«Все и так неплохо. Мы победим»

15.09.2023 15:10

 

Журналист «Черновика» Абдулмумин Гаджиев получил 17 лет лишения свободы

Редакция «Черновика»

12 сентября Южный окружной военный суд в Ростове-на-Дону приговорил Абдулмумина Гаджиева, Кемала Тамбиева и Абубакара Ризванова к 17 годам, 17,5 лет и 18 годам лишения свободы соответственно, в колонии строгого режима, с отбыванием части срока в тюрьме.

Напомним, что редактор отдела «Религия» газеты «Черновик» Абдулмумин Гаджиев, программист из Москвы Кемал Тамбиев и юрист, экс-учредитель фонда «Амана» Абубакар Ризванов были задержаны 14 июня 2019 года.

По версии следствия, Гаджиев, Тамбиев и Ризванов объединились в 2009 году с Абу Умаром Саситлинским (дагестанский проповедник Исраил Ахмеднабиев, находится в федеральном розыске) и другими лицами якобы для того, чтобы проводить в массы идеи таких запрещенных в России террористических организаций, как ИГИЛ, Конгресс народов Ичкерии и Дагестана и др.

Следствие также считает, что подсудимые занимались тем, что под руководством Ахмеднабиева привлекали денежные средства в фонды последнего под предлогом благотворительности и направляли их на нужды террористов.

Гаджиев, Тамбиев и Ризванов вину не признали и не признают. Приговор они намерены обжаловать!

«Черновик» считает обвинения следствия незаконными и необоснованными, результатом фантазий и фальсификаций следствия, а вынесенный приговор — несправедливым и необоснованным.

 

Интеллектуальный поединок

С момента задержания Абдулмумина Гаджиева это дело обрело резонанс. Это было связано с тем, что немногим ранее до этого в Москве сотрудниками МВД был задержан по обвинению в хранении наркотиков журналист Иван Голунов. Журналистское сообщество вступилось за него, добившись, чтобы Голунова освободили из-под стражи. Впоследствии было доказано, что наркотики журналисту были подброшены.

Тогда же арест Гаджиева был воспринят журналистами как продолжение политики по давлению на независимых журналистов и СМИ.

Видя несостоятельность предъявленных журналисту и его «подельникам» обвинений и «доказательств», в защиту Гаджиева высказались многие российские журналисты и издания. А публикации многочисленных независимых (в том числе, друг от друга) СМИ с каждым разом все больше и больше убеждали общество в том, что Гаджиев, Тамбиев и Ризванов невиновны.

Помимо коллег по цеху в поддержку журналиста Абдулмумина Гаджиева еще на стадии следствия выступили российский омбудсмен Татьяна Москалькова, Союз журналистов России, «Репортеры без границ», Комитет защиты журналистов и многие другие организации.

Общество, наблюдая за процессом, ждало реакции властей. Но ее не было. Если не считать заявления пресс-секретаря Президента России Дмитрия Пескова, что «Генпрокуратура проверит законность задержания журналиста…».

Первые полтора года общество, благодаря публикациям Гаджиева, Тамбиева и Ризванова, наблюдало за интеллектуальным поединком подсудимых с так называемым «Лучшим следователем России» Надиром Телевовым. Все его следственные действия, выводы из них и доказательства легко ими опровергались и, более того, выявлялись откровенные фальсификации.

Интеллектуальный поединок был выигран, но процессуальный, основанный на взаимном сокрытии ошибок и нарушений отдельных представителей органов следствия и надзора, — нет.

22 июня гособвинитель в процессе, прокурор Мурад Алиев запросил для подсудимых по 19 лет лишения свободы.

Слушая речь прокурора, Абдулмумин, Кемал и Абубакар поражались даже не тому, сколько просит для них Алиев, а тому, что в своей обвинительной речи гособвинитель слово в слово повторил обвинительное заключение, с которым 38 томов уголовного дела пришло из СУ СКР по РД в суд. Словно не было многочисленных опровержений всех доводов следствия, результатов экспертиз и показаний свидетелей, требовавших, как минимум, корректировки обвинения…

Последовали последние слова (защитительные речи) обвиняемых. И тут, если Кемал Тамбиев и Абдулмумин Гаджиев коротко пересказывали суду основные тезисы защиты и просили суд признать их невиновными, то речь Абубакара Ризванова была скрупулезным анализом каждой строчки обвинительного заключения!

Для непредвзятого юриста защитная речь Ризванова явилась своего рода обвинительным приговором всему следствию: перечисляя строчку за строчкой, протокол за протоколом, Ризванов обнажал нарушения, нестыковки, нелогичность и прямые фальсификации в данном уголовном деле.

Стоить отметить, что в рамки одного судебного заседания оглашение Ризвановым своей речи не вместилось. Его речи было уделено три судебных заседания.

