Приговор и пресс-конференция

Приговор и пресс-конференция

Фото: Идрис Юсупов/"Новое дело"

Верховный суд Дагестана 24 октября огласил приговор Султанхану Ибрагимову, неделю назад оправданного вердиктом присяжных заседателей по всем пунктам предъявленных обвинений. После оглашения приговора адвокат Ибрагимова Шамиль Магомедов, представители потерпевших по делу адвокат Константин Мудунов и Зарема Зайнудинова провели совместную пресс-конференцию, на которой рассказали об обстоятельствах уголовного дела, не озвученных в судебном процессе.

Как ранее сообщало «НД», 16 октября коллегия присяжных Верховного суда РД оправдала Ибрагимова как непричастного к убийствам тренера по греко-римской борьбе Алисултана Омарова и одного из лидеров лезгинского движения «Садвал» Назима Гаджиева, к изготовлению и применению самодельного взрывного устройства, от которого пострадал внук Омарова Нурмагомед, к незаконному приобретению огнестрельного оружия и хранению наркотических средств. Судья Ибрагим Ташанов назначил оглашение приговора на 24 октября.

В самом начале заключительного судебного заседания адвокат Магомедов заявил судье Ташанову два ходатайства. Первое ходатайство было о проведении в судебном заседании фото- и видео- съемки - ранее в судебных заседаниях подобные ходатайства судья Ташанов неоднократно отклонял. Затем Магомедов озвучил ходатайство о направлении судом частного определения в Следственный комитет России в связи с тем, что 19 октября, уже после вынесения присяжными заседателями оправдательного вердикта, дом Магомедова в его отсутствие посетил сотрудник уголовного розыска, который собирал информацию о профессиональной деятельности и частной жизни Магомедова. Действия сотрудника полиции, по мнению Магомедова, могут быть сопряжены с попыткой дальнейшего воспрепятствования осуществлению адвокатской деятельности. Также в качестве доказательства чрезмерно пристального «внимания» правоохранительных органов к данному процессу Магомедов указал и на то, что на каждом судебном заседании постоянно присутствовали оперативные сотрудники в гражданской одежде – и это на фоне версии следствия о бытовом характере обвинений Ибрагимову выглядело крайне странным и могло вызвать предположение об организации различного рода провокаций в отношении участников процесса.

До рассмотрения ходатайств Магомедова судья Ташанов обратил внимание конвойных, что вердиктом присяжных Ибрагимов был оправдан и должен быть освобожден из-под стражи – к началу судебного заседания Ибрагимов находился, как и в течение всего процесса до этого, в «клетке».

Конвой вступил в дискуссию с судьей по этому вопросу, так как Ибрагимов на момент судебного процесса имел судимость по другому уголовному делу, находился под стражей и был доставлен из следственного изолятора – диалог начался в спокойном тоне, но затем судье пришлось повысить голос, в связи с тем, что конвойные настаивали на том, что Ибрагимов должен оставаться «за решеткой». Ташанов уже в указательном тоне потребовал, чтобы в оставшееся время процесса Ибрагимов сидел не в «клетке», а рядом со своим адвокатом. Конвойные подчинились, вывели Ибрагимова из-за решетки, но оставили его сидеть рядом с адвокатом, так и не сняв с Ибрагимова наручники.

Прокурор Магомед Алиев и на этот раз возражал против проведения фото- и видео-съемки – не видя оснований для этого и считая, что в отсутствие фото-и видеосъемки никто не мешает представителям средств массовой информации освещать процесс. Также Алиев просил отказать и в вынесении частного определения, сравнив посещение сотрудником уголовного розыска дома адвоката Магомедова и сбор информации о нем с обычным визитом участкового.

Адвокат Мудунов поддержал оба ходатайства Магомедова, так как посчитал, что принцип открытости и гласности может быть реализован в интересах общественности только при освещении процесса в СМИ. Вынесение же частного определения, по мнению Мудунова, может быть реальным фактором предотвращения провокаций и даже преступлений в отношении адвоката Магомедова. Также Мудунов просил направить частное определение в прокуратуру.

Выслушав мнения сторон, судья Ташанов решил удовлетворить ходатайство о проведении фото- и видео-съемки, заметив, что заседание проводится уже без присяжных заседателей, а остальные участники процесса являются публичными фигурами.

По второму ходатайству Магомедова Ташанов принял решение об отказе, пояснив, что Магомедов в своем заявлении ведет речь о возможном совершении преступления, а суд не проводит доследственную проверку – поэтому Магомедову следует самому обратиться в следственные органы.

Далее судья Ташанов выслушал мнения участников процесса по поводу гражданского иска, доказательств и судебных издержек, после чего стороны выступили в прениях по поводу постановления приговора.

Мнения всех сторон процесса, что в связи с вынесением оправдательного вердикта в отношении Ибрагимова он должен быть оправдан, совпали. За оправдательный приговор Ибрагимову высказался и прокурор Алиев, который ранее, до вынесения присяжными оправдательного вердикта, просил присяжных признать Ибрагимова виновным во всех инкриминируемых преступлениях. Кроме этого адвокат Мудунов просил суд вынести частное определение в связи с фальсификациями по делу, Ибрагимов – наказать виновных и выплатить компенсацию, адвокат Магомедов – разъяснить право на реабилитацию. Выслушав мнения участников процесса, судья Ташанов удалился в совещательную комнату для постановления приговора.

Оглашение приговора состоялось через час, уже в другом зале Верховного суда Дагестана, где ситуация с освобождением Ибрагимова из-за решетки конвойными только по прямому указанию судьи Ташанова повторилась.

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей судья Ташанов вынес свой оправдательный приговор Ибрагимову за непричастностью по всем пунктам предъявленных обвинений – при этом судья Ташанов указал, что уголовное дело подлежит направлению в следственный отдел Следственного управления Следственного комитета России по Советскому району для установления лица, виновного в совершении данных преступлений. Также судья Ташанов разъяснил Ибрагимову право на реабилитацию в связи с вынесением в отношении него оправдательного приговора. Частных определений судья Ташанов не вынес.

По завершении судебного заседания участники процесса и журналисты направились в правозащитный центр «Мемориал», где состоялась более чем полуторачасовая пресс-конференция по итогам рассмотрения уголовного дела.

В ходе пресс-конференции адвокаты Магомедов и Мудунов, дочь погибшего Алисултана Омарова Зарема Зайнудинова рассказали об обстоятельствах уголовного дела, не озвученных в судебном процессе – в связи с особенностями процесса с участием присяжных заседателей на судебных заседаниях обсуждались только имеющиеся в уголовном деле материалы, а их попытки рассказать и представить в качестве доказательств что-то дополнительно, не зафиксированное в материалах следствия, наталкивались на позицию судьи Ташанова, запрещавшего им это делать.

При этом еще ранее, после вынесения оправдательного вердикта присяжными, адвокат Магомедов высказал мнение, что если бы присяжные заседатели имели возможность присутствовать в ходе обсуждения ходатайств процессуального характера, то оправдывали бы подсудимых до удаления в совещательную комнату.

Также участники процесса поделились своими соображениями по поводу того, кто может быть заказчиком и исполнителем как самих преступлений, так и фальсификации уголовного дела в отношении Ибрагимова.

Первым на пресс-конференции выступил адвокат Мудунов. По его мнению, происшедшее в суде слияние позиций стороны защиты и стороны обвинения в лице потерпевших было существенным фактором в достижении оправдания Ибрагимова. Как заявил Мудунов, не нужно было юридического образования и многолетнего адвокатского опыта, чтобы убедиться в невиновности Ибрагимова – изучив обстоятельства дела, можно было прийти к выводу о непричастности к совершению этих преступлений Ибрагимовым еще на досудебной стадии. В этом случае была довольно «оригинально» сработана фальсификация уголовного дела, которая связала все пункты обвинения. Обстоятельства убийств Омарова и Гаджиева, имеющиеся доказательства по делу, в том числе и видео, наличие алиби у Ибрагимова – почему это не было принято во внимание следствием и прокуратурой?

