Открытое письмо художника Калеба Шмидта

20.06.2024 12:02
фото: sreda-company.ru

После публикации критических материалов о выставке прошедшей в открытом пространстве «Темп» и открытого письма деятелей культуры, редакция «НД» получила  письмо от художника, которого обвинили в порче памятников культурного наследия. 

 

Считаем необходимым опубликовать эту точку зрения.

 

Открытое письмо художника Калеба Шмидта

 

Против меня - автора проекта ИХТИЛАТ и куратора проекта Заремы Дадаевой развернута травля, строящаяся на откровенной клевете. Никогда в жизни я не сталкивался с такой злобой, ложью и агрессией. 

 

У меня нет опыта самообороны от травли в сети, от угроз расправы, от ненависти и личных оскорблений. Все это обрушилось на меня и Зарему после публикаций Патимат Тахнаевой и Джамили Дагировой.

 

Я извинился, смыл гуашь с  камней. Ни один рельеф не пострадал и не мог пострадать от соприкосновения с гуашью! Но Патимат Тахнаева не перестает обвинять меня в том, чего близко не было, а в мой адрес и в адрес Заремы продолжают сыпаться оскорбления и угрозы. 

 

 Предлагаю без эмоций и метафор обратиться к цифрам и фактам. 

  

ЦИФРЫ 

 

 - 400 (четыреста!) - в обвинительных постах и официальных жалобах объявляется, что "вандализму" подверглись четыреста могильных стел. То есть, фактическое количество  обьектов преувеличено в 100 (сто) раз. А юридическим термином «вандализм» ситуация намеренно искажается ради нагнетания эмоций. 

 

 — 400 - столько на самом деле всего было сделано эстампов: от 4 до 9 штук с ОДНОЙ поверхности.

 

 — 40 (сорок) - столько объектов с которыми я работал.

 

 — 3 (три) метода снятия изображения я применял и только один предполагает нанесение гуаши непосредственно на рельеф. 

 

 - Из 40 объектов, с которыми я работал, 25 - могильные стелы. Остальная часть оттисков сняты с

 

- камней с фасадов домов,

 - камней с родников,

- камней входных порталов домов,

- учалтанов (поставцов)

- медно чеканных подносов

- сундуков - керамических тарелок и т.д 

 

В этом легко убедиться взглянув на эстампы.

 

- Из 40 объектов с которыми я работал, метод с нанесением гуаши на рабочую поверхность применялся только на 16-ти. 

 

Из них:

 

 7 (семь) - это камни на фасадах домов. (С разрешения жителей аулов) 

 

9 (девять) - камни могильных стел.( С разрешения жителей аулов)

 

 — 8-количество сел, где я жил по 3-6 дней и работал с каждым объектом исключительно с разрешения жителей селения, представителей администрации, родственников мастеров, хозяев домов. 

 

Остальные аулы представляли орнаменты из декоративно прикладного искусства. 

 К примеру, аул Испик -орнамент снят с тарелки испикской керамики,  аул Акуша - орнамент с поверхности старинного деревянного ларя,

аул Кунди - орнамент с деревянного поставца,

аул- Гоцатль - орнамент с медного чеканного подноса и.т.д 

 

 ЭТИЧЕСКАЯ СТОРОНА 

 

 В Мусульманском мире, нет понятия -святых камней. Мусульманам важна в первую очередь память о самом человеке, а стеллы несут исключительно информационную,и декоративную нагрузку. К  созданию работ с таких поверхностей я подошёл исключительно с художественной стороны, желанием показать глубину,и философию декорирования этих объектов. 

 

ФАКТЫ 

 

 Работу над проектом я начал с фасада своего родового дома в селении... А затем снял орнамент со стел своих предков. Как и во всех остальных случаях - с уважением и молитвой. 

 

После того как возникла идея проекта, я учился созданию эстампов у профессионалов. И конечно заранее консультировался у химиков по поводу свойств гуаши. Экспертное мнение химиков по нанесения гуаши на поверхность камня: «Гуашь не вступает ни в какую химическую реакцию с камнем, не влияет на соединения кремния, и не наносит абсолютно никакого вреда изучаемой поверхности».

 

 В создании работ использовалось 3 метода 2 из которых не предполагают соприкосновения гуаши с поверхностью.

 

 Первый метод - эстамп, когда мокрая бумага (длинноволокнистая) прикладывается к поверхности, принимает контуры орнамента, а гуашь наносится спонжем и кисточкой уже сверху на бумагу. 

 

 Второй метод - метод фроттажа я использовал в Кала Корейше, и в некоторых локациях. Бумага прикладывается к поверхности рельефа, аккуратно смачивается и за счет своих свойств принимает форму орнамента. Бумагу снимают с поверхности и оставляют сушиться. На ней сохраняется орнамент и рельеф, который много позже покрывается гуашью. 

