«Я работаю в абсолютно свободном поле»

09.09.2022 00:34
фото Новое дело / Расул Кадиев

Ваше дело. Интервью №19. Об опыте обучения дагестанцев писать тексты в социальных сетях

 

— Лугуев Марат Сергеевич. 1980 года, олимпийского медведя. Родился в Махачкале в семье историка ученого-этнографа и мамы, на тот момент научного сотрудника музея, но в последующем перешедшей на работу в детский сад. Закончил 13-ю школу, а потом был физмат. Я был гуманитарием, но родители отправили туда, куда смогли устроить. Там работала моя тетя. Помню, что на первом курсе часть однокурсников перевелась на физкультурный факультет в пединститут. Госэкзамен сдал со второй попытки. 

 

— Как попал на телевидение?

 

— На последних курсах стажировался на ГТРК «Дагестан», затем в пресс-службе Минздрава. У меня была большая видеокамера стандарта ВХС, Panasonic. Снимал какую-то «заседаловку» или еще что-нибудь и вез на ГТРК. В 2003 году пошел на РГВК. Поработав два года в новостях, подал документы на конкурс НТВ, который организовывал Гусаров после ухода Шурпаева. Мне говорили: ты что, куда тебе, соплежуйщик. Но я отправил. Бах — и прошел. Помню, как мне сказали на НТВ: здорово, что я не учился на журналистику, так как у них лучшие журналисты пришли из других профессий. Потом перешел на «ТВ Центр» и снова на РГВК «Дагестан». Но у меня уже батарейки подсаживались. Супруга, которая активно осваивала социальные сети, стала уговаривать уйти с телевидения. Тогда я уже вел блог РГВК в ныне признанной экстремистской социальной сети. Это был 2016 год. 

 

— Где впервые опубликовали твои тексты?

 

— Первый текст забрали «новодельцы» в литературный раздел. Причем я так гордился — в «Новом деле» мои тексты печатают, а они их брали то ли с форумов ДГУ то ли из ЖЖ. Потом я даже попал в журнал «Гений» издательства «Эпоха». Успел поработать в журнале «Дагестан», что-то писал в «Республике».

 

— Как правильно назвать то, чем ты сейчас занимаешься?

 

— Я помогаю людям чувствовать себя комфортно в социальных сетях. Учу людей писать тексты. Пусть будет — наставник.

 

— Сколько учеников?

 

— Сейчас в моем чате 347 человек. У меня не обычный двухмесячный курс. Представьте себе журнал с интересным контентом, и вы на него можете подписаться. Люди могут решить, что это не их, не заходит, не откликается, что не успевают делать домашнее задание. Отписываются и все. 

 

— Ты за счет этого зарабатываешь?

 

— Да, это мой основной источник дохода. Мне три года ребята помладше говорили: дядька, делай свой курс. Я сомневался, но был опыт, так как я все время делился с людьми техниками написания текстов.

 

— Давно этим занимаешься? 

 

— С февраля. Помню, говорили: ты что, такие события, к тебе никто не придет, людям не до этого, у них страхи. У нас был сложный месяц, но не в продажах, а в том, что приходилось успокаивать. Помню, моя супруга за день ответила на более 700 сообщений. Возможно, люди через меня отвлекались от какой-то тревожной повестки. 

 

— Сколько у тебя подписчиков? 

 

— В «Телеграме» у меня около 8 тысяч подписчиков и в «Инстаграме» (владельцы объявлены экстремистской организацией) 39 100. Большинство — это дагестанцы, где-то 80 на 20 процентов. 

— А у твоих учеников?

 

— У них меньше, но есть крупные блоги. Например, от 15 тысяч, живых. Мне тут скидывали на днях — у человека 120 тысяч подписчиков, но 30–40 лайков под постами. Может, так случилось, что человек залетел на какой-то волне, но потом выпал из повестки и стал делать что-то неактуальное. Подписчики не ушли, но перестали видеть в социальных сетях.

 

— Опиши свой рабочий день.

 

— Приезжаю в кафе к часам 10–11. В среднем работаю часов пять в сутки. Если в чате обращаются: Марат Сергеевич, посмотрите текст, то могу даже с кровати ночью встать. Но всего на социальные сети уходит часов восемь в сутки. 

 

— Кто твои ученики?

 

— Это врачи, психологи, бизнесмены, «продаваны». У меня очень разнообразная публика. Моя целевая аудитория — это люди, у которых есть запрос, чтобы писать в социальных сетях. Самой молодой была девушка лет 15. Самый старший ученик где-то за 50. Гораздо больше женщин, однозначно. Пойди к любому дагестанскому наставнику, коучу, ментору, больше половины их учеников это всегда женщины. Мужчин бывает больше там, где есть ощущение кнопки «бабло»: курсы по трейдингу, арбитражу, околообнальные темы. 

 

— Как бы ты описал дагестанского автора в соцсетях?

 

— Он в большинстве своем зажат. Блогеры из других регионов ведут свободнее. Даже я с широкими и размытыми границами многие вещи себе не позволяю. Например, я матерился. Потом мне сделала замечание моя мама: «Сынок, тебя читают родственники и я, хорош уже материться». Я сказал: «Все, мам». И с тех пор никакого мата в блоге.  

 

— Мамы влияют?

 

— Еще как влияют. У человека есть потенциал, спрашиваю: почему ты не пишешь? «Родственники засмеют» или друзья скажут: «Чо ты, блогер». Особенно у мужчин это есть. Поэтому нам легче даются околорелигиозные темы, с наставлением, про братство и поведение. 

 

— Какие самые сложные темы?

 

— Кавказского брака. Кавказская семья находится в периоде очень серьезных испытаний. И, наверное, темы политики, но я стараюсь их не касаться. И ученикам говорю: если хотите об этом писать, то пишите, но задумайтесь о своей безопасности. 

 

— Как оцениваешь дагестанские СМИ по сравнению с социальными сетями?

 

— Проигрывают, конечно. Дагестанские СМИ слишком сильно завязаны на маразме с «Площади». Надо было раньше уходить в социальные сети. У нас же большинство СМИ бюджетные. Социальные сети сначала были вольные тоже. Но потом умные хитрые дядечки поняли, что можно прибирать это к рукам. И многие крупные паблики уже заняли какую-то конкретную сторону. 

 

— Как ты относишься к крупным анонимным блогам?

 

— Спокойно. Мне где-то даже нравится идея анонимуса, который может себе позволить говорить какую-то правду. Но, с другой стороны, ты можешь писать неправду и тебя не посадят напротив и не скажут, что ты ошибся. Доля ответственности у анонимного телеграм-канала небольшая, а влияние сильное. Немножко несоразмерно.  

 

— Сколько дагестанцев сидят в социальных сетях?

 

— Считаю, что около миллиона дагестанцев ежедневно входят в социальные сети. Я делал опрос своих читателей. Их телефоны показывали в среднем около 6–7 часов в день, потраченных на соцсети.

 

— Ты учишь философии или технологии обращения к публике?  

 

— У меня нет ярко выраженной философии «нести добро в массы». Но я всегда говорю, что неконфликтный путь лучше. Хейтить кого-то, писать агрессивные тексты неправильно. Ученикам говорю, что истина не лежит справа или слева. Пытаюсь привести учеников к такому модному и затасканному сейчас слову — осознанности. Не все решается через конфликт и противостояние. 

 

— Чему можно научить по технологии?

 

— Схемам составления текстов. Например, «сендвич»: сначала мысль, ссылка на факты, потом опять мысль и снова фактура. Недавно учил приему «5 вопросов» — «кто, где, что, когда, как». У меня на курсе выступают приглашенные спикеры: по ораторскому мастерству, продажники, психологи. 

 

— Кто твои конкуренты? Университет?

 

— Нету. Я работаю в абсолютно свободном поле. С вузом мы работаем в разном поле. Считаю, тот же ДГУ должен смотреть на нас и учить молодежь новой реальности, как работать в социальных сетях. Это огромная и востребованная тема.

 

— Сколько надо прочитать и увидеть, чтобы написать пост?

 

— Мой товарищ за всю свою жизнь прочел только Марио Пьюзо «Крестный отец», но раз 40. Когда он садится писать тексты, я ему говорю: ты болван, почему ты не пишешь ежедневно? Я знаю филологов с образованием, которые не смогли работать в социальных сетях, они только ищут ошибки в текстах других. А есть ребята, которые пришли год назад и сказали: я хочу и буду делать. Недавно ученикам демонстрировал свои книжные полки, где 90% — художественная литература. Надеюсь, они читают литературу.

 

— СМИ рефлексируют на политическую повестку, а вы?

 

— Мои ученики пишут тексты с хэштегом ML (Марат Лугуев), — Марат листает экран телефона. — Вот девушка рассказывает о проблеме исчезновения родного языка. У текста 57 лайков. 

 

— У тебя какой самый популярный текст?

 

— Давай возьмем последние 30 дней. Вот пост охватил 56 тысяч человек. Но есть нюанс. Сейчас социальные сети устроены хитро, показывая посты по интересам. Ко мне не заходят смотреть голые зады. Коллеги говорили, что я мастер формулировок, стараюсь никого не обидеть и пишу в основном о позитивным вещах, — Марат улыбается и переспрашивает. — Нет?

 

— Даже в «Телеграм»?

 

— Там это альтер эго. Нормальный автор должен быть шизофреником. Хотя бы немножко. «Телега» больше кусачая.  Недавно там пост набрал 28 тысяч просмотров. Было и побольше. Но комментарии запретил, потому что дагестанская аудитория очень токсичная. В другом месте «токсиков» я удаляю на раз.

 

— Что трудного в вашей работе?

