Конституционный Суд осудил Закон о землях отгонного животноводства

09.07.2021 12:45

Про гласность правосудия. Неделю назад «НД» сообщало об обнаруженном на сайте Конституционного Суда Дагестана деле по запросам трёх депутатов Народного собрания, касающейся одной из важнейших проблем республики – земель отгонного животноводства. 

В приемной суда редакции «НД» сообщили что решение будет готово «не скоро», «неделя», «месяц». 

Дагестан ждёт решение Конституционного Суда о землях отгонного животноводства 01.07.2021

9 июля «НД» получило сообщение от одного из читателей о том, что Конституционный Суд принял решение по делу. 

К сожалению, на главной странице Суда нет ни слова о проведённом заседании и оглашённом решении. Журналистов на заседание не приглашали. 

В отдельном разделе принятых актов, опубликовано постановление от 7 июля на 21 странице.

Позиция заявителей. 

Обратившиеся депутаты Народного Собрания Республики Дагестан С.Н. Гаджиев, М.М. Мухудинов и М.С. Алхасов считают, что оспариваемые нормы препятствуют реализации конституционных прав и свобод значительным количеством граждан, постоянно проживающих в поселениях, образованных на землях отгонного животноводства.

В ходе слушания дела в заседании Конституционного Суда депутаты Народного Собрания Республики Дагестан, обратившиеся с запросом, их представители – граждане, постоянно проживающие в поселениях, образованных на землях отгонного животноводства, поддержали требования, изложенные в запросах, подчеркнув при этом, что отнесение всех земель отгонного животноводства к категории земель сельскохозяйственного назначения, которые запрещено приватизировать, не учитывает исторически сложившиеся особенности расселения населения на указанных земляхналичие более сотни поселений, в которых на протяжении десятилетий проживают около 80 тысяч граждан, построив в том числе с поддержкой государства капитальные домостроения, иные объекты недвижимости, в указанных поселениях функционируют школы, амбулатории, фельдшерско- акушерские пункты, библиотеки, магазины, многие из поселений газифицированы, построены автомобильные дороги, имеется иная инфраструктура.

При этом большинству поселений не придан статус населенных пунктов, на их территории не осуществляется местное самоуправление. Также депутаты указывали на отсутствие питьевой воды, невозможности строительства автомобильных дорог, линий электропередач, отсутствие почтовой связи по месту жительства граждан на землях отгонного животноводства, других условий для достойного проживания и жизнедеятельности.

Имеются факты, когда в указанных поселениях за счет средств бюджета построены современные здания для школ, но они на протяжении ряда лет не вводятся в эксплуатацию из-за отсутствия решений об отводе земельных участков под строительство. По этой же причине не могут пробурить артезианские скважины, провести другие коммуникации.

Народное Собрание и глава Дагестана – ПРОТИВ. 

Из постановления КС РД:

 «Представители Главы Республики Дагестан и Народного Собрания Республики Дагестан требования депутатов считают не подлежащими удовлетворению, подчеркивая, что Закон Республики Дагестан от 9 октября 1996 года No 18 в полной мере соответствует федеральному законодательству, регулирует отношения, связанные с использованием земель отгонного животноводства, которые в соответствии с целевым назначением относятся к категории земель сельскохозяйственного назначения и являются собственностью Республики Дагестан. Оспариваемый закон не регулирует отношения, связанные с оборотом земель, находящихся в собственности граждан, муниципальных образований и не препятствует органам государственной власти исключать из состава земель отгонного животноводства отдельные земельные участки и в установленном порядке предоставлять гражданам, организациям или муниципальным образованиям».

Получается, что парламент Дагестан выступил против своих троих депутатов. Причём, как следует из постановления Суда, позиция парламента и главы республики была одинаковая. 

Руководство Дагестана заявило суд, что земля государственная, и вопрос о переводе в другую категорию отрегулирован другими актами, и не затрагивает закон о землях отгонного животноводства. То есть власти республики подвердили, что могут в любой момент решить проблему уже существующими нормативными инструментами, и велосипед придумывать не надо. 

Соответственно, возникает вопрос, почему руководство Дагестана препятствует освоению федеральных бюджетных средств и не переводит из сельскохозяйственных земель территорию отданную под строительство школ, больниц и водопроводов?

Эти вопросы могут появиться у прокуратры и финансовых органов во время проверки освоения федеральных средств при строительстве социальных объетков. 

Интересные факты. 

Как следует из постановления, Суд запросил сведения у органов власти. Общая площадь земель отгонного животноводства 1,6 млн. гектаров, из них поселениями занято – не более 10 тысяч гектаров, что составляет 0.6 процентов от всех земель указанной категории.

Суд перечислил ряд позиций относительно ЗОЖ. Отсутствие четкости правового регулирования препятствует стабильности общественно-политической ситуации в сфере использования земель отгонного животноводства. Периодически поднимаются вопросы неэффективного использования земель, их деградации, опустынивания.

