Без помощи не взлетит

19.08.2017 12:07

Две недели назад правительство сделало заявление о планах реализации проекта по возрождению малой авиации в Дагестане. Предполагается возобновление работы аэропортов в Хунзахском, Ахтынском, Гунибском, Кизлярском районах, внедрение гидроавиации и создание воздушного такси. Ничего большего поведать о проекте не смогли и в правительстве республики. Авиаторы Дагестана предполагают, что никакого возрождения республика не планировала, а заявление было сделано поспешно, чтобы успокоить общественность после выхода в «Российской газете» статьи о закрытии единственного в республике аэродрома для подготовки пилотов малой авиации.

Под строительство аэродрома, который носит название «Улар», в 2007 году было выделено в аренду 50 гектаров земли в Новолакском районе.

«Изначально предполагалось, что он станет запасным, — рассказывает «Новому делу» старший летный начальник аэродрома Абдул Омариев. — К примеру, если над «Уйташем» плохая погода, а у «Улара» — ясно. И чтобы не уводить самолет на запасной аэродром, к примеру, в Минводы, предлагалось создать инфраструктуру на «Уларе» и сажать самолеты туда, когда понадобится. У нас даже была идея дать этому аэродрому имя братьев Толбоевых. Территория позволяла построить взлетно-посадочную полосу под самолеты гражданской авиации. Это земли сельхозназначения, их статус не стали менять, чтобы не обременять нас слишком большими налогами. Мы создали предприятие ООО «Арго», учредителем которого выступил Марсель Абдурагимов. Тогдашний глава администрации Новолакского района Билал Омаров (ныне вице-премьер. — «НД»), чтобы избежать конфликта по поводу выделения огромного участка выходцам из другого района, предложил назначить руководителем уроженца района. Директором стал Махмуд Курбанов. Когда аэродром получал аэронавигационный паспорт, пришлось изменить название «Арго», которое посчитали неподходящим для авиационной деятельности, на «Махачкала -1». В ходе процесса переименования Курбанов без нашего ведома переоформил компанию на себя и брата. К тому времени мы уже вложили 20 млн рублей, соорудили взлетно-посадочную полосу, ангар для обслуживания авиатехники, здание командно-диспетчерского пункта. И только год назад, когда нас попросили снести ангар и другие строения и освободить территорию, узнали, что предприятие больше не принадлежит нам. Мы обращались в правоохранительные органы, но это не дало результата».

Территорию аэродрома захламили старыми покрышками, ворота ангара сломали, позже вход загородили сеткой. Сейчас в ангаре стоят три самолета, в прежние времена здесь базировались 13 самолетов.

Эра малой авиации закончилась в 1994 году, считает бывший гендиректор ОАО «Авиалинии Дагестана» Алексей Джабраилов. Когда-то он начинал с сельхозавиации. В советское время ее активно использовали на каждом крупном предприятии.

«Оказывали помощь министерству сельского хозяйства, обрабатывали поля против сорняка и вредителя, — вспоминает Джабраилов. — В крупных хозяйствах был такой специалист — агроном-энтомолог. Он знал, когда наиболее выгодный агротехнический срок для обработки полей. Сейчас по всему Югу России — саранча. Ее надо уничтожать, пока насекомое не встало на крыло, но мы каждый раз опаздываем. У нас нет сельхозавиации, но есть частники, готовые приступить к обработке за определенную плату. Большинство из них работают «под черным флагом». Это значит, что есть самолет, но нет лицензии на вид деятельности, а наличие сертификата летной годности под вопросом. Существует только договоренность между сторонами, и на свой страх и риск владелец судна проводит обработку полей».

В 70–80 годы внутреннее сообщение было настолько популярным, что «Ан-2» делал по 2–3 перелета в день. Почти в каждом районе республики были свои взлетно-посадочные площадки. На среднюю зарплату дагестанца можно было купить около десяти билетов в зависимости от маршрута. Перелет в Москву обходился примерно в 25 рублей при средней зарплате 160 рублей.

Большинство аэродромов не сохранилось. Перед продажей Махачкалинского международного аэропорта земли перешли в республиканскую собственность, говорит Джабраилов, и теперь они имеют статус сельхозземель.

«Сейчас пассажирские перевозки по республике нерентабельны, почти в каждой семье есть автомобиль. А вот в сельском хозяйстве, туризме и системе здравоохранения альтернатив малой авиации нет. Дагестанская санавиация держится на единственном вертолете, его ресурс не безграничен. А малые самолеты могут запросто делать такие же перелеты, и в два раза дешевле, чем вертолет. Сельхозавиация востребована в соседних регионах, если мы возродим малую авиацию, соседи потянутся к нам», — отмечает Джабраилов.

Без развития производства и сельского хозяйства малая авиация экономически не выгодна, считает чемпион Европы, призер чемпионата мира по высшему пилотажу Муслим Гасанов. «Малую авиацию в Дагестане надо зарождать, и в соответствии с размахом производства увеличивать количество самолетов. Сегодня сельское хозяйство возрождается, но нет масштаба. В советское время мы опрыскивали весь Дагестан, летали в соседние регионы. В стране более 1000 самолетов работали на авиахимработах», — рассказывает Гасанов.

Заинтересованности в развитии малой авиации в Дагестане нет, считают авиаторы. Авиация не приносит много денег. Малую авиацию разрушили, большая ушла, руководители республики не выступили в защиту «Авиалиний Дагестана», тогда как в соседней Чечне, где все было разрушено, создали свою авиакомпанию.

«После того как у компании был отозван сертификат эксплуатанта, у нас остался самолет Ту-154 с действующим сертификатом летной годности и с достаточным ресурсом, — рассказывает Алексей Джабраилов. — Он находился в собственности республики. Через год ко мне обратилась одна московская авиакомпания с просьбой предоставить им в аренду этот самолет. Я сообщил о желании москвичей тогдашнему министру, курировавшему авиацию. Авиакомпания была готова за эксплуатацию нашего самолета платить от 3 до 5 млн рублей в месяц в бюджет республики. Сдай мы 2–3 самолета в аренду, республика получала бы порядка 10–15 млн рублей ежемесячно. «Бюджет Дагестана не есть мой карман, — заявил министр директору авиакомпании. — Мне что с того?» Министр попросил сверху такую же сумму для себя. Москвичи развернулись и ушли. Самолеты сгнили. Частными рейсами должно быть заинтересовано руководство республики, иначе наш разговор останется разговором».

Аэродром «Улар» был единственным на Северном Кавказе лицензированным учебным центром для подготовки пилотов малой авиации. Сегодня он также закрыт. В свете последних событий продлевать лицензию владельцы не стали, хотя не оставляют надежды возродить его снова.

«Ребята хотят создать авиацию снизу, им нужно дать толчок, — говорит о братьях Омариевых Муслим Гасанов. — Конечно, экономическая ситуация не радужная, но тем не менее могут найтись инвесторы. Возможно, будет какая-то государственная помощь, сохранение аэродрома, решение каких-то авиационных проблем. Чтобы вернуть то, что было, нужны десятилетия. Через лет пять может не остаться специалистов, и тогда будет сложно что-то начинать, и энтузиастов уже не будет. При ДОСААФ существовал авиационно-спортивный клуб, в котором было около 36 самолетов. Три самолета «Ан-2» и пять вертолетов «Ми-2». Подготовку для службы в армии проходили 300 десантников, около 500 спортсменов-парашютистов, около 200 спортсменов-парашютистов – мастеров спорта, перворазрядников и т.д., в самолетном звене было около 60–70 летчиков-спортсменов. Проводилась большая воспитательная работа».

С помощью ОАО «Концерн КЭМЗ» Гасанов планирует открыть учебный центр в Кизляре. Завод обещал предоставить новый четырехместный самолет «МАИ 411», серийный образец которого был представлен на международном авиасалоне «МАКС-2017». Сверхлегкий многоцелевой «МАИ 411» соответствует европейским правилам сертификации воздушных судов CS-20 и американским FAR-23.

После публикации в «Российской газете» статьи о закрытии единственного в республике аэродрома для подготовки пилотов малой авиации в правительстве Дагестана заявили, что по указанию главы республики отрасль будет возрождена. Однако каким образом это будет сделано (с привлечением инвестора или при государственной поддержке) и в какие сроки, в правительстве не уточнили.

По словам Абдула Омариева, они готовы искать инвесторов и развивать малую авиацию при условии, что им вернут предприятие и аэродром. «Без поддержки руководства республики сделать это будет сложно. Мы и прежде обращались и в Минпром РД и в Минтуризма с предложениями развивать малую авиацию, но особой поддержки пока не получили».

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта n-delo@mail.ru
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

В воздушном пространстве Махачкалы установлен особый режим полетов

Администрация Махачкалы опубликовала постановление об утверждении административного регламента предоставления муниципальной ...

20.08.2020 00:42

Над Дагестаном прошла штурмовая авиация

Уром 17 июня над Махачкалой пролетели две пары боевых самолётов ...

17.06.2020 15:54

Над Махачкалой прошли шесть самолетов ВКС России

В небе над Махачкалой в сторону аэропорта пролетели шесть самолётов ...

29.04.2020 10:25