Чем нынешние выборы градоначальника Махачкалы отличаются от предыдущих

19.01.2019 10:00
Депутатам городского Собрания будет из кого выбирать

С просьбой прокомментировать предстоящие выборы главы Махачкалы мы обратились к нескольким экспертам. Вопросы респондентам были поставлены в следующем порядке.

1. Чем, по вашему мнению, отличается нынешний процесс избрания мэра Махачкалы от всех предыдущих?

2. Чем можно объяснить столь большое количество лиц, подавших заявление на участие в конкурсе по отбору кандидатов на пост главы города?

3. Как бы вы могли прокомментировать высказывания главы РД Владимира Васильева о том, что он определился с кандидатом, которого хотел бы видеть во главе Махачкалы? При этом была сделана оговорка, что в том случае, если в поле зрения появится более подготовленный претендент на пост, его или ее кандидатура будет тщательно рассмотрена.

4. Возможен ли сценарий, при котором депутаты городского парламента проголосуют не так, как хотелось бы политическому руководству республики?

5. С чем, на ваш взгляд, связано отсутствие так называемых политических «тяжеловесов» среди лиц, подавших заявление на участие в конкурсе?

Максим Шевченко — известный журналист, телеведущий, общественный деятель, депутат, руководитель фракции КПРФ в Законодательном Собрании Владимирской области.

1. Отличие нынешней ситуации с избранием мэра столицы республики в том, что сейчас нет какой-то одной мощной фигуры — фаворита предвыборной гонки. Наибольшие шансы у кандидата, которого поддерживает глава республики. И поддержка будет оказана не по принципу личной лояльности или вследствие коррупционных связей. Полагаю, что руководство Дагестана действительно хочет видеть во главе города грамотного и эффективного сити-менеджера.

2. По правящим кланам Дагестана нанесен мощный удар. И одним из результатов этого удара стала сама возможность появления такой конкурентной среды, в которой любой считающий себя достойным такого ответственного поста может подать заявление для участия в конкурсе. И теперь предстоит нелегкая задача отбора кандидата наиболее подготовленного и имеющего программу, адекватную вызовам современной Махачкалы.

3. То, что Васильев озвучил имя наиболее достойного, по его мнению, кандидата, само по себе нормально. С другой стороны, он дал понять, что готов рассмотреть и других конкурсантов. В этом подходе выражена его демократичность и честность, готовность к диалогу и искренняя заинтересованность в выборе лучшего из имеющихся альтернатив.

4. Я не очень хорошо представляю себе, что есть нынешний состав махачкалинского парламента, но думаю, что при отсутствии давления они проголосуют за наиболее сильного кандидата. Дагестанцы настолько устали от беспредела последних лет, что найдутся и среди депутатов люди, которые способны принять решение в интересах горожан и всех дагестанцев.

5. Совсем недавно мы с вами стали свидетелями того, как так называемые «тяжеловесы» в наручниках и с надвинутыми на глаза головными уборами дают показания следователям. Это уже пройденный этап, и весь негатив из недавнего прошлого связан именно с такими персоналиями. Сомневаюсь, что к ним сохранилось хоть какое-то доверие, и вряд ли большинство населения связывает свои надежды на будущее с ними. Я очень надеюсь, что политиков старого формата заменят новые. Квалифицированные специалисты и просто порядочные люди, подлинные слуги народа.

В ситуации, когда дагестанское общество будет освобождено от коррупционных оков, оно продемонстрирует свою способность к благородству, единению, динамичному развитию. У вас есть все, чтобы добиться высоких результатов.

Председатель дагестанского независимого профсоюза предпринимателей и водителей Исалмагомед Набиев известен как человек, посвятивший себя отстаиванию горожанами своих прав и свобод, в частности права на предпринимательскую деятельность. Пожалуй, это один из самых последовательных гражданских активистов, который, являясь руководителем довольно крупной и сплоченной общественной организации, нередко входил в клинч с администрацией города Махачкалы по тем или иным вопросам, в частности, связанным с транспортной политикой.

1. На мой взгляд, то, что происходит сейчас, немногим отличается от того, что было ранее. И раньше, когда были выборы, выигрывал тот, у которого больше финансовых ресурсов или влияния. А сегодня выиграет тот, кого предложит глава республики. Единственная разница — в том, что получившие мандат от «народа» главы были более самостоятельны и более независимы от вышестоящих структур, а о подконтрольности избирателям и говорить нечего. Мы на практике знаем, насколько «подотчетны» обществу они были и что вытворяли в своих удельных княжествах. Если говорить конкретно о Махачкале, то все сегодняшние проблемы и беды города от «всенародно» избиравшихся тогда руководителей. Конкретные имена не стану озвучивать. Если та система не давала бы таких системных сбоев и на практике оправдала себя, то не было бы необходимости в обход действующей конституции внедрять иные способы избрания глав. По большому счету разговор идет только об одном — о подконтрольности глав муниципалитетов, о наличии рычага влияния на них хотя бы у вышестоящих структур. Общество еще не созрело для того, чтобы власть стала ему по-настоящему подконтрольной. Это наш менталитет. В итоге мы перешли от формулы избрания к формуле назначения.

