строительство атомной электростанции в г. Бушере, и конечно же новый гиперпроект, способный   кардинально изменить логистику в глобальных масштабах. Дело в том, что Россия, Иран и Индия намерены создать альтернативу Суэцкому каналу. Новый транспортный коридор протянется на 7200 км и соединит Индийский океан с РФ и Европой. В 2014–2017 годах уже проводились тестовые запуски по этому маршруту. Товары будут отправляться по морю из Индии в иранский порт Бендер-Аббас, затем на поездах будут доставляться до крупнейшего порта Ирана на Каспии Бендер-Энзели, далее направятся по морю в Астрахань и по железной дороге будут поставляться в Европу.

Отмечается, что коридор станет более дешевой и короткой альтернативой Суэцкому каналу: время и стоимость грузоперевозок уменьшатся на 30–40%. Так, средние сроки поставки груза в Москву из Мумбаи должны сократиться примерно на 20 дней.

В общем строятся обширные общие планы на будущее, ввиду чего воинственная риторика Трампа с особенным раздражением воспринимается в Кремле. Потеря столь важного партнера на Юге никак не входила в планы Москвы. Однако в данной ситуации, к сожалению, дело идет к тому, что Россия в лучшем случае окажется сторонним наблюдателем «избиения» суверенного государства ввиду своей неготовности противостоять столь мощному блоку интервентов.

Последствия большого взрыва

Анализируя военные конфликты последних десятилетий можно представить примерный эффект, который окажет вторжение (в том случае, если оно будет полномасштабным) интервентов в Иран, на наш регион и страну в целом.

Прежде всего высока вероятность появления большого количества беженцев. Северный Иран заселен в основном многочисленными тюркоязычными этносами, которые относительно недавно по историческим меркам, так же как и в СССР в свое время, стали именоваться азербайджанцами. Многие из них покинут воюющую страну и попытаются найти убежище у своих соплеменников в Азербайджанской Республике, и наверняка не всем это, в силу разного рода причин, удастся. И Дагестан потенциально может стать для них тем же, чем стала Греция несколько лет назад для сотен тысяч   вынужденных переселенцев с Ближнего Востока — а именно большой перевалочной базой на пути в собственно Россию и Европу. Насколько адекватно среагируют на это нашествие наши пограничники, таможенники и миграционное подразделение МВД — вопрос, который уже беспокоит некоторых экспертов. К тому же часть беженцев может и остаться здесь, что также приведет к целому ряду гуманитарных проблем и всплеску насилия.

Второе — это возможная экологическая катастрофа, к которой приведет вполне вероятная бомбежка атомного объекта в Бушере. Новый «Чернобыль» может случиться не так далеко от границ нашего региона. Учитывая озабоченность израильтян по поводу разработок ядерного оружия в Иране, не приходится сомневаться, что данная цель станет едва ли не первой для них после начала операции. 

И, наконец, вероятная победа коалиции в войне полностью переформатирует геополитическую повестку Среднего Востока. Недалеко от границ российского Кавказа возникнет целый ряд новых враждебно настроенных квазигосударств с марионеточными режимами и внешней политикой, диктуемой из-за океана. Регион войдет в полосу перманентного хаоса, где все будут воевать против всех. Во многом этому будет способствовать планируемое, согласно американской концепции «Большого Ближнего Вотсока», курдское государственное образование, созданное из отторгнутых территорий Турции, Ирана, Ирака и Сирии. Излишне напоминать о том, что большая роль в этом великом разломе отводится  внутриконфессиональным различиям между суннитами и шиитами, идущими в связке с сектантами разных мастей (алевиты, йезиды, друзы и пр.). Таким образом в подбрюшье  РФ возникнет очаг постоянной нестабильности и угроз, который будет непосредственно влиять и на ситуацию в Закавказье (с неминуемым обострением карабахского конфликта) и Средней Азии.  И появление многочисленных военных баз НАТО в регионе никоим образом не устранит эти угрозы, а, скорее, усилит.  

Что же касается непосредственно нашей республики, то стоит напомнить читателям события двух-трехлетней давности, когда разногласия между ММТП и таможенниками привели к сбоям в работе порта, сокращению поставок иранского цемента и резкому подорожанию этого товара в Дагестане. А для края, где строительство является наиболее динамично развивающейся сферой экономики, такие скачки на рынке весьма чувствительны. На этом фоне возможные проблемы с только что зародившемся экспортом баранины в Иран выглядят не так страшно. Пока Дагестан не так сильно завязан на торговле с Ираном, и возможные убытки от потери торговых и транзитных прибылей не сильно по нам ударят. Гораздо опаснее риски, связанные с безопасностью и проблемами гуманитарного характера. Поэтому усиление военно-морского присутствия России на Каспии, скорее всего, примет еще больший размах. Со всеми вытекающим для Махачкалы и Каспийска последствиями.

И именно поэтому теплится надежда, что это очередное обострение вокруг Ирана не завершится горячей фазой и бряцанье оружием опять завершится переговорами. Немало способствует таким надеждам и усилившийся в последнее десятилетие конфликт внутри западных элит, которые порой исповедуют диаметрально противоположные взгляды на международную политику, а также методы и инструменты, допустимые к использованию. Но это уже тема для другого, более подробного материала.

 

 

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта n-delo@mail.ru
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Иранская мечеть в Махачкале получила свою зону охраны

объект построен в 1895 году

11.08.2021 00:26

Уволен торговый представитель Дагестана в Иране

в связи с предельным возрастом на службе

22.07.2021 08:57

Иранский сухогруз горит в Махачкалинском торговом порту

Пользователи "Интернета" стали выкладывать фото пожара на иранском сухогрузе, который ...

15.01.2020 10:12