При этом Мудунов рассказал, что помимо Ибрагимова, со стороны следствия были попытки «повесить» убийство Омарова и на зятя самого Омарова и на его внука. Сам же Мудунов связывает убийство Омарова с земельным участком, который продал Омаров – в престижном районе Махачкалы возле улиц Гагарина и Ярагского.

«Сторона защиты руководствовалась одним принципом – совестью, которая не должна была позволить, чтобы на скамье подсудимых оказался невиновный человек. И совесть не позволила потерпевшей стороне согласиться на такое возмездие – это все равно, что согласиться стать соучастником преступления. Я доволен тем, что мне удалось довести и до присяжных эту мысль, хотя судья и сделал мне за это замечание, как это ни странно» – заключил Мудунов.

Зарема Зайнудинова подтвердила слова Мудунова: «Моего сына также вывозили и «прорабатывали» - в первый раз на один день, во второй раз в течение 7 суток. Вывозили и моего мужа тоже. Я опасаюсь, что их в дальнейшем будут таскать. Да, мы считаем, что убийство отца может быть связано с продажей земельного участка».

По мнению адвоката Магомедова, по делу были не просто допущены отдельные нарушения – дело было полностью сфальцифицировано, вплоть до фабрикации «доказательств виновности» Ибрагимова. Такие доказательства должны были быть признаны недопустимыми, как и показания «засекреченного» свидетеля, на основании которых строилось обвинение.

«Мы, конечно, рады оправдательному вердикту. Сомневались – потому что государственный обвинитель фактически бравировал сфальсифицированными доказательствами, о которых мы не могли говорить. Также мы не могли говорить о пытках, о похищении Ибрагимова,» - сказал Магомедов.

Остановился Магомедов и на визите к нему домой сотрудника уголовного розыска, который можно рассматривать как попытку «полицейского наезда», с перспективой дальнейших провокаций. Как рассказал Магомедов, им ведется работа по обжалованию действий сотрудников правоохранительных органов по похищению и пыткам Ибрагимова – уже дважды отменены постановления в отказе в возбуждении уголовного дела по этим обстоятельствам.

По итогам уголовного дела на пресс-конференции выступил и общественный активист Магомед Шамилов, который во время заведения уголовного дела на Ибрагимова был членом общественной наблюдательной комиссии Дагестана: «Султанхан Ибрагимов был похищен – причем похищали его дважды. После первого похищения и пыток его просто выкинули на свалку. А когда его второй раз похитили, мы его искали в течение недели – и нашли в Каспийске, в отделе полиции, куда членов ОНК не пропустили. Мы смогли увидеть его только в следственном изоляторе – очень сильно избитым, с поломанными ребрами, ключицей. Он рассказал, как его похитили, избивали, пытали. Он был в ужасном состоянии, и в таком состоянии его доставили в суд – он был практически невменяем, не узнавал даже родного брата. Судья Абдулгапуров не обратил на это никакого внимания, заявив, что бумаги оформлены правильно!». Много говоря о сложившейся практике среди следователей и судей, о системе в целом, Шамилов сделал вывод: «Государству нужно изменить эту систему, она прогнила. Это главное зло, которое позорит и дискредитирует власть».

Ждите (смотрите) в ближайшее время на нашем сайте видеозапись пресс-конференции.

 Читайте нас в Telegram
 @novoedelo

Знаете больше? Сообщите редакции!

WhatsApp, Telegram, SMS: +7 964 051 62 51 (не для звонков)

Форум «НД» в Telegram: https://t.me/nd_forum


Смотрите также:




А что вы думаете об этом?

Комментарии к новости(0)

Комментировать могут только зарегистрированные пользователи. Для комментирования, пожалуйста войдите или зарегистрируйтесь




Загрузка...

Последние новости

Опрос

Кто будет эффективнее на должности председателя правительства Дагестана?