«Республика уже не будет прежней, а что из этого эксперимента выйдет — покажет время»

14.01.2022 18:37

Ликвидация сел в Дагестане начнется на следующей неделе.

Еще в декабре «НД» призывало к обсуждению этого очень важного для нашей республики законопроекта. Однако ни депутаты, ни представители сельсоветов не обратили внимания на эту проблему.

Мы можем предположить, что в случае принятия закона возникнет серьезный конфликт руководства крупных населенных пунктов, являющихся районными центрами, с районной властью.

Надежды на то, что парламент республики не поддержит данный законопроект, практически нет.

Те депутаты, которые что-то могли сказать с позиции народа, уже исчерпали свой лимит, а остальные…

Республика уже не будет прежней, а что из этого эксперимента выйдет — покажет время.

Место вынужденного героя

Из доклада Минюста России за 2020 год:

«Наименьшее число муниципальных образований расположено в Магаданской области (9), городе Севастополе (10) и Сахалинской области (18), наибольшее — в Республике Татарстан (956), Республике Башкортостан (895) и Республике Дагестан (761). Среднее число муниципалитетов в регионе, сохраняющее многолетнюю тенденцию к снижению, составляло 245 в начале и 237,5 к концу 2020 года».

Три главных региона, которые могут сказать обоснованное «нет», это Татарстан, Башкирия и Дагестан. Однако лидер по числу муниципалитетов уже сдался и согласился на принятие закона.

Если согласие Татарстана как-то можно еще объяснить развитой городской системой и промышленной основой, то у Дагестана другая ситуация. Наша республика в основе своей сельскохозяйственная. 50% населения проживает в селах, а остальная половина — в 10 городах, занимающих примерно 10% всей территории (около 50 тысяч кв. км).

Из текста программы Республики Дагестан «Социально-экономическое развитие горных территорий Республики Дагестан»:

Горные территории занимают 44,0 процента площади Дагестана (22335 кв. км)…

Горные территории Республики Дагестан включают в себя 1186 населенных пунктов (72 процента от общей численности населенных пунктов республики). В соответствии с Законом Республики Дагестан от 5 мая 2006 года N 25 «О перечне труднодоступных и отдаленных местностей в Республике Дагестан» 492 населенных пункта отнесены к труднодоступным местностям. Эти населенные пункты расположены в основном в зоне особых условий и в первой горной зоне.

Из общего числа населенных пунктов, расположенных в границах горных территорий, крупных с населением свыше 5 тыс. человек — 20, с численностью населения до 100 человек — 267.

Численность населения горных территорий на 1 января 2018 года составляла 931,1 тыс. человек (30,2 процента от общей численности населения республики). Плотность населения — 41,7 чел./кв. км (в среднем по РД — 61,2 чел./кв. км).

В 2018 году естественный прирост населения горных территорий составил 9500 человек, тогда как в 2017 году — 10189. Увеличилась миграционная убыль населения с 2340 человек в 2017 году до 4852 человек в 2018 году.

 

 

На депутатов бесполезно злиться

 

Большая часть ключевых депутатов Государственной Думы и в правительстве России живут либо в московских квартирах, либо на особняках, оформленных в границах дачных обществ. Это территории, где давно уже не действуют сельские администрации. Поэтому московская элита не видит причин сохранения сельских администраций.

«НД» объясняло, что Народное Собрание не выполняет функции представительного органа территорий, т.к. 100% депутатов собраны по партийной системе. Они подчиняются партийной дисциплине и руководству, которое находится в Махачкале и Москве. 

Кроме того, бывшие чиновники, перешедшие на пенсии в депутаты, не мотивированы отстаивать будущее на 10–20 лет вперед. Поэтому, даже если понимают, что ликвидация сельских администраций в Дагестане опасна, они не будут тратить остатки своего драгоценного времени на составление длинных юридических и экспертных заключений и ругаться с Москвой.

 

 

 

Эффективное решение

 

В основе всего процесса усиления виртуализации лежит новая бюджетная технология, разработанная в стенах казначейства и Минфина России. Дело в том, что в стране официально лишь несколько регионов-доноров. Поэтому преобладает распределительная финансовая система.

Казначейство придумало способ существенного сокращения издержек за счет уменьшения звеньев. Уже ликвидированы лишние бюджетные счета, а в скором времени не будет привычных региональных минфинов, в том числе в Дагестане.

Но государство — это не бизнес. Минимизация издержек и максимизация прибыли не являются целью власти. Задача государства — социально-экономическое развитие общества и безопасность.

Для тех, кто разрабатывал законопроект и бюджетную систему, все население однородно. Поэтому им неизвестно, почему столица многонационального Дагестана в сторону Каспийска развивается как город, а со стороны мононационального Кумторкалинского района растет сельская агломерация и провален план строительства промышленного поселка, несмотря на наличие доступа к сетям.

 

Угроза безопасности

В 2010-х годах, в период борьбы с терроризмом, автору (в последующем участнику координационного совещания по обеспечению правопорядка при полпреде в СКФО) удалось обратить внимание органов безопасности на то, что если использовать метод конкуренции в анализе местных ситуаций, то открывается совсем другая картина. Сельские администрации были и есть часть государственного представительства, которые выравнивают баланс сил, опиравшихся на институты адата или шариата.

Природа не терпит пустоты, поэтому упразднение государственного института местных администраций перегрузит систему джамаатов и мечетей, которые могут не справиться с волной местных проблем.

Уже сейчас обнаруживаются новые оригинальные формы самоуправления. Например, председатель местных властей Дагестана, будучи главой Кайтагского района, получил титул уцмия — руководителя средневекового полуфеодального политического образования. Свято место пусто не бывает, поэтому с ликвидацией местных администраций богатый исторический опыт Дагестан может родить еще не один десяток шамхалов, каганов и ханов. Хорошо ли это?

 

Раскулачивание земель и имущества

Основа власти — в законности, силе и имуществе. Упразднение сельских администраций приведет к передаче земель, зданий и бюджетов в районную администрацию. А земля — это основной источник конфликтов в Дагестане.

В итоге мы получаем почти идеальный райшторм: нет институтов государственной власти, но есть новая волна земельных конфликтов. Плюс постоянная конкуренция сел за руководство в районе перейдет в постоянные митинги джамаатов в райцентрах.

Республика только вышла из фазы высокого уровня конфликтности и перешла в этап восстановления и развития, а нас снова «подстреливают на взлете», возвращая обратно в зону высокой агрессии.

 

Ликвидация начнется сейчас

Авторы законопроекта, как и представляющие документ в Народном Собрании Дагестана, ошибаются относительно времени вступления в силу нововведений. Закон начнет работать не с 2023-го и тем более не с 2028-го года, а уже сейчас.

Как только во вторник, 18 января, депутаты Народного Собрания согласятся на ликвидацию сельских властей, в более чем 700 селах начнется процесс деградации. Местные жители поймут бесперспективность своих сел и аулов и начнут переезжать в райцентры и города. Сельские чиновники не будут больше бороться за сохранение земли и имущества, электрических сетей и источников питьевой воды.

Принятый в 2020 году парламентом Дагестана закон о восстановлении «сельсовета "Зубутлинский"» Казбековского района фактически не вступит в силу. Правительство даже не будет закладывать финансирование на поддержание власти в Зубутли. Хотя село обещало стать одним из самых быстро развивающихся туристических центров.

Боровшиеся много лет за свои затопленные земли села Унцукульского района все пойдут под «затопление». Это будет дагестанское «Прощание с Матерой». Большая часть республики будет напоминать брошенное село Гамсутль — красиво и печально.

Наглядное сравнение деградации можно будет получить в районах с землями отгонного животноводства. Местные села, потеряв свою юридическую структуру, будут похожи на соседние села «отгонников». Разница будет лишь в расстояниях до районных центров.

 

Города не справятся с миграцией

Страна ищет новые источники роста. Экономисты указывают на города. В результате раздаются возгласы о создании городов на пустом месте в Сибири. Законопроект на самом деле помогает решать эту проблему, т.к. выталкивает население из сел в сторону городов.

В XX веке дагестанские города пережили две волны миграции из сел: в советские времена нужны были рабочие руки, а после развала СССР в селах не было работы. После 90-х два города в стране увеличились в 2 раза — это Москва и Махачкала. Власти республики начали пытаться тормозить процесс исхода населения в города и разработали программу «Горы».

Сельских жителей во многом удерживает то, что они могут непосредственно принимать участие в управлении и определять судьбу и атмосферу своих родных просторов. После голосования в Народном Собрании о даче согласия на ликвидацию сельских властей это свойство сельской жизни уйдет и начнется новая волна миграции. Все вложения, сделанные в «нулевые» и сейчас по программе комплексного развития сельских территорий, вылетят в трубу. 

Но главное, что городская инфраструктура может не выдержать неожиданной волны миграции из сел. Поэтому все расчеты о мощности водоводов, канализаций и электросетей придется заново пересчитывать уже сейчас.

Что такое новая волна миграции в города? Это очередные конфликты за землю и работу. Это усиление процессов формирования небогатых пригородов с неразвитой инфраструктурой и плотной застройкой. Обычно здесь складывается не самая лучшая криминогенная обстановка, т.к. главные охранители порядков — старшие — на работе, а младшие уже не в селе, никому ничего не должны и им надо конкурировать в городе, а точнее, выживать. Криминологи расскажут, что часто пригородная молодежь первой волны миграции из сел является мишенью вербовщиков как обычного криминала, так и террористов.

 

Лекарство и обезболивающее

Проводившие исследования по заданию правительства ученые предлагали гибкую систему местного самоуправления в зависимости от ситуации в регионе, плотности проживания и инфраструктуры.

Парламент Дагестана может просить оставить регионам право ликвидации сельских администраций. Но для этого нужно потратить время и усилие для формирования соответствующих поправок. Однако по вышеизложенным причинам депутаты не будут печься о судьбе сельских жителей.

Есть несколько выходов. Крупные села и поселки можно передать в города, чтобы их не поглотили районные администрации. Например, в Ахтах 15 тысяч, а в Бабаюрте 16 тысяч жителей. Эти села потеряют свою самостоятельность. А в г. Южно-Сухокумске 10 тысяч жителей и этот город сохранит свою самостоятельность.

Второй вариант — это создание территориальных органов самоуправления. В отличие от садоводческих товариществ ТОСы можно создавать путем голосования граждан в границах определенных территорий. ТОС может быть создан как в статусе юридического лица, так и без такового.

Вариантов лекарств и обезболивающих много. Главное, чтобы была политическая воля и компетенция у местной и региональной знати.

 

P/S.  Наверняка у этого закона есть какие- то плюсы, но народу власть об это не рассказывает. Никто ведь и не спрашивает.

 

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта n-delo@mail.ru
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

COVID-19: 2 скончались, 298 выявлено, 3344 активных больных

ДАННЫЕ СТОПКОРОНАВИРУС.РФ

22.01.2022 12:25

Республика передала Махачкале «Общежитие №1»

распоряжение врио премьер-министра

22.01.2022 00:58

Дагестан уже потерял два года

Правительство без махара*

22.01.2022 00:13