«Чего дагестанцам не хватает, что они не поделили, никак не пойму»

20.04.2013 00:00

идущие одна за другой спецоперации; блокирование силовиками селения Гимры и туннеля «Гимры — Чирката» — вот только краткий перечень того, что дает богатую пищу для размышлений не только для обывателей, но и для политиков, чиновников и экспертов. Сегодня свои мысли на злобу дня на суд читателей «НД» выносит мэр Махачкалы Саид АМИРОВ.

Выборы президента Дагестана, кадры
— Начнем, наверное, с большой политики. Нынешней зимой Москва кулуарно приняла решение, что пришла пора для смены первого лица Дагестана, после чего место Магомедсалама Магомедова занял Абдулатипов. Вас ничто не удивило в процессе?
— Мое удивление, возмущение, прочие реакции не играют никакой роли. Подобные решения принимались и принимаются в Москве, сложившийся характер ротации самой высокой дагестанской власти нужно воспринимать совершенно спокойно. Мы должны продуктивно работать с теми люди, кому доверил президент России, потому что он, действуя в законных рамках своих полномочий, в частности, направил в Дагестан Абдулатипова, который и заменил Магомедова. С Абдулатиповым и нужно всем работать на пользу и процветание страны и республики. Вот это и есть мой подход, моя реакция на смену первых лиц республики.
— Осенью 2013 года пройдут выборы президента Дагестана. Одни предлагали довериться избирателям, другие утверждали, что главу республики должен выбирать исключительно парламент. Наши законодатели уже определились, они сочли, что процесс можно доверить только им. Вам какая форма выборов ближе?
— Я всегда был и остаюсь сторонником всенародных выборов. Это идеальный вариант, хотя сегодня и существует мнение, что президента Дагестана должны избирать наши законодатели. Это более экономно, наших депутатов избрал народ, значит, они в определенной мере выражают мнение простых избирателей. Но в моем понимании, именно участие электората в выборах придает большую легитимность кому бы то ни было. Всеобщие выборы — это большая ответственность главы перед народом и народа перед главой.
— Вы бы сами согласились участвовать в президентской гонке?
— Если руководство «Единой России» сочтет, что моя кандидатура устраивает его, если президент России окажет мне высокое доверие, почему бы и нет…
— Абдулатипов буквально в первые дни своей работы на посту главы Дагестана заявил, что высокопоставленные руководители, отработавшие на одном месте более 10—15 лет должны пересесть в другое служебное кресло или уйти в отставку. Ваше отношение к такой форме кадровой ротации?
— Лично у меня другой подход. Абдулатипов предпочитает действовать другими методами. Может быть, он и прав. Абдулатипов формирует свою команду, мы должны его поддерживать, чтобы не было никаких разногласий между ними и властью, между ними и обществом.
— Вы — аксакал дагестанской политики, работали со всеми постперестроечными руководителями Дагестана. С кем вам было комфортнее?
— Комфортно мне ни с кем не было. У меня просто другие подходы к своей работе и населению, другие принципы работы. Если же проводить прямые параллели, более-менее хорошо работалось при главе Госсовета Дагестана Магомедали Магомедове. Он держал свое слово на 90%, при нем чувствовался ответственный подход ко всему. Другие руководители особо проявить себя на посту просто не успели, они мало проработали и сделали что могли.

Аварцы, даргинцы и команда мэра
— Мне представляется, что подход Москвы к назначению-выборам главы Дагестана не совсем корректным, когда пост попеременно достается лишь аварцам и даргинцам. Может быть, есть резон дать «порулить» республикой другим этносам?
— Я с вами полностью согласен, нужно дать возможность показать себя и представителям прочих дагестанских этносов, ничего тут крамольного нет. Хотя в целом для Дагестана главное, чтобы его руководитель был честным профессионалом и патриотом республики, знающим, что тут происходит, прожившим тут большую часть своей жизни, формировавшимся тут как политик и управленец.
— Вам легче было работать с руководителями-аварцами или даргинцами?
— Этнический фактор тут не играл никакой роли. Лишь с первым президентом Дагестана Муху Алиевым у меня сразу не сложились отношения, он с первого дня работы захотел снять меня с должности. Но в своей работе, повторюсь еще раз, я всегда руководствовался и руководствуюсь рядом принципов, главный из них — не выходить за рамки своих служебных полномочий, у меня и в городе дел невпроворот. Конечно, я могу дать определенные советы, поделиться своим опытом. По инициативе Абдулатипова я написал письмо и ему, поделился с ним своим видением того, что происходит в Дагестане. Будет он пользоваться моими советами — его счастье, не будет — тоже его счастье (смеется). У меня огромный опыт практической работы. Может быть, кто-то лучше меня разговаривает, обладает другими чертами характера публичного политика, которых нет у меня, но я лучше всех знаю, чего хочет Дагестан, его народ, чего хотят махачкалинцы, кто из чиновников на что способен. Я тоже, например, мог бы сидеть сложа руки, требуя, чтобы рязанский Иван кормил махачкалинского Магомеда. Но моя команда выбрала другой путь. Сегодня столица Дагестана — донор и для республиканского, и для федерального бюджета.
— Вы своей командой довольны?
— Конечно, доволен. Если кто-то не справляется с работой, я его сразу увольняю. Я им ничем не обязан, ни у кого никогда за трудоустройство не взял ни одной копейки. Мои подчиненные понимают мой стиль работы, ни разу ни один из них не судился со мной из-за своего увольнения. Я только с некоторыми журналистами судился. И всегда выигрывал, потому что журналисты подавали недостоверную информацию. Интересный это народ — журналисты. Некоторые из них только тем и заняты, что критикуют мэра Махачкалы. Ничего хорошего из того, что мы делаем, не хотят видеть, зато из каждого промаха поднимают вселенский шум. Журналиста одной из газет в свое время я к себе пригласил, сидели, долго разговаривали. Нет, я ему не говорил, что писать, а что нет, просто разговаривали, пытались найти общий язык. Ушел он, вроде бы что-то понял; но ситуация нисколько не меняется, потом газета стала публиковать уже заказные статьи. Я его снова пригласил к себе, сказал: «Давай, договоримся так: ты ищешь проблемы города, находишь объект для критики, сразу связываешься со мной. Если я в течение определенного срока не решу проблему, вы поднимаете шум на страницах: дескать, мы обратились к Амирову, главе района города, в ЖКХ, но никто не прореагировал». Опять вроде бы общий язык нашли, журналист со мной согласился, но скоро все вернулось на круги своя. Тогда я к себе юристов пригласил, они мне и сказали: «Саид Джапарович, судитесь, не оставляйте без реагирования». С той поры четыре раза мы судились и четыре раза выиграли. Журналистам пришлось извиниться перед нами. Поэтому у меня и создается впечатление, что отдельным журналистам нужен не порядок в городе и Дагестане, а беспочвенная и ангажированная критика.
— Начальник ОВД Махачкалы Раип Ашиков объявлен в розыск, его обвиняют причастности к ряду резонансных преступлений. Как вы можете прокомментировать ситуацию?
— Я знаю ровно столько, сколько и вы. Может быть, у вас даже есть больше информации, потому что вы — журналисты. Из СМИ я проинформирован, что идет процесс, соответствующие службы, наверное, знают, что они делают. А так, за Ашиковым я лично ничего такого не заметил, вел он себя вполне нормально, его к нам перевели из системы МВД…

Кому нравится правда в лицо?
— У вас не бывает такого желания: бросить все и уйти на заслуженный отдых?
— Я — обычный человек, соответственно, такие мысли и приходят в голову, особенно когда сталкиваешься с неблагодарными людьми. Но такой подход сродни сожжению своей шубы из-за злобы на насекомых, которые появились в ней. Приходится работать и дальше, ведь ты отвечаешь не только за себя или за семью, а за огромный город, к которому ты привык и который к тебе привык.
— В последнее время в Махачкале участились слухи о вашей скорой отставке. Кто или что стоит за процессом?
— Есть отдельные группировки, которым не нравится мой подход к работе. А кому сегодня нравится самостоятельный и честный человек, который может не только хорошо работать, но и говорит правду в лицо, невзирая на занимаемую должность? Никому! Теперь нужен только человек, который будет всегда льстить, петь дифирамбы: «Как вы мудры и дальновидны, как хорошо работаете, любой ваш приказ я выполню без раздумий». А насчет отставки могу просто сказать: «Отставки нет».
— В московском аэропорту «Внуково» недавно задержали огромные тюки с деньгами. В числе их хозяев упоминался и Махачкалинский муниципальный банк. К мэрии эта структура имеет какое-то отношение?
— Никакого отношения этот банк к нам не имеет. Мэрия не является учредителем этой структуры, там нет наших счетов, никакие операции через банк мы также не проводили. Давно еще, когда банк получал лицензию, его назвали муниципальным. Я руководство банка неоднократно просил, чтобы поменяли название. Они что-то медлят. Сейчас мы туда позвоним, узнаем, как идет процесс…
— Ваш сын Магомед Амиров, выступая в одной из передач телеканала «НТВ», заявил, что политическая и прочая жизнь в современном Дагестане усложнилась, раньше все было понятно: это — враг, а это — друг, теперь такой границы уже нет. Вы согласны с сыном?
— Магомед не так говорил. Он отметил, что в период каких-то экстраординарных событий, будь то война или противостояние с твоими кровниками, ситуация более-менее понятная. А в современном Дагестане, когда ничего экстраординарного вроде бы не происходит, любого человека могут взорвать или убить. Сегодня война не идет, но дагестанцы все равно воюют друг с другом. Чего нам не хватает, что мы делим, никак не пойму. Хотим, наверное, чтобы тут второй Египет случился. Там тоже обстановка напряженная, там тоже люди друг друга убивают.
— В вашей жизни есть поступок, о котором вы сейчас могли бы сказать, что были неправы?
— С возрастом взгляд на жизнь, в том числе и на прошлую, естественно, меняется. Возраст — это ум, бесценный опыт. Мне сегодня кажется, что на многие вещи можно было прореагировать менее остро и болезненно, но жизнь есть жизнь, к сожалению, в ней мало места для сослагательного наклонения.
— Человеку трудно в этой жизни без наличия надежной опоры. Где она, ваша опора: в семье, в кругу друзей, в работе?
— Первая и самая надежная моя опора — семья. Дальше уже идут сослуживцы, друзья и так далее.

