Клановость и династии перед новыми угрозами терроризма

26.06.2024 00:00

25 июня сессия Народного собрания Дагестана началась с незапланированного выступления главы республики.

 

Сергей Меликов и раньше выступал о ситуацию в республике  на завершающей сессию весеннего цикла, но в этот раз бы особый повод – произошедший 23 июня теракт в Махачкале и Дербенте. 

В ночь на 25 июня в больнице скончался ещё один сотрудник полиции, получивший ранение при нападении террористов. Общее число жертв нападения достигло 21 человек, включая 16 сотрудников МВД. 

 

Поэтому свою речь глава региона начал с 40-минутного блока вопросов, которые возникли при очередном ЧП. Тем более, что депутаты заседании в здании, находящемся в 350 метрах от места, где террористы напали на первый патруль полиции и расстреливали приезжавших на подмогу сотрудников МВД.

 

Меликов коснулся ключевого пункта произошедшего преступления – клановости и династий.

«Оказалось что он, в лучшем случае не смог дать воспитание в правильном направлении даже своим сыновьям – заявил Сергей Меликов, давая оценку экс-главе Сергокалинского района Магомеду Омаровую, чьи дети были участниками теракта – тогда возникает вопрос, а как он управлял большим районом? И нет ли у нас таких же глав, которые на сегодняшний день заснули и превратили свою администрацию в спящую ячейку? 

Но не в террористическую спящую ячейку, а в спящую ячейку, которую сегодня абсолютно до которой невозможно добудиться для того чтобы эти руководители работали во благо района, во благо своих людей и, как складывается, во благо Дагестана в целом. 

Нет ли у нас оставшихся руководителей, в том числе и депутатов, представителей исполнительных органов власти, которые искусственно создают ту систему, за которую нас уже долгие годы критикуют, я имею ввиду клановсть? Нет у нас тех, которые не различают семейных традиций и династий от клановости? Ведь это же разные вещи.»

 

Напомним, что Сергей Меликов последовательно отстаивал позицию, которую он сформулировал в декабре 2021 года:

«В Дагестане нет кланов и не было. Это вы сами (видимо журналисты - ред.) придумали»

 

«Многие путают клановость и конфликты интересов, которые могут возникнуть из-за нее, с династиями. У меня, например, дед офицер, отец офицер, я офицер, сын офицер и внук, наверное, будет офицером. Или он должен идти работать шофером или программистом, если все остальные в семье военные? Или взять врачей, сколько у нас хороших династий, когда отец, допустим, главный врач, а сын или дочь идут к нему в клинику работать хирургами, так как он его или ее в операционной учит все правильно делать... Также и здесь, в Дагестане — проблема не в клановости, а в действиях, которые эти люди совершают

 

Сергей Меликов рассказал депутатам о кадровом решении которое коснётся всех чиновников и депутатов республики.

«Я дал поручение на изучение, ревизию личного дела всех, кто сегодня занимает руководящие должности в Дагестане, Заур Асевович (прим. ред. обращается к спикеру НС) в том числе по Народному собранию. 

Мы это будем делать несколько этапов, но то, что у нас произошло у нас в воскресенье, не вяжется ни с какими другими делами. Поэтому извините, если кто будет это считать нарушением некой депутатской этики. Я всю ответственность за это нарушение беру на себя. Но тем не менее проверить эту ситуацию я хочу.

 

Я хочу понять, если у нас на самом деле, представляет кто-то, значит, определённую династию, на сколько он эффективно работает. И если эта эффективность есть и если эта деятельность даёт результат, никому не за что опасаться. Она и будет продолжаться. По крайней мере у нас примеры таких династий есть по всюду.

 

Но если эта династийность, приводит к клановости и ничего кроме благ и определённых ресурсов она не приносит тем, кто на этих должностях находится, ну тогда, наверно, будем принимать уже принимать решения в рамках закона, и в рамках тех этических соображений, которыми не руководствовался, на сегодняшний день, глава Сергокалинского района. И мы все видим к чему это привело – к 21 погибшему сотруднику полиции и гражданских лиц».

 

Ответ на критикам Дагестана.

