Алик Абдулгамидов о трагических подробностях событий в Кизляре

16.11.2023 22:29

О трагических подробностях событий в Кизляре  

В сентябре исполнилось бы семьдесят лет  Герою России полковнику милиции Арзулуму Ильясову. Легендарный командир дагестанского СОБРа погиб в январе 2005 года по время штурма  дома, где засели террористы. Предлагаем вам очерк о нем из будущей книги журналиста Алика Абдулгамидова «Герои моего времени и варвары».                                                             

Алик Абдулгамидов

 Командир СОБРа 

  В начале 2000-х годов   мой друг Загир Арухов долго уговаривал меня написать книгу о нападении боевиков на Кизляр. Он, заместитель министра по национальной политике, информации и внешним связям республики, планировал подготовить и издать серию книг о постсоветской драматической истории Дагестана. «Ты не только свидетель, но и один из участников этих трагических событий», - убеждал  меня Загир.

    После долгих колебаний в марте 2003 года  я, наконец, взялся за эту нелегкую работу,  стал собирать материал для своего повествования. Ознакомился с показаниями осужденных террористов, беседовал с бывшими заложниками и руководителями правоохранительных органов и спецслужб.   Командир дагестанского СОБРа Арзулум Ильясов  и его бойцы, с которыми  я познакомился в январе 1996 года  на передовой  в разгар боев за село Первомайское, должны были стать главными героями будущей книги. Но наше интервью   все время откладывалось.  

   В начале командир СОБРа на три месяца отправился в командировку в Чечню, потом собровцы оказались в горах  Дагестана, где около недели участвовали в  очередной спецоперации. Наконец,   отряд вернулся на базу,  но и этот свободный  день полковник милиции  провел на полигоне вместе с бойцами.  Когда я уже потерял всякую надежду на встречу, в трубке телефона неожиданно раздался знакомый голос  Арзулума: «Приезжай, брат,  поговорим».

    С открытым забралом

   За последние полгода он впервые проводил выходной дома. В маленькой комнате   и спальня, и рабочий кабинет командира отряда.  Справа у стены стоит солдатская панцирная кровать с аккуратно заправленной постелью. Тут же рядом у ее изголовья в углу лежат бронежилет и автомат с двумя магазинами. А прямо у входа в помещение – небольшой письменный стол, на котором уместились компьютер и  стопка книг.  

    С разрешения хозяина квартиры беру книги со стола, внимательно их рассматриваю. Все они - научные издания  по юриспруденции, с закладками, на  страницах пометки карандашом. На обложках некоторых  книг знакомая фамилия – «А. З. Ильясов». Оказывается, между бесконечными командировками и спецоперациями  полковник Ильясов защитил диссертацию на соискание ученой степени  кандидата юридических наук, разработал  учебное пособие по  подготовке СОБР и подразделений спецназа отделов внутренних дел, написал книги, посвященные истории суда присяжных и вопросам  обеспечения общественной безопасности в экстремальных ситуациях силами специальной милиции.

         Арзулум Ильясов еще подростком мечтал работать школьным учителем, поступил в педучилище, после -  в педагогический институт. Даже успел поработать в родном селе заместителем директора школы по военно-патриотическому воспитанию.  Но в начале 80-х годов судьба неожиданно связала его жизнь с правоохранительными органами. За десять лет Арзулум  прошел путь от рядового милиционера до командира роты  патрульно-постовой службы. Потом перевелся на службу в УБОП – Управление по борьбе с организованной преступностью, а через три года уже возглавил СОБР, стал командиром специального отряда быстрого реагирования.  

        О    мужестве и бесстрашии полковника Ильясова      давно ходят легенды. Он не прячется за спинами подчиненных, всегда в бой идет впереди своих бойцов и не скрывает лицо от врагов под маской. Чувство долга для него  важнее чувства страха.  «Я выполняю свой долг и никого не боюсь», - говорит командир СОБРа. За его плечами – много опасных операций по обезвреживанию преступников, вместе со своими боевыми друзьями    он  спас сотни заложников. В августе – сентябре 1999 года вместе подчиненными мужественно сражался с вторгшимися  в Дагестан из Чечни бандами террористов, участвовал в освобождении Карамахи. Подвиги   командира СОБРа  отмечены медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» второй степени, медалью «За отвагу» и двумя  орденами  Мужества. Но вот научная деятельность боевого офицера  для меня стало открытием. Как оказалось, он еще является старшим преподавателем ДГУ и сейчас трудится  над докторской диссертацией.

