«Профессия наша точно не умирает»

17.06.2022 00:18

Интервью №15. Художник-краснодеревщик 

 

Столярный цех в промышленной зоне Махачкалы. Вечер. Запах дерева. Звук какого-то пневматического компрессора, иногда перекрывающийся заунывным режущим шумом станка, на фоне музыки из колонки в углу под потолком. Периодически раздаются выстрелы степлера, который вгоняет скобы в материал, и голоса мастеров. 

 

— Абдул. Год рождения 1977-й. Родился в Махачкале. Окончил 27-ю школу. По окончании девяти классов поступил в художественное училище имени Джемала, где получил специальность «художник по металлу». Это у меня было с 92-го по 97-й год. Поступил в Даггоспедуниверситет, на художественно-графический факультет, отделение декоративно-прикладного искусства. Там же остался работать, преподавать. 

 

Заработал ближайший станок, и шум перекрыл слова Абдула, который на столе стягивал лентой склеенную деревянную раму. Мотор стал сбавлять обороты и постепенно стали различаться слова.

 

— Преподавал я, получается, с 2002 года по 2009 год. Работал в мастерской по дереву. 

 

— Кто-то из родителей — мастера по дереву?

 

— Больше, наверное, прадеды. С отца стороны был каменщиком, с матери стороны был как раз мастер по дереву. Селение Нукуш Чародинского района. 

 

— Здесь сколько лет?

 

— В этом цеху я уже 13 лет. Оставил должность преподавателя и ушел, как говорится, на вольные хлеба. 

 

— Ты плотник или столяр?

 

— Столяр, работающий на станках. Плотник работает ручными инструментами, такими как ножовка, топор. Я больше по своему образованию художник-краснодеревщик, но занимаюсь здесь в основном столярным делом. Хотя иногда бывает, что какие-то плотнические работы выполняю. 

 

— Что сейчас больше заказывают?

 

— Мебель. Этномебель. Это может быть с табасаранским, даргинским или кубачинским орнаментом, с аварской резьбой. 

 

Мы вышли в другой цех и, пройдя мимо современных ЧПУ-станков и вакуумных компрессоров, подошли к кладовой. Мастер вынес невысокий квадратный табурет с резьбой. Сидение было необычно вогнуто, примерно под углом 1/12 от круга. 

 

— Обычно наши табуретки на трех ножках, а эта на четырех?

 

— Классическая табуретка изготавливалась на трех ножках, так как полы были неровные. На трех точках опора более устойчивая. Это на четырех ножках современная интерпретация дагестанского стиля. Вот этот небольшой изгиб, он распределит удобно пятую точку опоры. Это было придумано мною методом проб и ошибок. Можешь присесть и проверить. 

 

Табурет вызвал непривычное ощущение удобства и восклицание «ух ты». Это не офисное кресло, но вставать с необычного табурета не хотелось, поэтому интервью с мастером прошло с опорой «пятой точки» на его изделие. 

 

— Это у меня комплект идет: диван, два кресла, стол и табуреты.

 

— Сколько времени уходит на такой комплект или на одну табуретку?

 

— Месяца два. На один табурет идет недели полторы. 

 

— Кто такое заказывает?

 

— У кого есть свое Я. Это приходят осознанно, не так, что «увидел у соседа», а когда хотят, чтобы у них было такое, единственное и неповторимое. 

 

— Сколько лет живет твое изделие?

 

— Если эту табуретку не ломать и не швырять, то лет сто прослужит. В 2004 году я изготовил свою первую работу — беседку в национальном стиле, диван, столы. До сих пор человек пользуется. И когда я прихожу в этот дом и вижу это изделие, то вижу много своих ошибок, которые сейчас бы я не сделал. Но все равно — это первая работа, и в нее много вложено. Люди пользуются. Сейчас любят покупать быстро и дешевую вещь. Через год-два она ломается, и они снова покупают. Моя мебель дорогая, но, покупая дешевую, люди переплачивают в 3–4 раза. 

 

— Люльки сейчас заказывают?

 

— Если бы я этим сейчас занимался, то, наверное, принимал бы заказы. Я делал раньше себе, братьям. На одну люльку уходит недели три. Тем более вкладываешь душу. 

 

— Есть у вас какие-то поверья в работе с клиентами?

 

— Такого ничего нет, вроде. Про себя могу сказать, что я беру аванс на материал, на чуть-чуть пожить. Я говорю: закончу — отдам, придешь — расплатишься. Если ты хочешь, чтобы твоя работа не пошла, пожалуйста, можешь всю сумму уплатить. Я давно заметил, если человек все уплатил, работа, хоть убей, но она не идет. Постоянно что-то мешает. 

 

— С появлением этих ЧПУ-станков профессия резчика по дереву умирает?

 

— Тех людей, которые делали упор на западный орнамент, барокко, рококо, классицизм, — их ЧПУ продвинуло. Оно делает то же качество. Человек когда вручную режет, он больше детали прорабатывает. Даже после ЧПУ приходится дорабатывать. 

Профессия наша точно не умирает. Несмотря на появление компьютера, человеческий фактор не отменяет никто. Человек есть человек. 

 

Абдул показал фотографии одного махачкалинского ресторана, где скопировали его работы и сделали на ЧПУ, но с недоделками. 

 

— Раньше в каждом доме был столярный набор…

 

— Стамеска, долото, рубанок. В школах мы на труде указки вытачивали, которые об нас же учителя ломали, и мы были благодарны за это, — смеется. — И боялись дома сказать, потому что дома могут добавить, потому что могут и швабру сломать. 

 

— Не каждый же может научиться работать с деревом. Что для этого надо? Лишние пальцы?

 

— Главное, желание. Вот, например, парень родом из Кубачи, — показывает на работника, обрабатывающего клеем полоски шпона. – Пришел в столярную мастерскую. Занимается. 

 

— Ты не пользуешься компьютером?

 

— Пользуюсь бумагой и карандашом, — желтый карандаш торчит за правым ухом из-под рабочей шапки. — Часто, когда встречаюсь с заказчиком и он рассказывает, что хочет, я в этот момент начинаю рисовать. И еще не успев закончить мысль, клиент смотрит на листок и говорит: «Да-да, вот это я хотел». 

 

Из кладовой мы достали заготовки из комплекта и собрали основу кресла и журнального столика. 

 

— Можем мы заменить IKEA?

 

— Нет. Они брали массовостью. Нам поставляют материал самого худшего качества по цене лучшего качества. Например, вот этот материал, который я сюда использовал, — показывает на собранное деревянное резное кресло, — это, можно сказать, самый лучший материал на рынке, без сучков. У нас такой редко возят и цену просят большую. 

 

— Какой был самый необычный заказ?

 

— Многие спрашивают: «А токарного станка нет? Я хочу биту выточить». Зачем тебе бита? — «Ну, чтоб в машине лежала». Тебе она не нужна, разговаривать научись нормально. И она тебе не понадобится. 

 

«Мне нос два раза ломали и оба раза за пределами бокса»

Ваше дело. Интервью №14.
03.06.2022 01:19

«Мне почти 80 лет. Держу голубей с 5 лет»

Водитель с 60-летним стажем о голубятне в центре Махачкалы
20.05.2022 01:18

Такой бардак, а люди звонят: привезите кровать

У нас почти все от импорта
08.04.2022 00:46

Дагестану нет смысла изобретать велосипед

Самый дорогой велосипед, который тебе приходилось чинить?
04.03.2022 01:22

"Свобода это иллюзия"

ваше дело, интервью №4, повар Олег
25.01.2022 08:00
Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта [email protected]
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях: