Иранские шашлыки из дагестанского мяса

19.01.2019 09:00

На наш взгляд, главным экономическим событием прошедшей недели стало совещание в правительстве РД, на котором обсуждались перспективы развития кормопроизводства в республике. Многим читателям «НД» тема эта может показаться не очень интересной — кого волнуют какие-то корма, когда на фоне повышения НДС уже начали расти цены практически на все продукты, когда все ощутимее стала бить по карману коммуналка, а привычный десяток яиц в одночасье превратился в «девяток».

Мясо — это наше все

Для людей, не связанных с сельским хозяйством, корма, действительно, материя весьма скучная. Мало кого волнует, сколько в республике заготовлено сена и фуражного зерна и на сколько процентов в этом году подорожает тонна комбикормов. И это, в принципе, вполне объяснимо.

Все дело в том, что мало кто знает, что «кормовые затраты» составляют примерно 50–60% в себестоимости мяса. Так что на самом деле в правительстве говорили не только о кормах. По большому счету здесь обсуждался вопрос, напрямую касающийся каждого дагестанца, — как выполнить указания Путина по увеличению экспорта сельхозпродукции и при этом не допустить дефицита баранины и обвального роста цены на мясо в Дагестане.

Зерно вместо оружия

А теперь по порядку. После того, как российская оборонка попала под санкции, а цены на нефть начали падать, неожиданно выяснилось, что одним из самых доходных экспортных товаров в России стала сельхозпродукция. В 2015 году впервые в истории современной России доходы от продажи продукции сельского хозяйства на полтора миллиарда долларов превысили доходы от продажи вооружений, достигнув рекордной цифры в $16 млрд. Эксперты считают, что при сохранении нынешних темпов развития (рост объемов производства за 5 лет более чем на 20%) вполне реальным выглядит сценарий, при котором к 2070 году доходы только зернового экспорта будут сопоставимы с прибылью от продажи углеводородов. Именно поэтому в последних майских указах президента страны в качестве основной задачи обозначено доведение к 2024 году экспорта продукции АПК до $45 млрд в год.

Понятно, что такая серьезная задача должна быть подкреплена не менее серьезным финансированием. В этом году, к примеру, в бюджет Дагестана из федерального центра поступило более 14 млрд дополнительных рублей. Эти деньги как раз и предназначены для финансирования задач, обозначенных в майских указах Путина, а также для реализации национальных проектов в республике.

На сегодняшний день единственным экспортным продуктом дагестанского агропрома является баранина, закупаемая Ираном. В 2017 году туда было продано 340 тонн мяса, в 2018 планировали поставить уже около 7 тысяч тонн, но в реальности объемы оказались в два раза скромнее. Тем не менее тенденция к увеличению экспортных поставок налицо — в нынешнем году, к примеру, Дагестан помимо баранины начнет поставлять в Иран и говядину. По словам заместителя председателя правительства Республики Дагестан — министра сельского хозяйства и продовольствия РД Абдулмуслима Абдулмуслимова, стоимость контракта на поставку говядины составляет 393 млн рублей (это примерно 800 тонн мяса).

Так как дагестанское мясо оказалось единственным экспортоориентированным товаром, нетрудно предположить, что правительство РД сделает все возможное для того, чтобы все контракты с Ираном были выполнены, а объемы поставок к 2024 году выросли в три раза. И поэтому на ближайшие годы животноводство, а особенно овцеводство, в Дагестане станет приоритетной отраслью.

Время пересчитывать овец

К слову, работа эта уже началась. Есть и первые результаты. К слову, не очень приятные как для чиновников, курирующих отрасль, так и для работников статистических служб. Наши читатели, уверены, следят за многолетним спором независимых СМИ и сельхозчиновников по поводу размеров республиканского стада овец. Эксперты и журналисты пытались доказать, что в реальности такого количества овец (примерно 5,4 млн голов. — «НД») в республике нет и быть не может, но поскольку никто овец пересчитывать не собирался, вопрос этот долгие годы оставался открытым. Не помогло даже прямое указание Васильева, потребовавшего предметно определиться с размером стада. Работу эту, правда, начали, но достаточно вяло, надеясь, как это часто бывало, спустить на тормозах.

Рывок на этом направлении случился как раз после майских указов, когда оказалось, что без объективной статистики невозможно рассчитать возможности республики в решении задачи по увеличению объемов экспорта. Как стало известно «НД», в конце декабря прошлого года Абдулмуслимов на совещании в правительстве РД доложил Васильеву о том, что в реальности овец в республике на 1,2 млн голов меньше, чем считалось ранее. Поскольку представителей независимых СМИ на этом совещании не было, это сенсационное сообщение на новостные полосы не попало. Тем не менее случившееся теперь определяет нашу реальность, в которой отныне существует чуть более 4 млн голов дагестанских овец.

Обеспечить поставки и сохранить стадо

На этом фоне совещание по кормам следует рассматривать как попытку разработать комплекс мер, которые позволят не только обеспечить поставки мяса за рубеж, но и обеспечат сохранность стада. При этом, как отмечалось на совещании, увеличение экспортных поставок не должно отразиться на внутреннем рынке, где сокращение объемов обязательно обернется ростом цен на главный дагестанский продукт.