Налоги и деньги в конвертах
— Абдулатипов почти во всех своих выступлениях акцентирует внимание власти и общества на положении дел в системе здравоохранения и образования. Чем Махачкала может похвастаться в этой сфере?
— Действительно, новый глава республики уделяет особое внимание здравоохранению и образованию. Абдулатипов акцентирует внимание и на прочих проблемах. Это правильно, потому что должны быть четкие ориентиры для работы всех. Ну а наши проблемы в системе образования и медицины обусловлены тем, что население Махачкалы за последние 15—20 лет выросло вдвое. Подобного не было ни в одном из российских городов, а инфраструктура Махачкалы, в том числе и социальная, была рассчитана на 350 тысяч человек. Но здесь уже проживает более 700 тысяч человек. Приложив огромные усилия, администрации города удалось обеспечить всех теплом, водой, газом и электричеством. Не столь остро уже стоит проблема с муниципальными поликлиниками и больницами. Они отремонтированы, такого ремонта вы не увидите даже в Москве. Та же самая картина наблюдается и в муниципальных родильных домах. В Махачкале созданы прекрасные условия для бесплатного и качественного обследования и лечения всех пациентов. Несколько хуже обстоят дела с образованием, обеспеченностью детскими садиками. Городу сейчас нужны 19 школ, каждая на тысячу посадочных мест, и 63 детских сада на 350 детей каждый, — тогда проблема будет решена. Тогда каждый директор школы или детского садика будет бегать за вами, прося, чтобы вы обустроили свое чадо в его учреждение. А сегодня вы бегаете за ними, конверты с деньгами суете, чтобы ваш ребенок устроился на полу или на койке. Такого не должно быть, государство должно обеспечивать каждому ребенку комфортные условия для развития и обучения. Мы свои предложения по исправлению ситуации внесли в региональные и федеральные программы, их приняли, но пока нет должного финансирования…
— А проблема с этими самыми конвертами как-нибудь решается?
— Ими занимаются соответствующие службы. Все будет искоренено, когда государство обеспечит всех местами в тех же садиках или в школах. Но Махачкала действительно не может сегодня полностью решить эту проблему именно из-за нехватки финансовых ресурсов. У нас есть возможности за два-три года возвести школу, садик, но вы сами понимаете, что это мизер от потребного. Если бы городу дали побольше самостоятельности в распределении собственной налоговой базы, нам было бы намного легче. Дело в том, что деньги Махачкалы распределяются между тремя бюджетами: например, мы в 2012 году заработали 19 млрд рублей, из них в федеральный бюджет ушло 9,3 млрд, 7,1 млрд — республике, в наше распоряжение поступило лишь 2,7 млрд рублей. Из этих денег часть уходит на зарплату. На прочие цели мы расходуем, что остается. Если город не укладывается в наш лимит, приходится обращаться уже в Москву, тогда нам наши же деньги возвращаются уже в форме субсидий, дотаций, субвенций. Причем деньги давать легко, а чтобы вернуть их, приходиться не то что молотком работать, а тяжелой кувалдой.
— 19 миллиардов рублей решат проблемы Махачкалы?
— Эти деньги не то что решат проблемы города, мы его золотым сделаем! Но денег нет, поэтому выкручиваемся, как можем. Мэрия сегодня только на благоустройство города ежегодно тратит 500 млн рублей. Подключили к процессу и частный сектор, сейчас каждый хозяин добровольно-принудительно наводит порядок на своем участке. Работаем каждый день: вывозим мусор и гаражи, асфальтируем улицы, занимаемся их озеленением, — каждый день общественность города и мэрия что-то делает.

«Я ничего против горожан не делаю»
— Обустройство города, конечно, хорошая вещь, но в Махачкале сегодня нередки огромные автомобильные пробки. Мне представляется, что отчасти уличный коллапс усугубляют шлагбаумы, запрещающие проезд знаки в местах проживания чиновников, а проживают они обычно в центре города, в самых оживленных районах. Дают какому-нибудь Дагестану большое служебное кресло, он сразу перекрывает улицу, вывешивает знак. Через некоторое время его лишают официального статуса, но шлагбаумы и запретные знаки остаются. Боюсь, что скоро как минимум центр Махачкалы превратится в запретную для проезда зону со всеми вытекающими отсюда последствиями. Как решить эту проблему?
— Не мне рассказывать вам о криминальной обстановке в Дагестане, поэтому и появляются эти самые шлагбаумы, огромные заборы, прочие средства защиты. Иногда приходится на все закрывать глаза. Ведь если я завтра уберу эти самые шлагбаумы, а на чиновника или начальника полиции, — не дай Аллах, конечно, — совершат покушение, обязательно стрелки полетят в сторону мэрии. Приходится пока не реагировать. Когда ситуация нормализуется, тогда очередь дойдет и до шлагбаумов, тогда сами чиновники уберут препятствия…
— Снять напряженность на дорогах могли бы и переходы для пешеходов. Что делается в этом направлении?
— В наших планах возведение восьми таких переходов. Один уже возведен в районе Новой автостанции…
— Но по нему никто не ходит…
— У нас народ такой. Не весь, конечно. Возведен прекрасный переход, по всему городу поставили урны, сажаем цветы, деревья. Казалось бы, только радоваться надо, но нет: все ломают, вместе с корнями выдергивают саженцы деревьев. Хотя бы посадили их у себя в саду, — нет, просто ломают и выкидывают. Но ведь город за них заплатил, некоторые сорта деревьев привезены из других регионов и даже стран. Установили скамейки и оцинкованные урны — опять все сломали. Пешеход предпочитает идти прямо по проезжей части, растаптывая наши труды, создавая аварийную ситуацию. Не знаю, как разговаривать с такими людьми, как их воспитывать.
— Может быть, создать своеобразный загон из решеток, который и будет вести прямо к переходу?
— Ну, так тоже нельзя, ведь мы люди, в конце концов. Мэрия сегодня хочет убрать решетки с тех мест, где они были раньше, хотим придать городу эстетически более привлекательный вид, создать удобства для рядовых граждан. Я приказал убрать решетки, которые раньше располагались у входа в мэрию, пусть к нам заходят свободно…