    Отложив в сторону книги, я раскладываю на краешке письменного стола диктофон, блокнот и ручку: «Начнем?». Командир  улыбнулся: «Бойцы вспоминают минувшие дни и битвы, где вместе рубились они…» Потом его обветренное лицо стало серьезным, черные брови сдвинулись, и на лбу образовалась глубокая морщина.  Наступила пауза. Видно, что нелегко Арзулуму даются  вспоминания о кизлярско-первомайских событиях: там его отряд понес тяжелые потери.

    9 января 1996 года, бойцов дагестанского СОБРа – специального отряда быстрого реагирования рано утром подняли по тревоге.  Дежурный по управлению сообщил, что  на спящий Кизляр напали чеченские боевики.   «Есть погибшие и раненные как среди милиционеров, так и среди мирного населения», - доложил он. А сколько боевиков вошли в Кизляр, какие объекты в городе они заняли? -  по словам дежурного, не знали ни в горотделе милиции, ни в администрации северного города. 

   Примерно через два часа    отряд перебросили вертолетом в Кизляр.  В городе со всех сторон слышны звуки автоматных и пулеметных очередей. По его улицам  небольшими группами шли люди с вещами, мимо проехали несколько автомобилей и автобус, переполненные пассажирами. Город покидают старики, женщины и дети.

    Командиры отряда в Кизлярском горотделе, в первую очередь, уточнили оперативную обстановку.  Выяснили,  что на рассвете боевики напали на местный аэродром и сожгли два вертолета. Одновременно они атаковали армейский городок, где базировалась войсковая оперативная группа. Боевики также сделали попытку блокировать железнодорожный вокзал. Но основные события, по мнению кизлярских милиционеров, развернулись в микрорайоне Черемушки, где боевики врывались в дома и сгоняли людей в захваченную районную больницу. Было известно, что боевики расстреляли в своих квартирах несколько семей, которые отказались выполнять их требования.

   Салман Радуев  заявил, что они не уйдут из города пока Москва не выведет российские войска из Чечни.  Федеральные СМИ  с  утра сообщают, что «в Кизляр вошли свыше 200 дудаевских боевиков и они удерживают в больнице около 100 заложников».   Но в городе этим цифрам мало кто верил. Так говорят кизлярские милиционеры. Однако, и никто в городе не знает, сколько в действительности в больнице боевиков и заложников.

   Перед отрядом руководство МВД республики поставило задачу очистить от снайперов и блуждающих групп боевиков прилегающие к профилактории завода кварталы. Бойцы сразу же вступили в огневой контакт с боевиками в районе КЭМЗа. Судя по интенсивной прицельной стрельбе, они занимали позиции и на крышах домов. Скоро боевики, отстреливаясь, вынуждены были отступать к больнице. В спешке бросили своих убитых. Уличные бои в этот день продолжались более трех часов.  Где-то к полудню   собровцы вместе с бойцами ОМОНа  заблокировали банду Радуева  в больнице, где террористы удерживали  заложников.

   Команды штурмовать больницу не было. Бойцам приказали держать медицинское учреждение под прицелом, сообщили, что   власти Дагестана ведут с боевиками  переговоры.  В полдень журналистам удалось с переговорщиками зайти в больницу и по их видеоматериалам в оперативном штабе узнали, что боевики удерживают не сто, как сообщали официальные СМИ, а около трех тысяч заложников. Поэтому, опасаясь большого кровопролития в городе, республиканские власти настаивали на переговоры. Поздно вечером  террористы согласились освободить всех заложников, если им обеспечат коридор для возвращения в Чечню. Добровольными заложниками – гарантами безопасного проезда отряда Радуева на свою территорию - решили стать несколько депутатов,  руководящих работников республики и журналисты.