Именно поэтому сегодня наши чиновники объявили борьбу за сохранение чуть ли не каждого килограмма овечьего мяса, используя любые возможности для снижения потерь. Вот, к примеру, цитата из выступления Абдулмуслимова: «Есть два направления, которыми мы должны заниматься одновременно. Во-первых, как вы знаете, с горных пастбищных угодий до зимних пастбищ прикаспийской низменности сотни километров пути, и в период перегона овцы теряют определенное количество привеса. Поэтому возникла идея организовать модульные убойные цеха в узловых точках (около Хасавюрта, в Буйнакском районе и в Южном Дагестане), через которые во время осеннего перегона скота проходят многочисленные отары. Во-вторых, на территории Бабаюртовского, Кизлярского, Тарумовского и Ногайского районов необходимо организовать промышленного типа площадки по откорму поступивших на зимние пастбища овец».

К слову, по этой схеме давно уже активно работают овцеводы Ставропольского края, активно использующие в своей практике стационарные откормочные площадки. По мнению многих экспертов, на этих площадках могут содержаться не только местные овцы, но и молодняк мясных пород овец, которые в республике не разводят. Как считают ученые, даже австралийская овца, откормленная в Дагестане, станет дагестанской овцой, поскольку вкусовые качества мяса напрямую зависят от кормов, которые получает животное.

Кормовой тупик

Обеспечение экспортных поставок, особенно по говядине, выдвинуло на первое место проблему обеспечения республики собственными кормами (как известно, сегодня практически весь крупный рогатый скот, стоящий на откорме в Дагестане, обеспечивается кормами, выращенными в соседнем Ставропольском крае). В этом плане ориентир на мясной экспорт неминуемо будет стимулировать в республике производство комбикормов. А это в свою очередь потребует увеличения урожайности пшеницы, овса, кукурузы и других зерновых культур. Можно также предположить, что уже с этого года главы районов будут вынуждены лично контролировать ход заготовок сенажа и силоса, поскольку в последние годы на этом направлении отмечается значительное сокращение объемов.

Таким образом, животноводство в Дагестане может превратиться в драйвер развития всего АПК, особенно если удастся грамотно распорядиться федеральными траншами.

Кроме того, очевидно, что новые вызовы заставят руководство республики предметно заняться вопросами спасения зимних пастбищ на севере Дагестана. О необходимости этой работы «НД» писало не раз и не два, но до сих пор нас не слышали. Теперь же, уверены, ситуация поменяется.

О необходимости поднятия продуктивности отгонных пастбищ на совещании говорил сотрудник ФАНЦ РД, доктор сельскохозяйственных наук Нурислан Магомедов. Также он отметил, что в полевом кормопроизводстве целесообразно использовать наиболее адаптивные кормовые культуры, обеспечивающие высокую продуктивность в условиях орошения, — наряду с кукурузой и сорго необходимо иметь посевы раннеспелых сортов суданской травы или сорго-суданского гибрида. Он также посоветовал отдавать предпочтение выращиванию люцерны, особенно при создании многолетних травостоев на пахотных, хорошо окультуренных и орошаемых землях.

По поводу люцерны Магомедова активно поддержал ректор Дагестанского аграрного университета Зайдин Джамбулатов. В качестве возможностей по увеличению объемов кормопроизводства в республике он предложил использовать сорт люцерны итальянской селекции, которую уже несколько лет экспериментально выращивают в селении Хамаматюрт. «Средняя урожайность гектара посевов на богаре здесь доходит до 300 центнеров, — отметил Джамбулатов, — а в условиях орошения можно получить в два раза больше. Считаю, что следует значительно расширить площади посевов здесь для производства семян».

О бедной люцерне замолвите слово

Кстати, по мнению Джамбулатова (в свое время он эту идею высказал на страницах «НД»), люцерна могла бы стать еще одним востребованным товаром для экспорта. Потребности Саудовской Аравии, Эмиратов, Ирана, Ирака и других стран региона оцениваются в миллионы тонн.

В республике же имеются огромные площади неиспользуемых земель, к тому же эта культура идеально подходит для выращивания в Дагестане. Единственная проблема — необходимо построить несколько цехов по упаковке готового сена.

В свое время предложения Джамбулатова по люцерне никого не заинтересовали. Сегодня же, когда главную ставку в АПК решили сделать на экспорт продукции, ситуация, надеемся, поменяется. Тем более, что прибыль в этом сегменте рынка может доходить до 100%.

От редакции. На этом разговор о дагестанском овцеводстве мы не завершаем. Редакция «НД» считает эту отрасль приоритетной и заслуживающей серьезной информационной поддержки. В наших планах на этот год — организация круглого стола с привлечением ученых, работников Минсельхоза, руководителей хозяйств, чабанов, серия интервью с руководителями ведомств, так или иначе связанных с овцеводством. Мы считаем, что давно назрела необходимость обсуждения проблем отгонных пастбищ, восстановления скотопрогонных трасс. К слову, именно закрытие трасс и сужение «коридоров перегона» приводят к тому, что в ходе перегона овца теряет в весе. Опыт работы многих хозяйств в социалистический период говорит об обратном — при наличии «правильных» трасс овца всегда прибавляет в весе. В общем, проблем, так или иначе связанных с развитием овцеводства, великое множество. Постараемся вместе с экспертами раскрыть хотя бы некоторых из них.
 

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта n-delo@mail.ru
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Проезд поднялся на миллиард рублей

ПСИХУШКА НА КОЛЕСАХ Вечер. Махачкала. Водитель маршрутки спрашивает пассажира, протянувшего ...

10.02.2019 21:57

Кто у нас ворует газ

Дело Арашуковых, о котором в эти дни говорят практически все ...

02.02.2019 10:30

Поворот к реальному бизнесу?

В ходе недавнего интервью «Новому делу» Владимир Васильев сообщил о ...

02.02.2019 10:00