 

Вторым важным блоком выступления стал ответ на критику ситуации в Дагестане, высказанную за несколько недель до теракта, о том что якобы в республике процветает экстремизм, ваххабазм и т.п.  Напомним, что в конце мая сначала член СПЧ при президенте России Кирилл Кабанов написал в тг-канале предложение прекратить давать деньги на туризм в Дагестане потому что:

«Прямо на наших глазах за очень короткий срок происходит перерождение Дагестана из гостеприимного региона нашей страны с реальными традициями многонациональной дружбы, взаимоуважения и лояльности в оплот чуждого и враждебного нам радикализма, псевдорелигиозной и культурной нетерпимости.»

 

На это обвинение сразу ответил Сергей Меликов:

«Кирилл Викторович, кто вам дал право давать такие оценки дагестанцам, разжигая при этом межнациональную рознь?! Что будет следующим шагом? Предложите вспомнить лозунги «Хватит кормить Кавказ» или «Россия для русских»

 

Через неделю член СПЧ и редактор ИА Regnum Марина Ахмедова раскритиковала Хабиба Нурмагомедова за диалог с Трампом о войне в Газе, притянув связь спорта с беспорядками в аэропорту. И также отвечая на критику, Сергей Меликов обратил внимание на тенденцию:

«…Все эти жаркие дискуссии, громкие заявления, некорректные комментарии уводят нас от межнационального и межконфессионального согласия, без которого наша страна невозможна! 

Кто и зачем это делает? 

Какую цель преследует? 

Ответы на эти вопросы могут быть разными, но ясно одно – это необходимо остановить как можно скорее! Сегодня!»

 

На следующий день, после террористического акта в Махачкале и в Дербенте бывший руководитель Роскосмоса, а ныне сенатор от Запорожской области Дмитрий Рогозин  раскритиковал депутата от Дагестан в Госдуме Абдулхакима Гаджиева за ссылки на спецслужбы Украины и НАТО: 

«я считаю, что если мы каждый теракт, замешанный на национальной и религиозной нетерпимости, ненависти и русофобии, будем списывать на происки Украины и НАТО, то этот розовый туман приведёт нас к большим проблемам. 

В чужом глазу соринку видим, в своем – бревна не разглядим. А пора бы.» – написал Дмитрий Рогозин в тг-канале.

 

В итоге руководство Дагестана попало в ситуацию о которой каким-то образом предупреждали критики республики с националистической позиции.

 

Ответ критикам Сергей Меликов начал, как в дзю-до – с признания проблемы, но затем перевернул и вывернул доводы оппонентов. 

«Уважаемые депутаты, данный террористический акт это для нас сигнал, что мы не дорабатываем, не дорабатываем в вопросах профилактики терроризма и экстремизма.

Есть разные вещи, я уже говорил об этом. Есть когда на нас огульно вешают ярлык того что мы становимся радикальной исламской республикой. Я с этим не согласен и не соглашусь никогда!

Об этом говорят те, кто прежде всего не понимает суть радикального ислама, об этом говорят те, кто вообще, иногда, не может слово «радикальный» расшифровать или перевести. Об этом говорят те, то к радикальному исламу причисляют успехи наших спортсменов. Сначала ММА, а теперь и вольная борьба туда пошла. Те, кто считает, что высшее проявление радикализма – это ношение никаба. Я тоже, лично я тоже против ношения никаба. В том числе, как и человек который неоднократно выполнял задачи по противодействию терроризму . Потому что это прежде всего, это одежда не свойственная для кавказских народов, в том числе даёт возможность за этими платками скрываться мужчинам, а женщинам, за этими балахонами проносить запрещённые предметы. 

С точки зрения безопасности,  я тоже против этого. Но не это основная причина радикального ислама. Не из-за никабов и не из-за спортсменов родились такие движения как Алькаида или ИГИЛ (прим ред.: террористические организации запрещённые на территории РФ)

И сопоставлять сегодня нашу светскую республику, многонациональную и многоконфессиональную я считаю не только вредно, но и в какой степени преступно. 

Потому что преступая …эти понятия мы на сегодняшний день вводим или начинаем инициировать некие процессы, которые нам сегодня не нужны, которые на фоне призыва верховного главнокомандующего к объединению, расходятся с тем, что мы делаем. Это то что касается радикального ислама.