 

Ожидания

7 сентября стороны озвучили реплики сторон. Было довольно трогательно видеть, как подсудимые благодарят судьбу за то, что она свела и сдружила их, ранее не знакомых друг с другом людей. Говорят о своих близких родственниках и семье. И говорят, что рассчитывают на справедливое правосудие…

«Меня оскорбляет ярлык террориста, который на меня навесили!.. Эти четыре года в тюрьме я не один. В тюрьме и моя мать, и жена с детьми, и бабушка, и брат с сестрой… На днях прошла десятая годовщина моего брака, почти половину которого я нахожусь в тюрьме… Истину можно и нужно отстаивать, это не так безнадежно, как многим кажется…» — говорит Кемал.

«Нет ни одного человека, который когда-нибудь слышал бы от меня, Гаджиева или Тамбиева каких-либо радикальных высказываний или призывов… Им (моей семье и близким) не стыдно за меня. Им не стыдно за меня, так как они знают, что я не имею отношения тому, в чем меня обвиняют. Они ходят с высоко поднятой головой!» — говорит Абубакар.

«Мы до сих точно не знаем, кто стоит за этим спектаклем… Я могу с уверенностью сказать: кто бы это ни был, он не достиг своей цели… Общественность сегодня не просто не сомневается в нашей невиновности. Наш процесс стал нарицательным и ассоциируется в обществе, как пример вопиющего беззакония и фальсификации уголовных дел. Это дело было фейком от начала до конца!» — говорит Абдулмумин.

И он же цитирует одного из правоведов прошлого, шейху-ль-ислам Ибн Таймийю: «Что мои враги могут сделать со мной? Мой сад, Рай в моем сердце! Если они заточат меня в тюрьму, это будет уединение со Всевышним, если убьют — смертью на Его пути, а если вышлют — путешествием».

Выслушав подсудимых, суд, в составе судей Романа Сапрунова,Ризвана Зубаирова и Максима Никитина удалился в совещательную комнату.

 

Вынесен приговор!..

Приговор должны были огласить на следующий день, 8 сентября, но… его перенесли на 11-е. Оказалось, что в Ростовской области идут выборы, а приставы, должные обеспечить доставку обвиняемых, задействованы в обеспечении порядка на избирательных участках.

В ожидании понедельника пользователи соцсетей мрачно шутили, что приговор Гаджиеву, Тамбиеву и Ризванову специально приурочили к 11 сентября, дню, когда в 2001 году в США произошли масштабные теракты.

Но, прибывшим в этот день к суду родственникам и друзьям подсудимых было заявлено, что оглашение приговора снова откладывается. На 12 сентября. Совпадение это или нет, но день приговора совпал с днем рождения главы РД Сергея Меликова и породил нехорошие ассоциации…

12 сентября суд решил приговорить Абдулмумина Гаджиева, Кемала Тамбиева и Абубакара Ризванова к длительным срокам лишения свободы… Гаджиев, Тамбиев и Ризванов с приговором не согласились, заявив, что будут его обжаловать.

Узнать подробно, какими аргументами опровергались обвинения, вы можете на сайте «Черновика».

 

[Послесловие](Дано в сокращении)

Ассаламу алейкум, друзья! Всех приветствую. С вами Абдулмумин.

Во-первых, хочу поблагодарить всех за эту колоссальную поддержку. Это важно для меня, для моих двоих друзей и для наших близких. Это оценка общества вынесенному приговору. Таким он останется в памяти и истории.

Во-вторых, мы находимся в отличном расположении духа. За эти четыре года мы научились не переживать за то, что от нас никак не зависит. Мы бы переживали, если бы плохо выступили в прениях или не доработали в судебном следствии. Но мы сделали все, что от нас зависело, и если Всевышний Аллах решил, что пока мы должны оставаться здесь, значит, у нас есть незаконченные дела. Если правонарушительная система желает продолжать глотать кактусы, мы продолжим ее кормить.

В-третьих, вынесенный приговор не просто воздушный. В нем нет даже выдуманных оснований для подобного обвинения и срока. А они всегда бывают.

До нас дошли некоторые слухи, связанные с тем, как был вынесен приговор и с чем были связаны переносы заседаний. Имел место очень редкий для подобных дел случай «особого мнения» одного из судей. Судья Зубаиров не был согласен со своими коллегами, и скоро мы подробно ознакомимся с его позицией.

И последнее: хватит называть нас «угнетенными» и «притесненными». Поверьте, мы в совершенно другом статусе.

Единственное, с чем сейчас связаны наши переживания, — это грусть наших родных и близких. Поэтому мы вдвойне благодарны всем вам за поддержку.

Все будет хорошо. Все и так неплохо. Мы победим. Даст Аллах. Что наши враги могут сделать с нами, если наш Рай в наших сердцах? Двигаемся дальше.

 

P.S. Редакция «Черновика» благодарит издание «Новое дело» за предоставленную в газете площадку для публикации статьи и поддержку.

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта [email protected]
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Новый указ о назначении врио министра строительства

третье назначение Б. Уллаева за неделю

26.05.2024 00:35

С. Меликов: разрешение на строительство только с согласия Минстроя

«маалинская» история должна закончиться

25.05.2024 20:12

Сколько получит «Динамо» Махачкала из бюджета Дагестана

проект поправок в бюджет республики

25.05.2024 19:19