«Неравноудаленность»

07.04.2018 12:13

В отличие от других случаев, когда возбуждались уголовные дела и арестовывались чиновники-коррупционеры и связанные с ними бизнесмены, заключение под стражу Магомедовых не вызвало столь же бурной поддержки среди журналистов и общественности, требования «продолжения посадок», а, скорее, наоборот. После информации об их уголовном преследовании основной тон публикаций и комментариев в прессе, среди людей, знакомых с деятельностью Зиявудина Магомедова и группы компаний «Сумма», был огорченным и недоуменным. Даже в зале суда журналисты высказывали Магомедову слова поддержки, эксперты задавались вопросами, почему экономические претензии не могли быть решены экономическими же методами, в интернете люди писали об их общественной деятельности

Не обошлось, конечно, и без каких-то конспирологических версий в отдельных центральных СМИ, которые ничего кроме недоумения вызвать не могли. Некоторые из них, например, дописались уже до того, что владельцы холдинга «Сумма» имеют отношение к череде громких заказных убийств и являются родственниками известных криминальных и полукриминальных авторитетов. Самое безобидное из того, что вменяли Магомедовым по их деятельности в Дагестане, — это якобы серьезные попытки повлиять на политическую ситуацию в республике. Единственным представителем Магомедовых в родном крае оставался до недавних пор бывший глава Хунзахского района Саид Юсупов, который был избран главой района еще в 2013 году и как раз недавно подал в отставку с выборной должности в связи с переходом на работу в группу «Сумма». Еще в бытность главой Дагестана Рамазана Абдулатипова были консультации с Магомедовыми о кандидатуре на пост главы Махачкалы — но тогда «смоленские» заявили о своем нежелании быть вовлеченными в процесс принятия решений по кадровым вопросам. Такая позиция со стороны одной из самых богатых и влиятельных семей Дагестана выглядит весьма необычной для большинства наших соотечественников.

Мы здесь так привыкли к тому, что почти каждый из местных князьков строит из себя выдающегося государственного мужа, претендует на кусок пирога, требует учета своих интересов и согласования каких-либо решений. Поэтому подобная подчеркнутая устраненность магнатов, имеющих состояние, которое по объему превосходит консолидированный бюджет Дагестана почти в 3 раза, может вызвать у обывателя недоумение — хотя, в принципе, должна вызывать уважение. Это люди совершенно другого масштаба и кругозора.

История со «смоленскими» актуализировала еще один вопрос. Дагестанцев несколько удивляет, что ведутся аресты по так называемым экономическим преступлениям. Но при этом до сих на различных должностях продолжают работать представители республиканской псевдо-элиты, которые в своей деятельности не брезговали не только экономическими преступлениями, но и более тяжкими, однако продолжают оставаться вне поля зрения правоохранительных органов. В то же время «под пресс» попадают незамеченные в откровенном криминале и беспределе, но известные своим участием во многих и многих благотворительных проектах. Подобного рода избирательность «силовиков», конечно, может вызвать определенную настороженность и недоверие. Здесь необходимо оговориться, что арест братьев Магомедовых не имеет очевидной связи с антикоррупционной кампанией, развернувшейся в республике.

Вот мнение обозревателя «Новой Газеты» Юлии Латыниной по этому поводу. «За неделю до ареста братьев Магомедовых президент России предложил вывести Магомеда Магомедова из попечителей РГО — Российского географического общества. Магомедовы об этом знали: но не поняли сигнала — и не уехали. У них как раз завершалась сделка: они должны были продать свою долю в Новороссийском морском порту «Транснефти» за 1,2 млрд долл. Во вторник подписали предварительную договоренность, в среду Токарев — глава «Транснефти» — был у Путина, а в субботу Магомедовых приняли.

При этом один из слухов-ловушек гласит, что арест братьев связан с известными чистками в Дагестане. При всем уважении к тому, что нынешний глава субъекта Владимир Васильев делает в Дагестане, участь братьев Магомедовых решает только один человек, и он является президентом не Дагестана».

Возвращаясь к теме Махачкалинского морского торгового порта необходимо отметить еще один аспект биографии Зиявудина и Магомеда Магомедовых. Это, пожалуй, единственные олигархи-дагестанцы и одни из немногих на Кавказе, не имеющие никаких деловых или каких-либо других связей с главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым. По сведениям инсайдеров к руководству компании обращались представители руководства соседней республики с недвусмысленным предложением инвестировать в регион, но в Чечне деятельность Магомедовых не была замечена. А впоследствии, когда решался вопрос ММТП, Министерство по делам Северного Кавказа (в котором к позиции Кадырова относятся с большим вниманием) было не на стороне Магомедовых.

Умение Магомедова добиваться своего, его, порой, бескомпромиссность в конечном итоге привели к тому, что количество его недоброжелателей и качество их совокупного ресурса превысило все критические значения. Назовем только главные фамилии: Игорь Сечин (главный исполнительный директор ПАО «НК „Роснефть“»), Николай Токарев (председатель правления и президент ПАО «Транснефть»), Борис Ротенберг (совладелец и член совета директоров СМП Банка («Северный морской путь»), Игорь Шувалов (заместитель председателя Правительства РФ), Роман Абрамович, Александр Абрамов (председатель совета директоров Evraz Group), Андрей Бокарев (председатель совета директоров ЗАО «Трансмашхолдинг» и ОАО «УК „Кузбассразрезуголь“»), Искандар Махмудов (президент Уральской горно-металлургической компании).

При этом неправильно было бы говорить о каком-то альянсе: у каждой из групп влияния к Магомедову были свои претензии.

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта n-delo@mail.ru
Мы в соц. сетях:
Смотрите также