Но то, что у нас профилактика противодействия экстремизму и терроризму новых подходов это однозначно».

 

Здесь надо отметить ещё одно интересное совпадение. За 4 дня до теракта, 19 июня в Махачкале прошло аппаратное совещание Национального антитеррористического комитета под председательством заместителя председателя НАК Игоря Сироткина. На совещании собрали всех глав администраций городов и районов Дагестана. На сайте НАК сообщалось:

«После детального обсуждения вопросов выработаны необходимые совместные меры по задействованию всех имеющихся возможностей субъекта для профилактики возможных рисков». 

 

О новых угрозах.

 

Отдельно генерал-полковник Росгвардии дал оценку новым видам угроз, которые не похожи на прежние, когда у НВФ в лесу были целые базы и схроны.

 

С. Меликов:

«Сегодня есть нечто другое, сегодня есть то, чего мы не видим. Сегодня терроризм латентный и мы не всегда знаем, как он может себя проявить. и последний акт, он доказал это.

Он на столько скрытый, что если раньше на подобные террористические действия нанимались люди, не имеющие, по сути дела, ничего, и для которых, по этой идеологии, попасть в рай был единственный способ подорвать себя в Московском метро, то сегодня все по-другому.

Посмотрите состав участников этой группы: все обеспеченные люди; все имеющие за спиной определённые ресурсы; все перед собой имеющие перспективы. У одного строительная компания, у другого хорошая перспектива в спорте, у третьего перспективы в том числе на различного рода должностях. Их разве можно, Малик (прим ред. депутат Баглиев)  сравнивать с теми, с кем мы сталкивались здесь 15 лет назад? Значит и подходы у террористов другие.»

 

Глава региона вывел понятие для описания новой форму терроризма:

«У нас за обе компании, первой, 90-х годов и второй контртеррористической операции – за все это время было только три нападения на культовые храмы: одно в Грозном, одно в Кизляре и одно сейчас. Но в Грозном и Кизляре я отношу к разряду вообще вышедшему из контрольных рамок. В том числе с психикой не было все в порядке у людей, которые обстреляли Кизлярский храм. но здесь же осознанное нападение. Значит и формы изменились и нападения не только на синагогу и на православный храм , а сразу на те культовые сооружения, которые отделяют ислам от других конфессий. Значит мы говорим, о чем-то новом, о какой-то новой форме. Я бы назвал ее сегодня «радикальный исламский сепаратизм» – когда мы хотим вообще выделиться в отдельное звено…

Мы не можем дать понимание этому всему, потому что пока это теоретически не объяснимо, но это происходит и происходит здесь, у нас, в Дагестане. 

Не раз в истории было, когда Дагестан сталкивался первым с вызовами, которые потом абстрагировались на территорию других регионов не только России, но и мира. Наверно у нас такая судьба, что на нас и эту историю пытаются испытать и мы опять являемся тем передовым рубежом, который либо пропустит эту угрозу дальше в страну, либо остановит сам, в том числе ценой наших с вами братьев.»

 

О тенденции.

 

Сергей Меликов обратил внимание на динамику, по которой идёт ухудшение. 

«Сначала были протестные акции против мобилизации. потом экстремистские проявления в виде массовых беспорядков в аэропорту. Это экстремизм. Не получилось. И теперь в июне высшее проявление экстремизма – терроризм, связанный уже с убийством мирных граждан.

Законы диалектики никто не отменял. От простого к сложному, от низшего к высшему. В том числе и деструктивное противоправное действие развивается по этим законам. И на определённом пути мы должны с вами остановить эту линейку, ползущую вверх. Потому что следующим этапом будут открытые боевые действия.»

 

О новых символах.

 

Глава региона предложил новый символ для идеологического противодействия критикам Дагестана – детей.

«Вы, наверно, видели в сетях картину, когда два меленьких мальчика , я не знаю сколько им 8, 7 или 9 , коробки воды больше их, в момент активной фазы и стрельбы разносили сотрудникам спецназа фсб и полицейским, находящимся в оцеплении, воду.  

Вот об этом надо говорить тем, кто пытается обвинить нас в радикализме. Вот эти кадры надо показывать тем, кто пытается несуществующие ярлыки навещать на Дагестан и дагестанское общество»

 

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта [email protected]
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также