Парк и дачная амнистия
— Достопримечательностью Махачкалы является Парк имени Ленинского комсомола. Сегодня в нем рубят деревья. Горожане не знают, что происходит, циркулирует огромное количество самых разнообразных слухов. Вы не проясните ситуацию?
— Там был старый летний кинотеатр. Ему больше 50 лет. Никого его судьба не волновала, все молчали. Как только начали проводить определенные работы, все заволновались, пишут на мой электронный адрес, целая шумиха поднята интернет-ресурсами. Дело в том, что мэрия приняла решение снести это ветхое здание, а на его месте возвести современную, со всеми удобствами игровую площадку для детей, чтобы родители могли оставить своих детей на определенное время под наблюдением специалистов. У деревьев есть свой срок жизни, корни у них гниют, чтобы не случилось несчастья, надо их своевременно срубить. Эти работы и проводят работники парка. Но есть определенные люди, их все не устраивает, им лишь бы пошуметь. Устал я все всем объяснять. Детский садик №25 мы снесли, на его месте скоро возведем тот же садик, но более современный, — опять кто-то возмущается: мол, мы строим какой-то коммерческий объект. Ну дайте спокойно работать. Помните, на проспекте Гамзатова (Ленина) мы в свое время вырубили все деревья? Такой шум подняли, а что в итоге? Вырос новый сад, более красивый, тем более что посаженные деревья в период цветения уже не выбрасывают пух. Когда в городе воду давали по часам, все молчали. Сегодня каждый горожанин обеспечен 380 литрами воды — такого нигде нет в России. Теперь недовольны расценками на воду, но ведь горожане не умеют ее экономить. Например, сутками капает из кранов, никто на это не реагирует, но если человек поставит счетчик, тогда он научится бережливости. Я ничего против горожан не делал и не делаю, все делается ради их блага, каждая копейка тратится на улучшение их образа жизни…
— Много кривотолков вокруг так называемой дачной амнистии. Что тут происходит?
— Есть дачи, есть сады, но также существуют государственные нормативы, где четко сказано, что между домами должно быть свободное пространство не меньше 12 метров для дорог и инфраструктуры. Это не моя прихоть, а требование закона. Зная характер наших людей, мы просим: дайте нам хоть десять метров, — никто нас не слышит, будто с глухими разговариваем. Клочок земли не уступают, более того, начинают прямо на и без того узкой дороге возводить различные строения. Дачная амнистия создана для нормальных людей. Когда каждый из владельцев дач будет соблюдать закон, когда каждый из них пойдет даже не нам навстречу, а себе, ведь дорога и инфраструктура возводится для них, тогда и заработает амнистия в Махачкале в полном объеме…

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта [email protected]
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

В. Путин утвердил Концепцию гуманитарной политики Российской Федерации за рубежом

неотъемлемая часть внешней политики

06.09.2022 11:38

Музей власти Дагестана с историей Конституции

С мыслями об ответственности перед будущим республики

05.08.2022 00:48

На постпредство Дагестана в Москве потрачено более 64 млн рублей

"кто все эти люди?"

14.07.2022 12:47