  На рассвете 10 января десять автобусов, два «Камаза» и пять карет «скорой помощи» в сопровождении милицейских машин покинули Кизляр. Позже выяснится, что с собой террористы в нарушении достигнутых договоренностей, кроме добровольных заложников, взяли еще около 160 кизлярцев, в том числе женщин и детей. В случае опасности, по замыслу бандитов, они должны были служить   прикрытием – «живым щитом».

   Когда отряд Радуева покинул город, бойцы СОБРа  собирались    вернуться на базу, все думали, что эта трагическая история закончилась. Но   тут снова  объявили  тревогу: на границе Дагестана и Чечни колонну с боевиками и заложниками остановили ракетным обстрелом из вертолетов федеральных сил и террористы заняли Первомайское.  В последний момент генералы испугались, что банду Радуева на территории Чечни им не достать и поэтому решили операцию по ее ликвидации начать в Дагестане. О заложниках они старались не думать. Потом весь мир узнает о  небольшом дагестанском селе, где развернулась «барсуковско-куликовская битва» …

    Волкодав

   Целую недели подразделения Минобороны и внутренних войск   блокировали занятую боевиками  село Первомайское, разворачивали связь,  готовили позиции для артиллерии. Солдаты в летнем обмундировании  буквально лежали на животах на холоде в открытом поле. Когда удавалось найти дрова, они грелись у костров. В дело шли патронные ящики и камыш.   На позициях федеральных войск чуть ли не праздник, когда младшим командирам удается достать замершие баночки тушенки. О горячей пище и чае военнослужащие только мечтают. Руководители операции ждали быстрой победы и не занимались «такими мелочами» как тыловое и боевое обеспечение подразделений.  
 

   Лежа на промерзлой земле,  солдаты около неделю  наблюдали в бинокль, как боевики и заложники строят в селе линии обороны. Противник уже был готов к штурму:  пробили в заборах и в стенах подвалов бойницы, а между домами вместе с заложниками прорыли траншеи для сообщений, на крышах обустраивали огневые точки.   Ночью со стороны села слышна перекличка часовых боевиков и музыка – часто звучит песня об имаме Шамиле.  Они отсыпались в теплых домах, не испытывали проблем с едой, ели даже шашлыки из сельской баранины.

     Арзулум и его боевые друзья в те дни сильно нервничали из-за нерешительности руководителей Минобороны, МВД и ФСБ. Они отлично понимали, что федералы просто «подарив» шесть дней боевикам, дали им возможность  основательно окопаться, подготовиться к штурму.  Как потом освобождать такое село, превращенное в укрепленную крепость?

    Руководили  операцией по уничтожению боевиков  министр внутренних дел России Анатолий Куликов и директор ФСБ Михаил Барсуков. Они не привлекали дагестанских милиционеров к блокированию Первомайского, а держали их на дальних подступах к селу, как говорили, в резерве. Бойцы СОБРа и оперативники из Управления по борьбе с организованной преступностью в это время выполняли второстепенные задачи.  Одни из них вели разведывательно-поисковую работу в ближайшем тылу, а других отправили охранять митингующих на аксайской дороге. Милицейские кордоны с трудом сдерживают многотысячную толпу дагестанцев, которая хотела предотвратить силовое решение проблемы заложников. 

   Отсутствие достоверной информации о событиях в Первомайском используется провокаторами. Среди собравшихся на перекрестках дорог людей появляются эмиссары Дудаева. Они формируют колонны демонстрантов, звучат призывы блокировать российские войска, требовать их вывода с территории Северного Кавказа.  Пытались пробиться в Первомайское чеченцы-аккинцы, чтобы не допустить штурма села. И всегда там, где особо накалялась обстановка, появлялся  заместитель командира СОБРа Арзулум Ильясов. Его военная выправка, прямой открытый взгляд и спокойный уверенный голос, подкрепленный очередью из автомата в воздух,  отрезвляюще действовали на возбужденную толпу - люди расходились.

   Специальный отряд быстрого реагирования – спецподразделение, предназначенное для борьбы с незаконными вооруженными формированиями, терроризмом, бандитскими группировками. Их создавали для силовой поддержки оперативно-розыскных мероприятий в «лихие 90-е», когда разгул в стране криминала приобрел невиданные масштабы. Бойцы дагестанского СОБРа искренне возмущались, что им сейчас поручили выполнять обязанности работников патрульно-постовой службы и на своей земле им не дают возможности свести счеты с террористами, посягнувшими на жизнь их земляков, на честь и достоинство каждого горца. «Это наше село, над нашими людьми поиздевались боевики и мы в первую очередь должны воевать с ними»», - заявляли они. 

