Такой бардак, а люди звонят: привезите кровать

08.04.2022 00:46
с использованием фото rr21.ru

Ваше дело. Интервью №9. Производитель кроватей.

 

На большой дороге к обочине со стороны Кизилюрта подъехал длинный «Мерседес» семейного типа. Задняя часть салона до самой крыши была загружена матрасами. Мы тронулись в сторону Махачкалы, но водитель заранее извинился, что сделает остановку для намаза в мечети у села Новый Чиркей. 

 

— Гаджи меня зовут. Родился в республике. Родители простые смертные, мама повар, папа на техстанции работал.  Закончил школу в Буйнакске. Потому поступил в художку. В каком году не помню, у меня очень плохая память на цифры, мне надо анализировать, вспоминать в каком году. У меня четыре дочки и была огромная проблема запомнить дни рождения и т.д.

 

(Фотографии четырех девочек в косынках прикреплены на панели автомобиля, справа от руля)

 

— Какой университет закончили?

 

— Я заканчивал, как бы это смешно ни звучало, Санкт-Петербургский университет противопожарной безопасности МЧС России. А занимаюсь мебелью.

 

— А почему Санкт-Петербургский университет?

 

— Мой дядя работал на этот момент в МЧС. План был такой: поступаю в университет, уезжаю в армию, а с третьего курса дядя имел право взять меня на работу стажером. Несколько раз призывали. Все красиво, проводы, права, паспорт, потом опять, следующий призыв и следующий призыв. И тянулось очень долго. В очередной раз не выдержал, эмоции взяли верх, забыл, кто такой старший-младший, наговорил члену комиссии, который обещал мне точно, что заберут. Так и не забрали меня в армию. В этот момент и дядя на пенсию ушел.

Получил диплом, пришел, как красавчик в МЧС, сказал: вот хочу работать. А на меня посмотрели — ты вообще кто, напиши заявление, и, может быть, тебе когда-нибудь позвонят. 

Потом устроился в компанию «Эльдорадо» продавцом. Там проработал 8 лет, долго в должности директора. Мы открывали один из первых магазинов «М-видео». Затем произошло слияние магазинов с «М-видео», и часть магазинов стала закрываться. Последний магазин я закрыл в Хасавюрте. Уже тогда стал заниматься деревом. 

 

— С какого года начал заниматься кроватями или матрасами?

 

— Уже 6 лет точно. Кровати и матрасы сливаются, редко, когда человек звонит и просит, привезите мне только матрас. Обычно меняют все вместе. Мы купили станки, поставили в Кизилюрте. Брат у меня до этого занимался столярным цехом. Он стал заниматься производством, а я реализацией. Все было хорошо, пока не пошли скачки с ценами.

 

— Когда это произошло?

 

— Когда доллар подскочил. С чем я столкнулся. Где-то год назад были люди с большими деньгами и не знали, куда вложить. Они стали закупать кровати по оптовым ценам. Например, магазины шкафов-купе говорят: «Сколько стоит, Гаджи, кровать? — 8 тысяч рублей. — Давай нам на 2 млн рублей, дай мне по 7 500». Что не дать? 

Теперь буквально неделю назад звонит клиент и говорит: «Зачем ты меня обманул, такие же кровати, как у тебя, на рынке дешевле дают». Сам приехал на рынок и смотрю, действительно, мои кровати. Они у меня сейчас покупают за 12 тыс. рублей, а на рынке они стоят 10 500. Выясняется, что на рынке плохая ситуация с торговлей, но надо платить аренду и зарплату. И тот человек, который в свое время купил у меня оптом, он сейчас себе может позволить отдать кровать по той цене, за которую покупал. И он ничего не теряет. Та же самая ситуация с матрасами. 

Кто когда-то купил оптом, протянет несколько месяцев. Что-то изменится: либо, как Путин обещал, соцвыплаты пойдут, либо доллар упадет. А бедный человек не сможет конкурировать. 

 

— Какой оборот в год?

 

— Примерно 300–350 кроватей. В год примерно один миллион рублей чистой прибыли в год. Когда мы начинали, в республике было много цехов, в одном Кизилюрте 5–6 цехов. Но после пандемии многие закрылись.

 

— Сколько в Дагестане в год продают кроватей?

 

— Сейчас не могу сказать. Но ситуация интересная. В тот момент, когда думаешь, что ситуация такая в мире и в стране, люди не будут покупать, а идут и покупают. Даже во время пандемии, когда все было закрыто, люди умирали, а кто-то с коврика не вставал, молитву читал, нам звонили без остановки, просили привезти кровать, хотя бы до первого поста ГАИ. 

В данный момент такая же ситуация. Вроде доллар до 120 рублей подскочил, санкции, такой бардак, а люди звонят: привезите кровать. 

Деревянная кровать делается из массива бука. Матрасы мы покупаем. 