 

 Третий метод - гуашь наносится на рельеф, после чего бумага прикладывается к рельефу, получается оттиск. 

 

Повторюсь, далеко не все оттиски-эстампы получались этим методом, это был экспериментальный метод, который применялся на нескольких объектах. 

 

 Традиция покрывать камни цветными красками  известна в Дагестане, и жива по сей день. Это знак почитания определенному рельефу. Выделяя его из общей композиции, художник указывал на доминантность того или иного орнамента в сюжетной линии. На свой экспериментальный метод (когда гуашь наносится на поверхность) я был вдохновлен именно этой традицией. 

 

 Нанесение красочного покрытия на поверхность камней и других предметов прикладного искусства помимо эстетической и декоративной нагрузки имело и чисто утилитарную функцию. Являясь гидрофобным компонентом, краска оберегала камень и другие материалы от проникновения влаги, предотвращала процесс разрушения, который особенно опасен зимой.

 

 *** 

 

 Я прожил в ауле до 5 класса. И вырос в достаточно сакральной семье, где сохранились и практиковались старинные обряды, к примеру, обряд "завязывание волку рта" на кинжале, обряд вызывания дождя, гадание на альчиках (суставная кость мелкого рогатого скота) и.т.д Много раз я был свидетелем исполнения этих и многих других народных обрядов. 

 

 Когда мы с бабушкой гуляли по родовому аулу,она всегда объясняла мне значение того или иного орнамента на фасаде дома, рельефа в кладке стены, символа на старинной одежде, знаков на утвари и надгробных стелах. С детства у меня перед глазами были символы всегда расположенные в строгой последовательности, как буквы в слове. И с детства я читал изображения на камне и дереве, как слова и тексты. Это истории из прошлого о характере и мировоззрении людей, от том какие взгляды и убеждения доминировали в ту или иную эпоху, о том, как и чем жили люди...

 

 В символах и знаках зашифрованы слои информации, имеющей глубокий смысл и значение. И мой проект ИХТИЛАТ - это способ рассказать историю Дагестана на языке символов, тайны которых были раскрыты мне бабушкой.

 

Мое автостоп-путшествие от района к району, от села к селу, от рельефа к рельефу было моим паломничеством по Дагестану, где я пытался найти свое родное, ни где-то там, в чужом краю, а у себя дома. И по традиции поломничества, когда со святых мест паломники приносят что-то в качестве подарка, я принес и хотел показал своим землякам то наследие, которое у нас перед глазами. И которое утрачивается. 

 

 Где-то селах мне говорили: «Мы даже не знали, что на нашем доме такая красота», «Оставь, пусть выделяется», где-то жаловались, что молодежь молотком разбивает лица буракам, где-то просили покрыть более яркой синей краской и расстраивались, что она быстро сходит. 

 

 Идея моего проекта - именно в соприкосновении с работой мастера. Ритуальное соприкосновение с прошлым и есть мой диалог (ИХТИЛАТ) с наследием. Я уверен, что именно соприкосновение делает работы глубокими, сильными и одновременно понятными для восприятия современниками. На востоке, в том числе на Кавказе невербальный диалог является частью традиции: это и рукопожатие, это и пожать за плечо без слов, в знак поддержки. 

 

Когда паломники посещают Меку и Медину, они стремятся соприкоснуться ладонью со святыми местами - это глубокая традиция невербального диалога, который мощней и эмоциональней чем просто слова. 

 

 После того, как разразился скандал вокруг выставки "ИХТИЛАТ" выяснить детали и подробности проекта, пожелали только представители ДАГНАСЛЕДИЯ, которые в ходе нашей беседы, дали профессиональные рекомендации, о том что метод экспериментальный (нанесения гуаши на поверхность)  который применялся на некоторых камнях, является не приемлемым, и может послужить дурным примером для других. 

 

В связи с этим, я принял решение, не прибегать к этой методике, так  как мне очень важно мнение специалистов, которые посвятили этому свою жизнь, и я не хочу быть плохим примером для других. 

 

 Проект "ИХТИЛАТ" стал поводом для раздоров, ругательств, выяснений отношений среди моих земляков. Моя цель была объединить всех вокруг нашего общего наследия, и ни в коем случаи не навредить.

 

Призываю Вас, к взаимному уважению и к конструктивному диалогу. 

 

 Именно так мы сумеем сохранить в себе человека и сможем корректировать друг-друга в наших ошибках. 

 

 С глубоким уважением к нашему общему культурному наследию и каждому дагестанцу. 

 

 Калеб Шмидт.

 

 

 

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта [email protected]
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также