    «Готовность номер 1» - по радиоэфиру дагестанские собровцы 15 января в 7.45 услышали команду, переданную для всех федеральных войск.  А в 8.50  через мощные динамики командование передало обращение к боевикам: «Говорит директор Федеральной службы безопасности России генерал армии Барсуков. Предлагаем вам сдаться, освободить заложников, выходить на дорогу по одному без оружия с белым флагом». Через динамики спецпропагандистской службы Минобороны  этот текст передают дважды.

    Но боевики не отреагировали на ультимативное обращение. И скоро над селом зависли около десяти вертолетов. Ровно в 9 часов   они нанесли ракетный удар по западной части села. Яркие шлейфы НУРСов расцветили зимнее небо. Через мгновение донеслись звуки разрывов. Потом началась массированная артподготовка.  Село утонуло в дыму и огне, горели  строения на окраине. На шквальный огонь федеральных войск боевики ответили из минометов и гранатометов. Автобусы с заложниками буквально оказались меж двух огней. Люди   машут из окон «Икарусов» белыми флагами.

    Представители ФСБ официально заявили, что все возможные меры по мирному разрешению ситуации были исчерпаны. Переговоры с террористами успеха не имели. «Войска вынуждены пойти в атаку, так как террористы начали расстрел заложников», - сообщил журналистам начальник Центра общественных связей ФСБ России генерал Александр Михайлов.

  Дагестанские собровцы слушают новости  по маленькому  радиоприемнику одного из бойцов. Их ввергло в шок сообщение о том, что утром до штурма боевики расстреляли  старейшин села и  омоновцев. Из села за последние сутки не было слышно ни одного выстрела. Собровцы понимают, что официальная версия спецслужб не соответствует действительности. Происходящее на деле меньше всего напоминает  освобождение заложников. Под Первомайском идет настоящая войсковая операция  с использованием всех сил и средств.   

  Против трехсот боевиков было задействовано 2351 человек из минобороны, ФСБ и МВД РФ. Заняли позиции  БТРы, БМП, танк, орудия, минометы, в том числе три установки «Град». В распоряжении командования имеются также самолеты СУ-25 и вертолеты.  Штурмовые группы в основном состояли из бойцов региональных СОБРов, спецназа ГРУ, «Альфы» и «Витязя». Элитным силам    Минобороны и МВД предстояло атаковать укрепленный населенный пункт в пехотном строю. «Элитные войска превращены в штрафбат», - писали в те дни один  московские оппозиционные газеты.

  После малоэффективной артиллерийской подготовки в населенный пункт  зашли девять  штурмовых групп. Руководители операции хотели любой ценой уничтожить боевиков и в преддверии президентских выборов  представить наверх победный рапорт. К полудню московские собровцы и бойцы отдельной бригады специального назначения ГРУ овладели примерно половиной села. Но испортилась погода, пошел снег и оставшихся без поддержки с земли и с воздуха бойцов спецподразделений радуевцы буквально поливают свинцом.  Обещанная бронетехника где-то застряла.   Бой приобрел вязкий характер. Все попытки штурмовиков продвинуться  дальше   успеха не имели. Среди атакующих  появились раненные и убитые. Наступление захлебнулось.

   Бойцы «Витязя» в это время в юго-восточном квартале села прорвали первую линию обороны противника. Но их соседи, наткнувшись на яростное огневое сопротивление в районе кладбища, вынуждены остановиться. Без поддержки с флангов, понеся потери,   «Витязь» откатывается назад. Бойцы попросили поддержки артиллерии.  Но удар пришелся не по позициям боевиков, а по «витязям», элитное подразделение понесло серьезные потери. С наступлением сумерек командование приказывает всем подразделениям отойти на исходные позиции. 

  «Сотрудники отрядов быстрого реагирования  из других регионов страны на передовой. Они проливают кровь за дагестанскую землю.   Федералы что нам, дагестанцам, не доверяют?» - спросил подполковник милиции Арзулум Ильясов у председателя правительства Абдуразака Мирзабекова, который прибыл в район войсковой операции.