Вчера я покупал морилку за 4 тысячи рублей, вот сегодня я приехал, купил за 8400. Итальянские краски, которыми мы всю жизнь пользовались, подорожали больше чем на 100%. Если все посчитать, то стоимость кровать выросла нереально, и мне стыдно даже ее назвать. Дешевле все равно не могут продавать. Но мне все равно говорят: привезите. И у меня такая мысль о том, что всю жизнь говорят, что в Дагестане все плохо, ругают руководство региона и города, но когда дело доходит до такого, то откуда-то находят деньги. И шквал заказов. 

 

 

— Сколько в подчинении людей и как зависите от импорта?

 

— В цеху 13 человек. Конвейер: один порезал, другой изготовил, третий отшлифовал, четвертый собрал. У нас почти все от импорта. Лакокрасочные изделия, болты, саморезы — все импортное. Ткань турецкая. Только лес российский, и то почему-то дорожает.

Раньше мы пользовались российскими, ярославскими красками. Но столкнулись с такой проблемой, что через год они желтеют, к сожалению. Вроде над кроватью столько колдуешь, пытаешься сделать классно, четко, гарантию даешь, а через год звонит клиент и просит привезти точно такую же, и мы видим, что это уже по цвету две разные кровати. 

Каждый раз, когда вставал выбор — взять российское подешевле или импортное подороже, мы сталкивались с такой проблемой, что качество было хуже. Российские саморезы прокручивались, а итальянские краски, хоть и дорогие, но расходовались меньше и ложились лучше. 

 

Еще у производителей проблемы с пластиком, из которого отливают ножки диванов. 

 

— В вашем бизнесе какой сценарий?

 

— Если вот как есть останется месяца два-три, очень малых предприятий уйдут. Вот наглядный пример — у человека был запас в 10 кроватей, они их продал по какой-то цене и сейчас ему нужно купить лес и краски по новой цене. Чтобы содержать 10–12 рабочих, им нужно зарплату дать. И не важно, они 5 или 10 кроватей сделают. А если отпустил мастеров домой, то они уходят на другую работу.  Потом тяжело восстановиться и найти новых мастеров.

Самая большая проблема — оборотные средства. Если у небольшого цеха миллион рублей на руках есть, можно остаться на плаву. 

 

— Почему в банке не взять кредит?

 

— Тут ситуация двоякая. Часть людей скажут, что по религиозным соображениям нельзя. Лично я не войду в кредит. Я еще не видел ни одного человека, который зашел в кредит и остался в выигрыше.  

 

— А если эта субсидия государства?

 

— Если это не пересекается с запретами религии, то вообще ни один человек не откажется. 

 

На этом месте интервью было остановлено для небольшого эксперимента. Автор дозвонился до руководителя Агентства по инвестициям и предпринимательству, обрисовал ситуацию с цехом и примерным объемом необходимых оборотных средств. В ответ получил телефон «Даглизинга» и передал его Гаджи. «Надо посоветоваться с братом», — сказал предприниматель.  

 

P.S Про туризм.

 

— У вас есть машина, умеете говорить, почему не займетесь туризмом?

 

— Я давно путешествую, это мне нравилось всю жизнь. Получилось, в прошлом году я повозил гостей, показал. Это больше не заработок, а удовольствие. Человек приезжает с Дальнего Востока, с севера, в первый раз в республике, у него ахи-вздохи восторга. Заработать на нем две тысячи рублей в день — это не мое. Я сажал полный комплект людей, я их везде катал, показывал, кормил. Море удовольствия. 

Когда я беру 15 тысяч рублей, считаю, что ему обязан оказать услугу.  У нас много людей, которые это превратили в бизнес, именно те люди. И очень много, которые с такими покатались, они были, к сожалению, разочарованы. Их сажают, как селедок, в длинный «спринтер» по 15 человек, везут на одно место и мало дают времени поснимать. А они летели сюда 12 часов.  

В этом году мне уже позвонили с просьбой повозить по республике, и я договорился, что мне оплатят только бензин. 

 

Свежие интервью из проекта «Ваше дело» выходят на страницах газеты «Новое дело», которую можно приобрести в печастных киосках либо с помощью оформления подписки. На сайте материалы проекта размещаются с задержкой на одну неделю. 

После Токио открыла в Махачкале кафе для веганов

А муж платит, когда приходит сюда?
07.01.2022 00:30

Я за всю жизнь не снял ни одной свадьбы

ваше дело. интервью №1. 2022 год
04.01.2022 00:58

«У меня были лодки по цене шестисотого мерседеса…»

Интервью №8. Строитель лодок и маломерных судов.
18.03.2022 00:00

««Тещин язык» лучше держать в спальне…»

Флорист и дендролог о комнатных растениях и не только
08.03.2022 00:01

У нас тут феминисткам делать нечего

ваше дело, интервью №5
23.02.2022 00:41

Чему учит дагестанцев московский повар

интервью №4, повар Олег
19.02.2022 00:14
Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта [email protected]
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Хроника спецоперации в Дагестане

обновляемая лента

23.06.2024 23:07

От Ломоносова до наших дней. В Махачкале открылась выставка о российской науке

В историческом парке «Россия – моя история» в Махачкале 19 ...

23.06.2024 14:44

Сельская мечеть проиграла землю СПК «Победа»

необычное дело

23.06.2024 00:07