 

— Соцсети — это зверь, которого нужно все время кормить. Как только пропал, тебя за очень короткий срок забывают. И люди убиваются, когда соцсеть блокирует страницу. И плюс это работа с людьми. Вроде ничего не сделал, сидел писал, а домой приходишь выжатый, потому что с кем-то общался, спорил, доказывал. 

 

— А если заблокируют, что будешь делать?

 

— Это частый вопрос, типа: что вы, блогеры, на работу пойдете? Пойдем. И на работе мы тоже достигнем какого-то успеха. Мне ночью написали: если все станут блогерами, кто будет строить дома? Не волнуйтесь, такого никогда не будет. Кто-то будет учить, лечить, а кто-то писать.

 

— Есть вред от социальных сетей?

 

— В Дагестане, как нигде, жизнь и здоровье зависят от социальных сетей. Мы имеем прецеденты, которые показывают, что соцсети могут сломать судьбу. Много лет назад один из самых известных блогов опубликовал фото девушки, указав, что она ворует детей на органы. Через час они удалили публикацию, пишут извинения, что информацию дала женщина, с чьим мужем она загуляла. Ребята, вы там соврали и здесь не факт, что говорите правду. А ведь человека могли избить.

 

— Как разрешать конфликт в социальных сетях?

 

— Надо выносить его в реалии. Встретиться и поговорить. Потому что в социальных сетях иногда близкие не могут понять интонацию. В соцсетях нужно постоянно задавать уточняющие вопросы: что вы имели в виду? О чем мы сейчас говорим? Я тебя правильно понимаю? Недавно у меня был горячий спор без перехода на личности. В конце спора оппонент написал в личку: «Марат, ассалам алейкум, давай встретимся за чашкой чая, не для продолжения спора». Все. Человек не дал ни себе, ни мне испытывать неприятные последствия от того, что мы поспорили. 

 

 

«Вернулся из Новой Зеландии, чтобы взглянуть на аборигенов*»

Как дагестанский айтишник переехал в южное полушарие.
27.08.2022 00:05

«Вас не накажут за нарушение этого правила»

уроки этикета для детей и взрослых
01.07.2022 00:29

«Ты должен раствориться в этом наслаждении»

«Я никогда в жизни не буду предлагать людям каких-то опасных для них вещей…»
24.06.2022 00:26

«Профессия наша точно не умирает»

Ваше дело. Интервью №14.
17.06.2022 00:18

«Мне нос два раза ломали и оба раза за пределами бокса»

Ваше дело. Интервью №14.
03.06.2022 01:19

«Мне почти 80 лет. Держу голубей с 5 лет»

Водитель с 60-летним стажем о голубятне в центре Махачкалы
20.05.2022 01:18

«В 82-м году я не выдержал и пошел в аэроклуб»

Хранитель самолета
29.04.2022 02:16

«Это по силу любому, квалификация не нужна, рука быстро набивается»

возрождение водного спорта через серфинг
16.04.2022 00:32

Такой бардак, а люди звонят: привезите кровать

У нас почти все от импорта
08.04.2022 00:46

«У меня были лодки по цене шестисотого мерседеса…»

Интервью №8. Строитель лодок и маломерных судов.
18.03.2022 00:00

««Тещин язык» лучше держать в спальне…»

Флорист и дендролог о комнатных растениях и не только
08.03.2022 00:01

Дагестану нет смысла изобретать велосипед

Самый дорогой велосипед, который тебе приходилось чинить?
04.03.2022 01:22

У нас тут феминисткам делать нечего

ваше дело, интервью №5
23.02.2022 00:41

Чему учит дагестанцев московский повар

интервью №4, повар Олег
19.02.2022 00:14

"Свобода это иллюзия"

ваше дело, интервью №4, повар Олег
25.01.2022 08:00

"В прошлом году я лично убил 14 гюрза"

Я уже 35 лет на поле валяюсь.
16.01.2022 00:56

После Токио открыла в Махачкале кафе для веганов

А муж платит, когда приходит сюда?
07.01.2022 00:30

Я за всю жизнь не снял ни одной свадьбы

ваше дело. интервью №1. 2022 год
04.01.2022 00:58
 
Знаете больше? Сообщите редакции!
Телефон +7(8722)67-03-47
Адрес г. Махачкала, ул. Батырмурзаева, 64
Почта [email protected]
Или пишите в WhatsApp +7(964)051-62-51
Мы в соц. сетях:
Смотрите также

Обыкновенные акционеры Газпрома не получат дивидендов

предложение Минэнерго

22.05.2024 12:37

В. Путин присвоил звание «мать-героиня» жительнице Каспийска

указ президента

22.05.2024 12:17

«Ростелеком» запускает реферальную программу для партнеров B2B-маркетплейса

«Ростелеком» разработал агентский кабинет для предпринимателей — партнеров собственного маркетплейса ...

22.05.2024 10:30