    Собровцы   требовали отправить их на передовую. Как мужчины, как дагестанцы, они считали, что в тяжелые для республики дни их место в бою. Об этих настроениях дагестанцев знали в штабе операции, но не спешили с решением вопроса. Заместитель министра МВД России генерал Петр Латышев, встретив в очередной раз назойливых собровцев, полушутливо спросил: «Чеченцы называют себя волками. А вы не боитесь этих серых?».  Арзулум Ильясов дерзко ему ответил: «Если они волки, то мы - волкодавы, товарищ генерал, и мы справимся с этими хищниками».

    Цену смерти спроси у СОБРа

   На рассвете 16 января руководители операции, наконец, дали «добро» на участие в штурме дагестанских милиционеров. В сводном отряде около шестидесяти бойцов СОБРа и сотрудников УБОП.  Пора выдвигаться на исходные позиции,   а командира нет. Говорят, что он   повредил ногу.

   «Отряд, становись!» - подполковник  милиции Арзулум Ильясов взял командование отрядом на себя. Он – заместитель командира СОБРа, один из самых опытных и авторитетных офицеров в дагестанской милиции.     Среди коллег  подполковник милиции    Арзулум Ильясов  выделяется не только безупречной армейской выправкой, подтянутостью, но  и  высоким профессионализмом. Владеет всеми видами стрелкового оружия, занимается восточными единоборствами, высокообразован – окончил с красными дипломами два вуза. Он принимал участие в первой чеченской войне, вместе со своими товарищами провел более десяти операций по обезвреживанию террористов  на Северном Кавказе. Самые громкие из них – задержание бандитов, которые в 1994 году в Минеральных Водах захватили автобус с детьми,   освобождение сотрудников Махачкалинского СИЗО и пассажиров рейсового автобуса Махачкала – Пятигорск.

     Подполковник милиции  Ильясов   прошел вдоль строя бойцов, посмотрел в лицо каждому. Потом он обратился к собровцам: «Война пришла в Дагестан. Нам предстоят бои с опытным и жестоким врагом. Возможно, не все вернемся живыми с поля боя.  Если среди вас есть кто один у родителей, кто себя неуютно чувствует и кто не может идти в бой, пожалуйста, выйдите из строя».

  Первые «потери» отряд понес, еще не вступив в бой. После небольшого замешательства из строя вышли пять человек. Ильясов дал команду: «Направо, шагом марш в расположение. И, если к нашему возвращению в подразделение  вас не будет на базе, мы не будем особо возражать».

  Боевую задачу отряду ставит один из заместителей министра внутренних дел России. Он невменяем, еле стоит на ногах. Видимо, командование регулярно спасается от холода спиртным. Генерал непослушной рукой проводит по карте: «Вот тебе такие и такие цели. Ты там огородами пойдешь, здесь пойдешь и здесь пойдешь. Так пойдешь и дойдешь. А там потом откроешь огонь». Рука «стратега» остановилась на территории Чечни Кто сосед слева, кто сосед справа – неизвестно. Ничего неизвестно и о противнике, который окопался за генеральскими «огородами».  

   В штабе операции не было не только макета населенного пункта, но и карты не соответствовали реальному положению дел. На схемах, выданных командирам подразделений, обозначены два оросительных канала.  Когда пошли на штурм, оказалось, путь атакующим преграждает четыре канала, и они чуть ли не двухметровые. А командиры Московского СОБРа   вместо подробной карты местности получили в штабе «Перспективный план развития села Первомайское». Можно было перед штурмом оборонительные позиции боевиков зафиксировать с воздуха, но генералы так и не удосужились за неделю организовать аэрофотосъемку. Поэтому командиры ставили боевые задачи штурмовым отрядам, как говорится, «на пальцах».

    Каждый из собровцев взял до 35-40 килограммов груза -  оружие, патроны и гранаты.  Им  приказано  зайти в село со стороны Кизляра, занять несколько крайних домов и закрепиться там до подхода основных сил. Под обстрелом через каналы с тяжелым грузом на спине они вначале пошли на правый фланг, но когда добрались до позиций, поступил другой приказ: атаковать и очистить от боевиков сельское кладбище. Это уже другой фланг. Под огнем отошли назад, еще раз вброд перешли несколько оросительных каналов и свернули налево. Через час, прикрываясь редким камышом, бойцы ползком добрались до окраины кладбища. Залегли в полузамерзшей канаве,   и стали готовится к штурму.

   На кладбище хорошо укрепленный оборонительный рубеж боевиков. Судя по интенсивному огню, кроме пулеметчиков, там засели снайперы и гранатометчики. Из глубокой канавы, в которой залегли бойцы СОБРа, голову высунуть невозможно. Радуевцы дагестанских милиционеров заметили и   открыли по ним  шквальный огонь.

    Командир  разделил бойцов на три группы и перед каждой поставил  боевую задачу: «В первую очередь подавить огневые точки «чехов!». Потом они броском  должны занять рубеж за кладбищем перед селом и закрепиться. А вторым броском  нужно захватить два крайних дома. От позиции боевиков бойцов СОБРа отдаляет метров 120-150. Но пройти этот путь под прицельным огнем врага, командир это хорошо понимает, его бойцам будет не просто. Он пожелал удачи   своим боевым товарищам и, пытаясь перекричать грохот идущего недалеко за валом боя, повторил: «Только после подавления огневых точек противника выдвигайтесь вперед».

   Первая группа из девяти человек под командованием капитана Магомеда Баачилова, прикрываясь пулеметно-автоматным огнем  товарищей, сделала бросок через вал. Передний край обороны боевиков дагестанцы   обрабатывают гранатами и «мухами», а потом цепью по-пластунски ползут  вперед. Под шквальным огнем кладбище, вроде, удалось очистить от противника.

    От кладбища до крайних домов села метров тридцать, не более. Но пространство открытое. Здесь чеченские снайперы все держат на прицеле. После небольшой передышки звучит команда «Вперед!» и собровцы ползут вперед, а пулеметчик Гаджи Хетуров прикрывает их огнем.

   Бойцы СОБРа успели пройти только около десяти метров. Из мечети и с крыш домов боевики открыли перекрестный огонь. Ранен капитан Магомед Баачилов. Собровец Магомед-Расул  Алибеков подполз к командиру группы на  помощь. Он едва наклонился над Баачиловым,  чтобы перевязать рану,  как застонал от  резкой боли в плече – чеченский снайпер снова не промахнулся.  Теперь они оба лежат промерзлой земле и истекают кровью. Неприятельский огонь не дает им поднять головы.  Капитан Баачилов с трудом по радио связывается с командиром отряда, докладывает, что двое из его группы ранены, а что случилось с Хетагуровым, он не знает –   пулемет Гаджи молчит. Позже   убитого пулеметчика найдут недалеко. 

    Командир СОБРа Арзулум Ильясов приказал подчиненным отходить на исходные позиции. Но сделать это не просто: собровцы на открытой местности, а враг – в окопах. Невозможно также помочь раненым, лежащим рядом  – боевики ведут ураганный пулеметно-автоматный обстрел штурмовой группы.

    Им на выручку командир отправил резервную группу под командованием Сиражудина Алибутаева. Накануне нападения банды Радуева на Кизляр он был назначен заместителем начальника отдела по борьбе с бандитизмом УБОП МВД республики. Ильясов приказывает Алибутаеву продвигаться вперед, не спеша, он просит командира группы беречь себя и людей. Уходя, Сиражудин  обернулся, поднял над головой автомат и помахал им, будто прощаясь со всеми. Потом попросил: «Ребята! Если что, позаботесь о моих дочурках». Все знали, что у него растут пятилетняя Марьяна и годовалая Амина.

  Только  когда стемнело,    Сиражудин Алибутаев с группой добрался до раненых. Они оказали  им первую помощь и  вынесли из-под огня, как им казалось, в относительно безопасное место. Помогавший раненому Баачилову старший лейтенант Омар Азизов уложил своего командира на землю передохнуть.  Но через мгновение Омар   качнулся и упал – пуля снайпера попала ему в голову. Боевики с двух сторон вели  прицельный огонь. Ранило лейтенантов Али Османова и Ризвана Магомедова. Помочь им не было возможности. Скоро Ризван скончался на руках боевых товарищей.    

  Бойцы под командованием старшего лейтенанта Алибутаева прикрывали отход поредевшей первой штурмовой группы из опасной зоны, но  сами оказались на открытом пространстве перед кладбищем.  Пошли новые потери.  Чеченский снайпер не промахнулся, когда целился в старшего лейтенанта Сиражудина Алибутаева – смертельное ранение.     Справа от командира  резервной группы полз Марат Омаров. Бывший водитель начальника УБОП только неделю назад зачислен в СОБР. Вторая пуля боевиков оборвала и его жизнь.

     Большие потери собровцы, по мнению Арзулума Ильясова, понесли не потому, что боевики хорошо воевали. К сожалению, операция чисто технически  не была подготовлена. Отправляли отряды на штурм без броневого прикрытия. Позиции боевиков перед наступлением  плохо обрабатывались артиллерией. Не было также должной координации. В состав штурмующих отрядов входят ОМОН, СОБР и спецназ. У каждого из них своя система связи, разные частоты. Чтобы управлять теми, кто в бой идет, в штабе операции используют пять радиостанций. А командиры штурмовых отрядов для уточнения  боевых задач часто вынуждены использовать в ходе  боестолкновения нарочных. Солдаты бегали под пулями от передовой в штаб и обратно.

   Подполковник Ильясов просит штаб подавить ударами артиллерии огневые точки боевиков. Но «боги войны» бьют по кладбищу, где лежат собровцы. Кругом – ад. Есть пострадавшие и от «дружественного огня». «Если я живым выйду  из боя, мать вашу, расстреляю всех», - командир СОБРа в открытом эфире кроет матом командование.

   Гаубицы умолкли. А боевики не прекращают обстрел позиций дагестанцев. Спасибо соседям, поддержали огнем Краснодарский и Ставропольский СОБРы. Бой продолжался почти двенадцать часов. За сутки в дагестанском СОБРе уже погибли четверо и девять человек ранено. «Они – мужественные сыновья республики, они знали на что идут и чем жертвуют, но для них превыше всего были Честь и Достоинство» - скажет позже их командир.

  Подполковник Арзулум Ильясов и его заместитель Ахбердилав Акилов просят командование федеральных войск танк или БТР, чтобы вывести с поля боя раненых и погибших сотрудников СОБРа. Огонь настолько плотный, что без «брони»  туда не пробиться: будут новые жертвы. Но руководители операции оставляют просьбы дагестанских собровцев без внимания. Ночью бойцы отряда во главе с  командиром, презрев свою смерть,    под массированным огнем врага вынесли с поля боя   и спасли  раненых боевых друзей. А погибшие бойцы остались там. Под огнем боевиков их сразу не удается забрать. Две попытки закончились неудачей. Только через    сутки собровцы вынесли с поля боя и своих погибших товарищей, чтобы достойно их предать земле. Командир потом сильно переживал, что не смог провожать своих мужественных воинов в последний путь – он был снова бою, сражался с врагом теперь и за них.  Впереди у командира еще много схваток с темными силами.

                                                                                           

    P.S.  Каспийск. 15 января 2005 года. Очередная боевая операция. Командир СОБРа полковник Арзулум Ильясов идет на штурм дома, где засели вооруженные террористы,  как всегда, впереди и с открытым забралом – без маски. Но на этот раз судьба не убережет его, Арзулум шагнет в бессмертие. Известный журналист Вячеслав Измайлов тогда напишет: «В Дагестане в бою по обезвреживанию боевиков погиб один из самых порядочных боевых офицеров России».  По ходатайству жителей республики Указом Президента РФ за мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга, Ильясову Арзулуму Зиявдиновичу присвоено  звание Герой Российской Федерации (посмертно).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта [email protected]
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Кто ответит за оставление школьников в опасности?

Глава СК России Александр Бастрыкин поручил своим подчиненным из Дагестана ...

12.02.2024 15:52

Глава Дагестана ответил поручением на возращение журналистом награды республики

недостроенная школа

29.05.2023 18:34

«До Путина — далеко, а мы — рядом…»

Несмотря на определенные подвижки  в вопросе строительства и ввода новых ...

31.08.2022 12:38