2. Кандидаты получили редкую возможность обозначить себя. Все твердо знают, кто будет мэром. Прекрасно знают свои шансы. Но тем не менее выдвигают свои кандидатуры.

3. Глава республики делает единственно верный, по его мнению, в данной ситуации ход. Кандидат — этнический дагестанец. Это важно на фоне всех предыдущих назначений на должности республиканских и федеральных уровней. Кандидат имеет управленческий опыт и иной, не дагестанский (этно-клановый), стиль менеджмента. Если получится, будет хорошо. Но есть большие опасения. Здесь нужен не только опыт цивилизованной формы управления, но и недюжинная энергия, твердость, сила воли и множество других качеств, которые должны способствовать ломке прежнего стиля управления. Сотни работников и десятки структур, которых нужно приучить работать по-иному.

4. Депутаты махачкалинского собрания проголосуют как надо. Если там есть представители КПРФ или справедливороссы, то, возможно, для приличия, несколько человек и проголосуют против или воздержатся. Да и нет среди обозначенных на данный момент конкурсантов таких харизматических фигур, за которых готовы, подставляя себя, «высвечиваться» народные избранники. Надо учитывать уровень идейности и способы попадания в парламентские структуры наших избранников.

5. Тяжеловесам нет резона выдвигать свою кандидатуру на этот пост. Зачем «успешным» политикам так рисковать и лезть в город? Кроме того, из Махачкалы уже выжаты все соки, уплотняться уже некуда, ресурсы полностью высосаны, а горбатиться, видимо, никто уже не хочет.

Мнение адвоката и правозащитника Расула Кадиева.

1. Избрание депутатами через конкурсную комиссию — это не выборы. Так же, как и прошедшие до этого в 2015 году, когда избрали Мусу Мусаева. Правда, до этого и проходившие прямые выборы мэра Саида Амирова вызывали очень много вопросов.

2. С учетом того, что до этого в районных центрах с небольшим количеством населения подавали в среднем по 10 заявок, можно предположить, что 40 заявок для Махачкалы — это минимум, мы это прогнозировали и считаем, что и власть должна была это предвидеть. Причина здесь в дагестанской системе, которая ради демонстрации активности упрощает процедуру, превращая ее в фикцию, так как понятно, что нельзя принимать решение о соответствии кандидата для пропуска ко второму этапу на следующий день после окончания подачи документов. Кроме того, в Дагестане, и в Махачкале в частности, постоянно нарушают п. 2.1 ст. 36 131-ФЗ и положения о проведении конкурса, где указано, что депутаты, принимая решение о назначении конкурса, устанавливают способ проверки знаний во втором этапе. Это все равно, что студенты или абитуриенты не будут знать способ проведения экзамена. И многие решают рискнуть, тем более что издержки от этого участия в шоу невысокие.

3. В российской империи признавалось иное применение закона на Кавказе или в Финляндии, так как существовал объективный природный закон: чем дальше от центра принятия решения, тем меньше людей знают и принимают такое решение. Дагестан — это дальняя южная периферия Москвы. Поэтому Владимир Васильев, а также местная ячейка «ЕдРо» во главе председателем Горсобрания действуют строго в соответствии со сложившимися местными обычаями применения федеральных законов.

4. В Дагестане возможно все и даже то, что невозможно.

5. Во-первых, Владимир Васильев искал не мэра, а подчиненного, а политические тяжеловесы претендуют всегда на более самостоятельные верховные посты. Во-вторых, большинство тяжеловесов сидят в Лефортово, а другие уехали за пределы Родины.
 

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта n-delo@mail.ru
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Почему Махачкала не стала велосипедным городом

60 млн рублей на велосипедную инфраструктуру

26.05.2019 09:55

Владимир Васильев направил в парламент новый отчет

30 тысяч респондентов и 885 положительных отзывов

19.05.2019 19:51

«Члены гамидовского правительства как минимум находятся в разработке»

По делу бывших руководителей дагестанского правительства должен быть допрошен экс-глава ...

20.04.2019 09:00