Жители отдельных поселений равнинных районов, непосредственно граничащих с поселениями, возникшими на землях отгонного животноводства, которые видят факты такого отношения к земле, то и дело призывают уполномоченные органы такие земельные участки изымать и передавать их муниципалитетам для использования при решении вопросов развития поселений.

Нередко озвучиваются предложения о передаче возникших на землях отгонного животноводства поселений в административное подчинение равнинным районам, на территории которых они расположены с приданием им соответствующего статуса. Предлагаются идеи возврата переселенцев в горные районы, восстанавливая и развивая поселения, откуда предки указанных граждан переехали на равнину, при этом, не учитывая как экономические, так и политические последствия их реализации.

Изложенное свидетельствует о том, что действующее правовое регулирование противоречит Конституции Республики Дагестан и приводит к нарушению конституционных прав и свобод значительного количества граждан. Такое состояние дел отрицательно влияет на сохранение стабильности на территории Республики Дагестан, создает почву для политизации проблемы и использования ее в целях расшатывания ситуации.

Информационные и аналитические материалы разных ведомств, изученные в ходе судебного разбирательства, показывают, что земли отгонного животноводства не всегда и не везде используются эффективно в соответствии с их целевым назначением. Нет надлежащего учета и контроля за их использованием. В результате неэффективного управления и контроля в бюджет недопоступают значительные суммы за предоставленные в аренду участки, а с проживающих на этих землях граждан не взимаются земельный налог и налог на имущество, поскольку за ними документально ничего не закреплено.» 

2 х 2 = 4.

Из доводов которыми руководствовался Конституционный Суд Дагестана нет ничего нового – все граждане равны независимо от статуса земли, на которой они проживают:

«Закрепление земель за поселениями и придание им предусмотренного законодательством статуса не будет препятствовать сохранению и повышению эффективности использования земель отгонного животноводства а, напротив, позволит создать более благоприятные условия жизнедеятельности на указанных территориях.»

«Из конституционных принципов равенства и справедливости вытекает требование определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы, поскольку иное не может обеспечить ее единообразное применение, не исключает неограниченное усмотрение в правоприменительной практике и, следовательно, неизбежно ведет к произволу.».

Суд постановил:

«1. Признать статьи 2, 7 и 8 Закона Республики Дагестан от 9 октября 1996 года No 18 «О статусе земель отгонного животноводства в Республике Дагестан» не соответствующими статьям 3, 13, 14, 15, 18, 19, 20, 21,27, 36, 38, 41, 48 Конституции Республики Дагестан в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования и по смыслу, придаваемому сложившейся правоприменительной практикой, земли, на которых образовались и функционируют поселения, построены и эксплуатируются жилые дома, объекты инфраструктуры относят к землям сельскохозяйственного назначения, а также, нормативные положения обжалуемых статей оспариваемого закона применяются при решении вопросов, связанных с реализацией гражданами, проживающими в таких поселениях права собственности на земельные участки, жилые дома, регистрационного учета по месту жительства, образованием, регистрацией и приданием статуса населенного пункта или муниципального образования уже существующим поселениям, не учитывая исторически сложившиеся особенности расселения значительного количества граждан на указанных землях и тем самым вторгаясь в сферу регулирования иных нормативных правовых актов Российской Федерации и Республики Дагестан, что приводит к нарушению предусмотренных Конституцией Республики Дагестан прав и свобод граждан, проживающих в таких поселениях. 

2. Законодателю Республики Дагестан надлежит принять меры по устранению противоречий Конституции Республики Дагестан, федеральному законодательству, выявленных в настоящем Постановлении, и установить такое регулирование, которое бы учитывало сложившиеся особенности расселения населения на данных территориях, посредством перевода земель, занятых поселениями в категорию земель населённых пунктов, включая в них при необходимости земли для функционирования и развития поселений и придания последним предусмотренного федеральным законодательством и законодательством Республики Дагестан, регулирующим вопросы административно-территориального устройства и местного самоуправления, статуса в целях обеспечения конституционных прав постоянно проживающих в них граждан.» 

Ничего не поменялось. 

Решение Суда не отменяет указанные нормы Закона Дагестан о сельскохозяйственном назначении земель на которых появились насланные пункты животноводов. 

Суд высказал свою юридическую позицию о том, что «Законодателю» «надлежит принять меры по устранению противоречий» и «установить такое регулирование». То есть юридически ситуация не изменилась, но парламенту Дагестана «надлежит» принять поправки к Закону РД.

Сроков Суд не установил.

Закон могут изменить не скоро и не сразу и не обязательно так, как написал Конституционный Суд. Для сравнения, можно вспомнить решение 2018 года об отмене ликвидации садоводческих товариществ в Махачкале. Акт Собрания депутатов Махачкалы 2002 года стал ничтожным после публикации постановления КС РД.

 

 

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта [email protected]
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях: