«Дагагрокомплекс» — от великого до смешного

«Дагагрокомплекс» — от великого до смешного

Начавшаяся в середине марта по решению Арбитражного суда Дагестана процедура банкротства проекта «Дагагрокомплекс» фактически ставит крест на самом амбициозном начинании республики в сфере АПК. Скандальность этого проекта не в том, что он потерпел неудачу, вопреки всем выданным ему кредитам (в прямом и переносном смысле), а в том, что его перипетии наносят очередной тяжелый удар по репутации Дагестана в глазах инвесторов и бизнесменов.


Модернизационная романтика

Проект «Дагагрокомплекс» был типичным детищем эпохи президента Дмитрия Медведева, который вскоре после своего избрания заявил, что Россия нуждается в широкомасштабной модернизации. Суть этого процесса — если говорить не в техническом, а скорее в социально-философском смысле — заключается в возможности переноса более передового опыта в какой-либо сфере на отсталую почву с целью сократить отставание между «современным» и «досовременным», традиционным обществом.

Как известно, главная проблема дагестанского АПК заключается в том, что в нем практически безраздельно доминируют малые формы — личные подсобные хозяйства, в лучшем случае крестьянско-фермерские хозяйства. Успешных примеров крупных агрохолдингов в Дагестане почти нет, хотя именно они в современных условиях и являются главным источником роста в сельском хозяйстве в широком смысле, включая и новые технологии.

С этой точки зрения, идея реализовать на севере Дагестана крупный многопрофильный сельхозпроект, основанный на американских технологиях, выглядела стопроцентно модернизационной инициативой. Тем более, что подобный проект, как уверял основатель «Дагагрокомплекса» Исак Умалатов, уже был реализован в соседнем Азербайджане, и это, безусловно, вселяло надежду, что пересадка американского опыта на дагестанскую землю не окажется бесплодной.

Не вызывала особых подозрений и личность инициатора проекта: Исак Умалатов ранее был известен как человек, сумевший восстановить Хасавюртовский консервный завод и сделать на его базе первое в Дагестане производство соков в упаковке «тетрапак» — иными словами, опыт модернизационных проектов у автора «Дагагрокомплекса» уже был. Кроме того, за Умалатовым хорошо просматривалась фигура авторитетного уроженца Хасавюрта Аликбера Пашаева (известного также как Аль Паш) – некогда сверхвлиятельного советника губернатора Астраханской области Александра Жилкина, украсившего каспийскую столицу России пятизвездным отелем из синего стекла. Именно Пашаев и был основным владельцем «ХасСока», который Умалатов превратил в успешное предприятие.

«Дагагрокомплекс» должен был стать следующим шагом развития для амбициозного хасавюртовского бизнесмена, хотя масштабы этого проекта многократно превышали «ХасСок» — ровно шесть лет назад, когда о нем впервые заговорили публично, масштаб вложений оценивался в 700 млн долларов, сумму для дагестанского АПК беспрецедентную. Умалатову быстро удалось завоевать доверие тогдашнего президента Дагестана Магомедсалама Магомедова и получить от государства практически все возможные элементы поддержки, которые были доступны на тот момент.

Прежде всего, под «Дагагрокомплекс» были выделены значительные земли в Тарумовском и Кизлярском районах, причем из прежде годами не используемого фонда (бывшие рисовые чеки и т.д.). Во-вторых, проекту предоставили субсидии, льготы по налогам, средства на подведение инфраструктуры, а также крупные госгарантии по банковским кредитам на тот случай, если он «не пойдет» (что в итоге и случилось, хотя тогда об этом, конечно же, никто не думал). В-третьих, «Дагагрокомплекс» получил огромную медийную поддержку — о проекте без особого скепсиса писала не только дагестанская, но и федеральная пресса, его показывали на различных инвестиционных форумах и т.д. Казалось, что еще немного — и вот она, готовая дагестанская мечта.

От романтизма к реализму

Работы на землях, выделенных под «Дагагрокомплекс», начались еще в 2012 году, но полноценный старт проект получил в начале 2013 года, когда ему был предоставлен крупный кредит Россельхозбанка (порядка 3 млрд рублей). На эти средства были закуплены различная техника и оборудование, и уже осенью Исак Умалатов смог показать первый объект — завод по производству томатной пасты в Кизляре. Правда, уже тогда было не вполне понятно, почему средства пошли именно в этот объект, ведь изначально идея создания «Дагагрокомплекса» заключалась в создании крупного производства сахара, а выращивание и переработка овощей рассматривались как сопутствующие ему направления. Но быстрый результат отодвинул этот вопрос на второй план, и какое-то время власти Дагестана могли с гордостью указывать на «Дагагрокомплекс» как на «флагман господдержки».

Однако уже в 2014 году у «Дагагрокомплекса» начались проблемы сразу по нескольким фронтам. Источник «Нового дела», хорошо знакомый с «кухней» проекта, выделяет несколько групп проблем, которые накапливались как снежный ком и, в конечном итоге, погубили проект.

Во-первых, это форс-мажорные обстоятельства в виде погодных факторов: в 2013–2014 годах урожай оказался гораздо хуже, чем предполагалось. Из-за этого «Дагагрокомплекс» не смог получить значительных доходов — выручка компании в 2013 году составила лишь 205,3 млн рублей, в 2014-м оказалась еще меньше (178,9 млн рублей), а в 2015-м упала до 87,1 млн. Это, безусловно, было крайне недостаточно для нормального обслуживания кредитов, особенно если учесть их стоимость — из материалов арбитражных дел следует, что один из заемщиков «Дагагрокомплекса», московский Инвестторгбанк, кредитовал его под 13,5% годовых. Неудивительно, что кредиторы быстро начали давить на Исака Умалатова, а затем в этот процесс включились и контролирующие органы, причем с полным формальным основанием, поскольку к осени 2014 года задолженность по зарплате на «Дагагрокомплексе» превысила 1,5 млн рублей. К тому же проблемы начались и у «ХасСока» — завод оказался под банкротством.

Следующий момент, который подчеркивает собеседник «Нового дела», — это субъективный фактор: «Кадровый потенциал для реализации этого очень сложного и высокотехнологичного проекта оказался недостаточен. По сути, это был американский проект, который решили реализовать на территории России, но в нем не оказалось менеджмента, который правильно бы определил приоритеты, реализовал технологическую модель проекта». Нехватка квалифицированных кадров внесла значительную лепту в неудачи на старте: в 2013 году к плохому урожаю привела не только непогода, но и несвоевременная посадка растений.

Наконец, была еще одна группа рисков, связанная с недостаточным сопровождением проекта государством. После того, как в начале 2013 года в Дагестане в очередной раз сменилась власть, пристальный контроль над его реализацией был утерян. «По сути, власти упустили 2013 год, когда субсидии, заложенные на «Дагагрокомплекс» в бюджете Дагестана, не были выделены, и после этого как бы республика ни пыталась помочь, новые проблемы добавлялись постоянно. В итоге ситуация напоминала локомотив, идущий под откос», — говорит собеседник «Нового дела».

Постмодернистский финал

Дата начала конца «Дагагрокомплекса» устанавливается столь же точно, как и другие вехи в истории этого проекта. 22 марта прошлого года Инвестторгбанк подал иск о банкротстве компании в связи с невыплатой долга по кредитному соглашению на сумму 1,3 млрд рублей. До этого «Дагагрокомплекс» уже дважды срывал сроки погашения кредита — в конце 2014 года и еще год спустя.

Однако финал этой истории быстро приобрел все черты настоящей драмы абсурда, поскольку руководство Дагестана, еще недавно чуть ли не носившее «Дагагрокомплекс» на руках, вдруг предприняло попытку полностью откреститься от этого проекта. Именно так, несомненно, следует понимать встречный иск правительства республики к Инвестторгбанку с требованием признать недействительным не только кредитное соглашение между ним и «Дагагрокомплексом», но и, что главное, государственную гарантию правительства РД на сумму 1,5 млрд рублей.

Ощущение того, что дело нечисто, лишь усилилось, когда на горизонте истории с «Дагагрокомплексом» возник генеральный директор Корпорации развития Дагестана Александр Иванченко — небезызвестный деятель, участвовавший в ряде сомнительных историй с банкротством известных предприятий республики. Корпорация развития Дагестана пыталась развивать высокотехнологичные проекты, но как только над «Дагагрокомплексом» нависла угроза банкротства, Иванченко тут же проявил интерес и к сельскому хозяйству. Однако планы подключить корпорацию к «спасению» «Дагагрокомплекса» не сбылись — в середине прошлого года сама она оказалась под банкротством, после чего Иванченко был спешно отстранен от руководства.

Промежуточную точку в истории «Дагагрокомплекса» 14 марта поставил Арбитражный суд Дагестана, удовлетворив иск Инвестторгбанка и введя в компании первую стадию процедуры банкротства — наблюдение. Скорее всего, не имеет перспектив и попытка властей Дагестана аннулировать выданную ими же гарантию по проекту. В середине февраля Арбитражный суд Москвы возобновил дело по иску Инвестторгбанка к правительству РД о взыскании задолженности по гарантии.

«Обязательства Республики Дагестан возникли на основании договора о предоставлении государственной гарантии и выданной государственной гарантии правительства Дагестана, согласно которым гарантийный случай наступает при неисполнении или ненадлежащем исполнении ООО «Дагагрокомплекс» перед банком по кредиту и процентам. Исполнение осуществляется в пределах средств республиканского бюджета, объем госгарантий республики в бюджете на 2017 год определен в сумме 2,471 миллиарда рублей. Факт просрочки ненадлежащего исполнения «Дагагрокомплексом» своих обязательств подтвержден судебным актом Арбитражного суда Москвы», — комментирует Сослан Каиров, руководитель московской Mitra Law Firm.

По словам юриста, дальнейший алгоритм действий определен государственной гарантией: банку необходимо предъявить требование к «Дагагрокомплексу», затем — требование к гаранту (правительству Дагестана) по установленной соглашением форме. В течение пяти дней с момента получения требования гарант проверяет требование на предмет обоснованности и соответствия условиям гарантии, а затем, в течение трех дней с момента завершения проверки, принимает решение о признании требования обоснованным или необоснованным.

«Важно отметить, — добавляет Сослан Каиров, — что институт государственной гарантии как финансово-правовой категории, служит не только обеспечением обязательства с достаточно высокой степенью надежности, но и инструментом, влияющим на инвестиционную привлекательность региона. Поэтому процессуальная позиция участников судебных разбирательств, оспаривающих как кредитное соглашение, так и договоры о предоставлении государственной гарантий, мне непонятна».

Однако с определенной долей вероятности — учитывая длительность судебных разбирательств — возмещение гарантии по развалившемуся проекту станет головной болью уже для того состава правительства Дагестана, который будет сформирован после смены власти республики в следующем году. Нынешний же коллектив «эффективных управленцев» может спокойно умыть руки: рейтинги инвестиционной привлекательности Дагестана история с «Дагагрокомплексом» точно не повысит, а опускаться ниже...

 Читайте нас в Telegram
 @novoedelo

Знаете больше? Сообщите редакции!

WhatsApp, Telegram, SMS: +7 964 051 62 51 (не для звонков)

Форум «НД» в Telegram: https://t.me/nd_forum


Смотрите также:




А что вы думаете об этом?

Комментарии к новости(0)

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Для комментирования, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь




Загрузка...

Последние новости

Опрос

Сталкивались ли вы или ваши близкие с пытками со стороны сотрудников правоохранительных органов?